Шамо - посланник небес. Глава Художник

Филин Иван Сергеевич

Серия: Безгрешный [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

            Трилогия    Безгрешный.

     Книга вторая    Шамо - посланник небес.

                       Глава

                      Художник.

Я смотрел на людей и поражался, ведь все они несли в себе свет, не видеть который невозможно, но никто из них не проявлял этот свет, отдавая себя тьме. Мне больно было смотреть на них. Живя, они страдали, но жизнь - это дар, великий и единственный. Мало кто из людей жил, реализую себя. Почти все, предавая свой дар, обрекали себя и других на большие страдания. И потом я понял, что они бояться показать себя, они боятся быть неповторимыми и пытаются быть, как все. Свет внутри не угасал и пытался выбраться наружу. И чтобы погасить его, люди прибегали к утехам и наслаждениям, разрушая свое здоровье и приближая смерть. Для многих из них смерть казалась единственным спасением от этого света. Другие же шли на поводу себе подобных, совсем ничего не различая и не понимая. Они могли убить, украсть или сделать зло, совсем не задумываясь, что будет дальше, что был отнят дар великий - жизнь.

Я пытался попросить ночлег, но, едва поняв, что у меня нет денег, меня прогоняли. Приют я нашел поздно ночью. Ветхий дом, дверь которого открыл худой человек.

- Можно попросить у вас приют, на одну ночь? попросил я.

- Мне нечего предложить вам, я беден.

- Я не ищу богатств, только крышу над головой и более ничего.

Человек с впалыми щеками пропустил меня в дом. Маленькая лучина едва освещала его.

Стол и скамья, на которой спал хозяин бедного дома, были единственными в комнате.

- Мне даже негде уложить вас. Я очень беден.

- Но почему вы так бедны?
- спросил я.

- Судьба моя такова.

- Вы сами хозяин своей судьбы.

- Я не могу делать то, чего хочу. А когда делаю то, что мне не по нутру, у меня ничего не получается.

- А что вы хотите делать?

- Я делаю вот это. Он показал мне желтый лист бумаги. Я взял рисунок и долго разглядывал его в свете лучины.

На нем с удивительной добротой была нарисована девушка.

Она печально улыбалась, как будто сожалея о чем-то.

Потом я поймал себя на мысли о том, что мне хочется смотреть на рисунок, он пленил своей красотой, в нем не было ничего лишнего, только добро и красота.

- Я нарисовал ее такой, какой запомнил.

- Но она не умерла.

- Для меня умерла - тихо ответил художник.

Он достал бутылку крепкого вина.

- Я хранил ее очень долго. Пришло и ее время, - ,сказал он, открывая вино.

Я лишь немного пригубил терпкое вино. Художник, который осушал вино довольно быстро, хмелел все сильней. И с каждым разом его душа открывалась все больше. Если раньше я видел в нем бедняка и страдальца, то теперь передо мной сидел творец.

Он показал мне еще несколько своих рисунков.

- Это мой самый первый.

Я смотрел на раскидистое дерево,  рядом с ним стоял человек, сначала я подумал, что это карлик.

- Его рубили пять дней, когда его срубили солнце исчезло, положенный день и ночь была тьма, и только потом появилось солнце, но я уже не видел света в сердцах.

Он дал мне другой рисунок.

Множество людей с лицами, словно маски, поклонялись богатому баю с жирным слащавым лицом обжоры, который смотрел на голодных и восхвалял свою власть и себя.

- Это князь, он пришел в наши края внезапно, он богат, и у него много людей и оружия. После его прихода я не увидел ни одного человека, только маски.

На следующем листе была нарисована смерть, она протягивала свои цепкие руки к тем, кто не носил масок.

- Он убивал тех, кто не был ему повинен?

- Да, - тихо ,ответил художник.
- Некоторые сами не хотели жить.

Я понял, что среди них были его друзья и близкие.

