Лёд между нами или Влюблён по должностной инструкции

Коркина Соня

Серия: От судьбы не уйдёшь [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Лёд между нами или Влюблён по должностной инструкции (Коркина Соня)

Коркина Соня

Книга 3.

Лёд между нами или Влюблён по должностной инструкции

   Глава 1.

  

    Настя.

   - Сегодня сборные начали прибывать на открытие чемпионата мира по хоккею с шайбой на льду. Болельщики встречали их в аэропорту. Наш корреспондент расскажет, как это было, - с дежурной улыбкой вещала телеведущая.

   Дальше я слушать не стала, потому что хоккей меня мало интересует. С некоторых пор. Даже вспоминать не хочу об этом. Успокоив взволновавшееся дыхание, я продолжила делать маникюр. Задумавшись, я не слушала репортаж. Из размышления меня вырвали следующие два слова.

   - ... Антон Чехов, - услышала я.

   Пузырёк с лаком упал на пол, заливая паркет бледно-розовым цветом. Этого не может быть! Почему? Почему из всех хоккеистов именно этот человек попадает в сборную? ПОЧЕМУ?!

   Вскочив с кровати, я начала судорожно одеваться, игнорируя то, что лак на ногтях ещё не высох. Не до маникюра! Если потороплюсь, то успею поговорить с начальницей до начала рабочего дня.

   Выскочив на улицу, мчусь на автобус. Успеваю заскочить в уже закрывающиеся двери и мысленно молю водителя ехать побыстрее. На нужной остановке вылетаю из дверей, расталкивая пассажиров локтями, и бормочу извинения. Практически бегом, несусь в офис турфирмы в которой работаю. Распахнув дверь, влетаю в холл и замираю на месте.

   Все, кто был в холле, раскрыв рот, уставились на меня. Мимоходом бросив взгляд в зеркало в коридоре, застываю, раскрыв рот. Неудивительно, что все так на меня смотрят. Причёска растрепалась на бегу, юбка перекрутилась, белая блузка перепачкана розовым лаком, а на ногах домашние тапочки, которые я забыла в спешке сменить на туфли перед выходом. Поправив причёску, я с достоинством по меньшей мере королевы, прошествовала в кабинет начальницы. Постучавшись вошла внутрь. Та, как и все остальные сотрудники, уставилась на меня, вытаращив глаза. Но внешний вид никак не прокомментировала.

   - Доброе утро, Лариса Игоревна. Простите за вторжение, но я хочу попросить поменять меня с кем-нибудь в группе для сборной по хоккею, - начала я.

   - Настенька, да ты что?! Как я могу тебя сменить? Ты хоть представляешь, какие деньги они отвалили за эти экскурсии?!
- ответила начальница, - Тем более, что ты единственная сих родным языком.

   - А как же Валя?
- робко спросила я.

   - Валя в декрете, ты же знаешь!
- нахмурив брови, ответила Лариса Игоревна, - Почему ты не хочешь работать с этой группой?

   - Нет, нет. Всё в порядке, - невпопад ответила я и вышла из кабинета.

   В коридоре я присела на диванчик, размышляя, что мне делать дальше. Надо вести себя так, как будто я его не знаю. Сделать вид, что мы незнакомые люди. Да! Это лучше всего. Приняв такое решение, я встала и поехала домой переодеваться. А оттуда направилась в гостиницу.

   Всю дорогу пыталась унять трясущиеся руки. Сейчас я увижу Его. ЕГО! Боже, да что со мной такое?! Прошло уже пять лет, а я всё брежу этим мерзким типом. Проклятый хоккеистишка! Ненавижу его!

   Войдя в здание гостиницы, направилась к администратору. Предъявив нужные документы, я получила пропуск на этаж, где проживали хоккеисты. В лифте долго не могла нажать на нужную кнопку. Руки тряслись так, что в пору диагноз "Паркинсон" ставить! Да что же это такое?! Разозлившись на себя, со всей силы саданула кулаком по панели. В итоге уехала на тринадцатый этаж вместо десятого. Выйдя из лифта, решила, что всё же лестница надёжнее. Но теперь к рукам присоединились ноги, и я с трудом, качаясь, как матёрый алкоголик, и держась за стенку, спустилась на три этажа вниз. Зайдя на этаж, принялась искать номер 143, в котором жил главный менеджер сборной.

