Огромный крокодил

Даль Роальд

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Огромный крокодил (Даль Роальд)

В самой большой, самой коричневой и мутной от грязи реке Африки, высунув головы из воды, лежали два крокодила. Один из них был просто огромный. Второй — не очень большой.

— Знаешь, чего бы я хотел сегодня на обед? — спросил Огромный.

— Нет, — сказал Неоченьбольшой. — Чего бы ты хотел?

Огромный улыбнулся, показав сотни острых белых зубов:

— Сегодня на обед я бы съел славного, сочного ребёночка.

— Я не ем детей, — сказал Неоченьбольшой. — Только рыбу.

— Хо-хо-хо! — прогудел Огромный Крокодил. — Держу пари, что если бы во-о-он там барахтался сейчас в воде толстенький, сочный ребёночек, ты бы слопал его не задумываясь.

— He-а, не слопал бы, — возразил Неоченьбольшой. — Дети жёсткие и жилистые, горькие и гадкие.

Жёсткие и жилистые? — завопил Огромный Крокодил. — Горькие и гадкие? Какая несусветная чушь! Они сочные и вкусные — объеденье!

— Такие горькие, — продолжал гнуть своё Неоченьбольшой, — что без сахара не проглотишь.

— Ребёнок больше любой рыбы, — сказал Огромный. — Одной штукой наешься до отвала, и добавки не надо.

— Обжора ты, — сказал Неоченьбольшой Крокодил. — Другого такого обжоры во всей реке не сыскать.

— Другого такого храбреца во всей реке не сыскать, — сказал Огромный. — Я единственный, кто осмелился выйти из воды и сквозь джунгли добраться до города, чтобы полакомиться ребёнком.

— Да это было-то всего раз, — фыркнул Неоченьбольшой. — И к чему привело? Люди видели тебя и разбегались кто куда.

— Сегодня меня никто не увидит.

— Как же, не увидит, — усмехнулся Неоченьбольшой. — Разве можно не заметить такую страховидную громадину!

Огромный Крокодил снова улыбнулся, и его кошмарные зубы засверкали на солнце, как сотни кинжалов.

— На этот раз не увидят, потому что я составил секретный план. И разработал кой-какие остроумные трюки.

— Остроумные трюки? — воскликнул Неоченьбольшой Крокодил. — Это у тебя, что ли, ум острый? Да ведь другого такого тупицы во всей реке не сыскать!

— Другого такого мудреца во всей реке не сыскать, — ответил на это Огромный. — И потому меня сегодня ждёт праздничный обед, а ты плавай тут бревно бревном и урчи от голода пустым животом. Гудбай!

С этими словами Огромный Крокодил направился к берегу и выбрался на сушу.

На берегу в скользкой илистой грязи стояло гигантское животное. Это был Гиппопотам по прозвищу Гипер-Попинс.

— Привет-привет, — сказал Гипер-Попинс. — Любопытно, что заставило тебя вылезти из воды в неурочный час.

— Секретные планы и остроумные трюки.

— Ох, батюшки. Какую-то гадость небось задумал?

Огромный Крокодил улыбнулся Гипер-Попинсу и запел:

Скоро в мой пустой живот Вкуснотища попадёт! Вкуснотейшая вкусняшка Очень скоро попадёт.

— И что же это за вкусняшка? — спросил Гипер-Попинс.

— А вот угадай. Вкусняшка, которая ходит на двух ногах.

— Ты же не... — Гипер-Попинс не поверил своей догадке. — Ты же не собираешься сожрать ребёнка?

— Очень даже собираюсь!

— Ах ты мерзкая, кровожадная, прожорливая тварь! — закричал Гипер-Попинс. — Надеюсь, тебя поймают и пустят на мыло!

Огромный Крокодил жутко захохотал и потопал в джунгли, переваливаясь на кривых лапах.

В джунглях он наткнулся на Слона по прозвищу Хоботан. Он срывал листья с верхушки высокого дерева и не замечал Крокодила... пока тот не укусил его за ногу.

— Ой! — от неожиданности Хоботан громко затрубил. — Это ты, противное создание. Разве тебе не положено плавать в грязной жиже? С чем пожаловал?

— Секретные планы и остроумные трюки — вот с чем.

— Ты хочешь сказать — гнусные планы и гнусные трюки? — поправил его Хоботан. — Ты в жизни не делал ничего хорошего.

Огромный Крокодил злобно оскалился и пропел:

Я ребёнка — не рыбёшку Нынче скушаю на ланч. Нежно хрустнут ручки-ножки, Словно с корочкой калач!

— Ах ты мерзкая рептилия! Тупоголовый, вероломный изверг! Надеюсь, тебя пристукнут, прихлопнут и сошьют из тебя дамскую сумочку!

Огромный Крокодил отправился в густые джунгли, хохоча во весь голос.

Чуть погодя он встретил Обезьяну Кривлю. Кривля сидела на ветке и грызла орехи.

— Привет, Кроки, — сказала она. — Что поделываешь?

— Привожу в исполнение секретные планы и остроумные трюки, — ответил Крокодил.

— Хочешь орешков?

— Вот ещё — об орехи зубы ломать, — фыркнул Крокодил. — У меня на примете кое-что поинтересней.

Интереснее орехов? — удивилась Кривля.

— А то! — оскалился Крокодил и запел:

У него на голове Волосёнки-сёнки-сёнки, На руках и на ногах Пальчи-чики-чики-чики, А на пальчиках его Ноготочки-точки-точки, И в еду годится всё Без остатка-татка-татка!

Кривля задрожала всем телом.

— Ты же не станешь есть ребёнка, правда?

Ещё как стану! Причём со всей одёжкой. Одетые — они как-то вкуснее.

— Свинья ты, а не крокодил! — закричала Кривля. — Ужасное создание! Надеюсь, все эти пуговицы и пряжки застрянут у тебя в глотке!

Крокодил ухмыльнулся и произнёс:

— А я ведь и обезьян ем.

Хрясь! Один удар гигантских челюстей — и дерево, на котором сидела Кривля, словно косой срезали.

Но Кривля успела перескочить на соседнее и исчезла среди листвы.

Пройдя ещё немного, Огромный Крокодил заметил Пышку-Пташку. Пышка-Пташка вила гнездо на ветке апельсинового дерева.

— Здравствуй-здравствуй, Огромный Крокодил! — пропела Птица. — Не часто увидишь тебя здесь, в джунглях.

— Ну да. У меня секретные планы и остроумные трюки.

— Надеюсь, ничего отвратительного? — заволновалась Пышка-Пташка.

— Отвратительного? Не-е-ет! — ответил Крокодил. — Наоборот, пальчики оближешь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.