Следующий лист показывал худого и изнеможённого человека, лицо без маски, обезображенное горем и бедой. Ужас и боль были в каждом штрихе рисунка. Человек полулежал на земле не в силах сопротивляться, он был готов к смерти, если бы не взгляд полный решимости и затаившейся любви, еще живущей в нем.

- Это я после смерти тех, кто был рядом. Я пять лет не рисовал, а потом получился такой рисунок.
- Художник протянул мне лист.

На том же человеке была маска, в глазах скорбь и печаль, и удивление от того, кем он стал.

- Тогда я потерял веру в людей и проклял тот мир, в котором живу, для меня не было света, только лишь тьма. И когда я рисовал тени, я не бедствовал, рисунки покупали. Я захотел рисовать свет, мне надоели тени, мне надоел сумрак нелюбови и ненависти ближнего, я не мог жить в сумраке и рисовать его, тогда я сбросил маску. Но рисунки мои не покупали, они не находили ответа в сердцах людей.

Потом мой дом сожгли, а мне пришлось поселиться в этой хижине, где нет света даже для художника. Я стал попрошайкой, потому что не мог найти в себе силы рисовать ужас мира, в котором живу.

Не мог найти в себе силы, чтобы убить себя. Я был близок к той, что прибирает к себе тех, кто без масок.
- Художник немного помолчал.
- Не очень давно я увидел ее. Она шла по улице, по которой и я ходил. Она дышала воздухом, которым и я дышал, она шла по земле, по которой и я шел. Увидев ее, я не мог поверить глазам своим, но была это не смерть, а жизнь и моя любовь.

Художник протянул мне первый рисунок, который я уже видел, я еще раз посмотрел на него и поразился той разнице, что теперь увидел в этом рисунке.

Добро и любовь против смерти и горя. Один рисунок о любви поражал все рисунки о страданиях.

- Почему она не с тобой?

- Она выбрала другого.

- Как ты это пережил?

- Одно спасение - я рисовал ее. У меня не было денег на бумагу и краски. Я не ел иногда целыми днями, но я рисовал ее углем на стене, на песке, а потом она умерла в моём сердце. А я живу, и не знаю, для чего и кого. Но эту смерть, похоже, я и сам не смогу пережить. Такая пустота внутри… - Он не договорил, надолго задумавшись.

- Рисуй свет, - посоветовал я.

- Он тут никому не нужен.

- Просто его никто не видит.

- Но у меня нет ничего. С этими словами он откинулся назад, разводя руками. Я посмотрел в его глаза: скорбь, печаль и отчаяние, но где-то там затаилась любовь.

- У тебя будет бумага и краски, сколько захочешь.

Я не буду рисовать.

- Ты не сможешь не рисовать. Однажды найдя себя, невозможно уже более потерять себя.

- Я потерял все, свою любовь, близких друзей, деньги.

Ты не потерял себя, ты смог снять маску - это главное. То, что внутри тебя не подвластно потерям и смерти.

- Но зачем я живу?

- Чтобы рисовать свет, и только тот сможет его нарисовать, кто познает, что такое тьма.

На глазах художника навернулись невольные слезы.

- Не терзай мою душу, ты, странник, и назавтра ты уйдешь, а я останусь.

Останусь, чтобы жить, а я этого так не хочу. Все это время я хотел убить себя, но так и не смог, я очень слаб, а когда встречу свою смерть, буду повинен.

- Ты будешь счастлив оттого, что живешь, я не уйду, пока не помогу тебе.

Я уснул прямо на полу, на лавке спал пьяный художник, уже в который раз он топил свою не жизнь в крепком вине, не видя, насколько близок выход.

Рано утром я пошел искать работу. Художник еще спал, а я не стал будить его.

Люди спали, и пустынные улицы города были спокойны. Я побродил немного по городу, чтобы осмотреться. Со временем людей становилось больше, в основном торговцы, они шли на рыночную площадь, чтобы занять свои места и успеть побольше продать. Вслед за ними просыпались ремесленники и слуги.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.