Брухо (колдун) Аргентинская полночь

Виноградова Ольга

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Брухо (колдун) Аргентинская полночь (Виноградова Ольга)

      Пролог

      Вы, наверное, думаете заче я к вам пришла? По вашим глазам вижу, что именно это и думаете, хотя вы пытаетесь скрыть это под маской доброжелательности. Знаете, как я это определила? Глаза у вас стеклянные, а стекло тоже своего рода зеркало.

      Думаете, зачем мне, успешной с виду самке с золотой кредиткой квалифицированный высокооплачиваемый психолог? Вы, правы, он мне не нужен.

      Но...

      Все же я пришла к вам. Возможно, вы сможете мне помочь.

      Да, я была у... десяти или одиннадцати представителей вашей профессии. Нет, я помню. Всех по именам. Просто сомневаюсь, стоит ли одного включать в список - у нас был всего один сеанс, после чего человек попросил больше не приходить к нему.

      Верно. Если вы попросите, я удовлетворю вашу просьбу. Зачем неволить?

      Кстати, вы позволите за купить и сбросить туфли? Да, жмут. Новые...

      Спрашиваете зачем я их одела? Привычка хорошо выглядеть. Броня должна быть не только крепка, но и до блеска начищена. Ага, принцип.

      Итак, зачем я здесь?

      Хороший вопрос.

      Видите ли, пять лет назад со мной приключилась история и я хочу вам ее рассказать.

      Глава 1

      Это произошло в Аргентине. В канун Нового Года. Мы могли поехать куда угодно, но выбрали один из курортов на берегу океана ближе к экватору. Захотелось чего-то дикого, необузданного: много рома, текилы, кокса и распаленных жарой мужчин. Да, мы собирались трахаться направо и налево, благо наши 'папики' закрывали глаза на мелкие курортные шалости. Сами грешны...

      А кто не грешен в нашей жизни? Ну, я таких не знаю.

      А вы смешной, доктор. Вы уверены в тех, кого готовы назвать безгрешным? Готовы вместо них встать под камни? Даже младенцы не бывают невинными. Я не преувеличиваю - я знаю.

      Странно звучит, правда?

      Нормально?

      Для кого?

      Вы правда смешной, доктор. Простите меня. Я не со зла смеюсь над вами. По-доброму. Можете мне не верить. Я, знаете ли, сама никому не верю. Нет, та история не при чем, родилась такой - неверующей.

      Кстати...

      Жара в аэропорту была дикая. Она просто сбивала с ног. Валила на пол и катала по грязным плитам. Моя одежда, если тонкий белый топ без бюстгальтера под ним и шорты с посадкой на бедрах можно назвать таковой, мгновенно промокли от пота. Кондиционер то ли не работал, то ли его не было вовсе. Моя подруга - Иры, толком не смогла добиться объяснений от сотрудников VIP-зоны аэропорта. Они говорили на английском так плохо, что ее дипломированный по специальности переводчик мозг был не в состоянии переварить их ответы. Парни стояли и смотрели через плечо Иры - они пялились на мою, фактически голую грудь, и улыбались ослепительной белизны зубами.

      Что вы, доктор, никакого стеснения. Мне есть что показывать. А в то время я еще и к мужчинам по-другому относилась.

      Как?

      Вы узнаете. Обязательно.

      Вернемся.

      Вместо отдельной линии паспортного контроля нас почему-то запихнули в общую очередь вместе с какими-то местными крестьянами. От них жутко воняло. Устав после перелета, я с трудом сдерживала тошноту и желание устроить скандал. Ноги, спрятанные в сапоги на высоких каблуках - мы все же улетали зимой, когда в Москве было минус двадцать - жутко устали. Мышцы спины скручивало невыносимой болью.

      Да, старая травма. Занималась художественной гимнастикой. Там и повредила спину. Но это никакого отношения к делу не имеет. Просто чтобы вы поняли мое состояние в тот день: раздражение, злость и желание послать всех. Ага, именно туда...

      Наверное, это и стало причиной.

      Знаете, в Москве как-то еще выбираешь кого послать, а кому попу подставить, а там мы считали себя неприкосновенными: туристы, белая кость. Если кого и допустим до тела, то только массажистов со стерильными руками. Мы считали нам позволено все и приехали купить это все. Паники в деньгах не ограничивали. Только почему-то эти деньги не смогли помочь нам решить проблему с персоналом аэропорта. Из всех пассажиров бизнес-класса одни мы с Ириной стояли в вонючей очереди среди потной аргентинской быдлоты.

      Я вытирала лицо и шею бумажными платками, комкала их и бросала на пол. До урны было рукой подать, но возле нее притулился бомжеватого вида мужик. Его спящее тело без ботинок, в дырявых носках, вызывало отвращение на физическом уровне, поэтому урну я игнорировала.

      Вдруг, я ощутила на себя откровенный мужской взгляд. Мне не привыкать к ним, и за час пребывания в знойной стране, я уже достаточно их поймала: тайные стеснительные, приглашающие облизывающие, восхищенные, откровенные похотливые. Последних было больше всего. Но этот взгляд...

      Он высмеивал меня.

      Он будто ставил на мне клеймо - шлюха.

      Не отрицаю, так и было, но знать это одно, а наткнуться на плакат в центре Москвы с твоей обнаженной натурой, телефоном и недвусмысленным предложением - совершенно другое.

      Я взбесилась и стала рыскать по толпе, выглядывая наглую тварь, но она ускользала от меня. Наконец, подруга не выдержала и спросила:

      - Лен, ты чего?

      - Да смотрит кто-то, неприятно, - передернула плечами.

      - Брось, на тебя половина очереди пялиться, а те кто насмотрелся уже, те ушли в туалет дрочить, - безразлично пожала плечами.

      Ирка девка боевая. Язык, что бритва. Режет и по живому. Чтобы общаться с ней привычка нужна и шкура непробиваемая. Первое я давно приобрела, со вторым родилась.

      - Нет, этот не так смотрит...
- раздраженно повела плечом, всматриваясь в толпу.

      Ира промолчала.

      Я перебирала человека за человеком, но не находила того, кто издевался надо мной. Его взгляд елозил по мне. Все такой же беспринципный и издевательский, но при этом я четко ощущала - его владелец сам не отказался бы поиметь меня. Разок. А потом дать сапогом под зад. И не обычным сапогом, а измазанным в навозе сапогом, чтобы след остался.

      А потом...

      Все мужчины в зале одновременно посмотрели на меня. Все до единого. И все они молча кричали - шлюха.

      Мне стало страшно.

      Я мгновенно замерзла.

      Тело колотила крупная дрожь.

      Мне казалось, еще немного и все эта толпа бросится на меня и оприходует прямо там. Грязно, жестко и...

      Простите, доктор... Можно мне воды? До сих пор трудно вспоминать этот момент. Спасибо. За воду. За остальное я вам плачу.

      А потом все кончилось. Словно и не было ничего: ни озабоченных мужиков, ни липких взглядов, ни мороза коже. Я снова окунулась в духоту и вонь аэропорта.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.