   Найдя нужный мне номер, я трижды постучалась. Дверь резко открылась. Вот чёрт! А это точно номер менеджера?

   - Настя?!

   - Эм...
- только и смогла я выдавить из себя.

   Передо мной стоял тот, кого я больше всего на свете не хотела видеть. Антон Чехов. Нападающий хоккейной сборной. Звезда и надежда нашей страны, как говорили про него газетчики. В одних шортах он сверкал своей мускулатурой, сводя меня с ума. Словно и не прошло пяти лет. Руки, так же, как и раньше, затряслись от желания прикоснуться к его груди, а ноги ослабели, просто, от желания. Ненавижу этого человека! После всего того, что он сделал со мной, я всё равно хочу его! Я украдкой оглядела его с ног до головы. Совсем не изменился. Всё те же взлохмаченные русые волосы, сломанный нос, на котором, кажется, появилось ещё несколько переломов, густые брови, из-под которых сверкают зелёные глаза. Квадратные скулы, буквально кричащие о мужественности этого парня, сужаются и образуют узкий подбородок, с небольшой ямочкой посередине. Я снова и снова рассматривала его с ног до головы. Совсем не изменился. Разве что, повзрослел и возмужал, что сделало его ещё более привлекательным и сексуальным. Прошло пять лет, а я по-прежнему его люблю. Что за чёрт?! Я, как зачарованная, уставилась в его глаза, боясь даже моргнуть.

   - Чех, кто там?
- услышала я голос из глубины номера. Он-то и вывел меня из транса.

   - Эээ... Здравствуйте, - крикнула я в глубину комнаты, - Я ваш гид.

   - Гид?
- услышала я вопрос со стороны Антона.

   Из второй комнаты вышел мужчина, лет сорока. Невысокий с небольшим брюшком, но на вид нормальный, добродушный дядя. Он подошёл к нам и вопросительно посмотрел на меня.

   - Вы из агентства?
- уточнил он и, дождавшись моего кивка, продолжил, - Вас, кажется Наташа зовут?

   - Настя, - ответили мы с Антоном в два голоса.

   - Вы знакомы?
- недоумённо переводя взгляд с одного на другого, спросил мужчина.

   - Мы... пересекались. Раньше. Давно, - как-то коряво ответила я.

   - Да? Ну, ладно, - бодро ответил мужчина, видимо, тут же забыв об этом разговоре, - Меня зовут Семён Владленович. Я главный менеджер сборной. Давайте в гостиную пройдём и там обсудим подробности нашей с вами работы.

   Я прошла следом за ним в комнату и присела на указанное мне место на диване. Антон остался стоять у окна. Краем глаза я ловила каждое его движение, каждый его вздох и взгляд. Чувствуя себя, как кролик перед удавом, я с трудом выдавливала из себя слова. Ответы на вопросы вызывали особое затруднение, потому что для этого надо было сконцентрироваться на самом вопросе. А это было практически невозможно под пристальным и изучающим взглядом Антона. Вся его поза практически кричала о ненависти ко мне. Но, в тоже время, было в ней что-то другое. Какой-то интерес или недоумение. Он словно пытался понять изменилась ли я, и остались ли у меня к нему какие-то чувства.

   Следующие полчаса были для меня настоящей пыткой. Я пыталась не обращать внимания на Антона, но мои попытки с треском проваливались. Вскоре у меня затекла спина от неудобной позы. От напряжения я так неестественно сильно выпрямила спину под взглядом Антона, пытаясь доказать, что мне всё равно, что он смотрит, что сама пожалела об этом. Непривычно нагруженные мышцы горели огнём, в добавок к взглядам парня, кинжалами впивавшимися мне в спину. Я буквально физически ощущала их. И это, отнюдь, не облегчало ситуацию.

   Когда наконец разговор закончился и мы встали, я вздохнула с облегчением. Ещё лучше будет когда я выйду из номера. Там можно будет расслабиться и выдохнуть. А пока, оставшиеся пять минут, надо потерпеть. Стиснув зубы, я выдавила неестественную улыбку и протянула руку Семёну Владленовичу для рукопожатия. Тот, несильно сжимая, потряс её и проводил меня до двери. На пороге, уже выходя из номера, я не сдержалась и оглянулась, чтобы посмотреть на Антона. Тот всё так же хмуро разглядывал меня, сложив руки на груди. Я попрощалась и вышла в коридор.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.