Две зимы

Яралёк Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Две зимы (Яралёк Ольга)

Annotation

Знаете ли Вы, что на юге тоже есть зима? Не задумывались, какая она? Как выглядит? Встречается ли с нашей северной зимой? Об этом маленькой Мари рассказал домашний попугай Тото, который был лично знаком и с южной зимой Жариной и с северной зимой Стужаной. Когда-то давным-давно, так давно, что этого уже никто и не помнит, две зимы поменяли. Северная зима пришла на юг, а южная на север. Что же из этого вышло?

Художник Любовь Петрова.

Ольга Яралек

Ольга Яралек

Две зимы

Сегодня, дружок, я расскажу тебе удивительную сказку. Впрочем, может быть, это и не сказка вовсе. Когда я была такая же маленькая как ты, моя бабушка рассказала мне эту историю, а ей поведала её бабушка. Итак…

– Что это, бабуля? – спросила девочка в пышном голубом платье, поглаживая большой глобус, стоявший на деревянной подставке.

– Это модель Земли, Мари, планеты, на которой мы живём.

Красивая высокая дама наклонилась к девочке и погладила её по щеке. Женщина выглядела так изящно и элегантно, что слово бабушка, казалось, относилось не к ней, но в комнате больше никого не было. Высокая причёска с перламутровой заколкой, длинное бархатное платье и лорнет – всё смотрелось гармонично и просто.

– По твоим глазам я вижу, что ты ещё хочешь меня о чём-то спросить. Спрашивай, дорогая.

– Что такое модель?

– Это изображение, которое упрощает оригинал, но в то же время даёт представление о его самых важных свойствах. Например, глядя на глобус, мы точно знаем, что Земля круглая. Что на ней шесть материков и пять океанов. Девочка обошла глобус кругом и воскликнула:

– Как замечательно! Что же ещё, бабушка?

– Ещё? Мы видим параллели и меридианы, экватор и полюса, северное и южное полушария.

– А в каком полушарии живём мы?

– В северном.

– А если бы мы жили в южном полушарии, то что было бы?

Не успела дама ответить, как амазонский попугай, сидевший на деревянной палке, подскочил и начал кричать, раскачиваясь.

– Совершенно забыла, – всплеснула руками дама, – наш Тото прилетел из южного полушария, из Бразилии. Это случилось как раз в канун Нового года. Ровно в тот же день, что и сегодня – 30 декабря. Он появился волшебным образом. Ты хочешь рассказать об этом, Тото?

– Наш попугай умеет говорить? – удивилась девочка.

– Конечно, умею, – ответил Тото, перелетая и садясь на плечо седой дамы. – Только не люблю это делать. Я вообще не люблю делать что-то, как все! Не люблю, когда на меня тар-р-р-ащатся, как на пугало.

Девочку опустила глаза и покраснела.

– Не смущай Машеньку, Тото, и не хитри. Ты можешь разговаривать только один раз в году перед Новым годом. Вот и расскажи нам, что с тобой произошло почти шестьдесят лет назад, когда ты был совсем молодым попугайчиком.

Попугай покачался на месте и, посмотрев на Машу одним глазом, потом другим, заговорил:

– Известно ли тебе, девочка, какие месяцы в Бр-р-р-разилии самые жар-р-р-кие?

– Июнь, июль, август? – неуверенно ответила Маша.

– Декабр-р-рь, январ-р-рь, февр-р-раль! – невозмутимо ответил попугай.

– Это правда, бабушка?

– Правда, дорогая. Земля наклонена относительно своей оси, идущей от одного полюса к другому, и находится к солнышку под углом. Когда северное полушарие полностью разворачивается к солнцу, там становится тепло, в это время южное полушарие от солнца отворачивается, там становится холодно. Поэтому, когда в северном полушарии июль и жарко, в южном полушарии тоже июль, но холодно.

– А есть такие места, где всегда жарко или всегда холодно?

– Посмотри на глобус. Вот здесь полюса. Они покрыты ледяным панцирем круглый год. Видишь большие белые пятна? Здесь всегда холодно и всегда лежит снег: и зимой, и летом. Но чем ближе к экватору, тем теплее и теплее становится. На экваторе всегда жарко. И зимой, и летом.

– Экватор-р-р – это вообр-р-ражаемая линия, котор-р-рая как р-р-раз и делит Землю на север-р-рное и южное полушар-р-рие, – подсказал Тото.

– Но однажды, много лет назад, всё стало наоборот.– Совер-р-ршенно вер-р-р-но! – подхватил попугай. – Я сидел на ветке и точил свой нос, как вдр-р-руг налетел ветер. Он был холодным-пр-р-рехолодным. Такого ветр-ра в Бр-разилии не бывает! Небо стало мр-рачным и солнце спр-ряталось за толстым слоем сер-рых облаков. Чтобы в Бр-р-разилии пр-ропало солнце! Катастр-р-рофа! Птицы поднимались с веток и улетали. Они летели на север. Меня тоже неудер-ржимо влекло за ними, но я ничего не делаю, как все. Я нахохлился, р-распушил пер-рья и остался сидеть на месте. Тут мимо меня пр-ролетела белая муха. Она плавно опускалась свер-рху вниз. «Какая глупая – подумал я. – Не спешит. Сейчас съем её». Я открыл клюв и схватил белую муху. Но во рту оказалась вода! Вот ещё одна муха полетела и ещё, а затем их стало так много, что я сбился со счёта. Они падали, не пер-реставая и вскор-ре, все листья и тр-рава были белыми. Даже на моей голове обр-разовалась белая шапка.

– Это, наверное, был снег? – спросила Маша.

– Вер-р-рно! Это был снег, но тогда я об этом не знал. В Бр-р-разилии снег – редкость! А тут поднялся настоящий бур-ран. Всё вокруг стало белым! Остался один несчастный попугай. И тут я увидел её. Она возникла из вихря снежинок. Огромная, выше пальмы, на которой я сидел. С белой, как мякоть кокоса, кожей, со снежно-белыми волосами собр-р-ранными в две длинных косы до самой земли. Её прозр-р-ачные голубые глаза смотр-рели на меня. Незнакомка пр-ротянула ко мне пр-розрачный, словно стеклянный, палец и поманила к себе. Я зажмурил глаза и услышал, как хрустит её платье из льдинок.

– Ты отважный попугай! Знаешь, кто я? – спросила она.

Не открывая глаз, я покачал головой.

– Я Зима.

– У нас как р-раз сейчас это время года – сказал я, пытаясь казаться вежливым.

– Сезон мой, но я не ваша. Я живу у полюсов и в умеренных широтах. Зовут меня Стужана.

– Что же ты делаешь здесь? – спросил я, постукивая клювом от холода.

– Мы с сестрой, зимой экватора и тропических широт Жариной, решили поменяться местами.

– Значит, где-то сейчас наступила жара?

– А ты забавный. Вот лети и узнай где.

С этими словами Стужана взмахнула р-рукой. Всё завер-ртелось. Белая пелена сомкнулась перед глазами, и я пер-рестал понимать, что происходит. Когда я очнулся, то понял, что лежу в луже. Небо было голубое-голубое. Не такое яр-ркое, как всегда, но хотя бы не серое. Это меня окрылило и я, подпрыгнув, встал на лапы. Вокруг не было ни одной пальмы! Огромный балкон со ступенями и колоннами уходил в пар-рк. Возле балкона стояла карета. Было жар-рко, это р-радовало. Мне вообще нр-равилось всё, что я видел. Я люблю новое. И новые запахи, и новые места.

Птицы щебетали на р-разные голоса, они были на удивление мелкими, не как у меня на родине. Повсюду звенела капель. На траве в парке цвели небольшие цветы, тоже мелкие и не такие яркие, как я привык видеть, но и они меня радовали. Что-то качнулось впер-реди. Я пр-ригляделся и увидел, что за дер-ревом с белым стволом кто-то стоит и с удивлением наблюдает за мной. Это была ОНА. Шоколадная кожа, чёрные волосы и карие глаза, вот что запомнилось мне, а ещё белозубая улыбка и блестящее изумрудное платье, по которому бегали разноцветные искорки. На шее сверкали радужные бусы на запястьях звенели браслеты. Она походила на райскую птицу. Движения были стремительными и точными. Красавица коснулась дерева, и оно тут же покрылось зелёными листьями. Я, несмело ковыляя, направился к ней.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.