Выверты судьбы

Коханова Ирина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Выверты судьбы (Коханова Ирина)

Коханова Ирина(Гвела)

Выверты судьбы

   =1=глава

  Ненавижу! Почему я?! Почему мать оставила меня с отцом, а брата забрала?! Это так называется, нас поделили поровну?! Ненавижу!!!

  -Терк, ты был сегодня в школе?
- делает вид правильного и заботливого папаши, но при мне можно и не показывать подобное представление. Я знаю, какой ты истинный, отец.

  -Был, - говорю коротко и сухо. Разговаривать с ним для меня тяжело и противно, всегда стараюсь ограничиться малыми фразами.

  -Врешь. Мне звонила твоя классная требуя прийти, - с медового голоса, он перешел в разряд раздраженного.

  Внутренне я весь сжался, зато сил хватило не показывать это внешне. Лениво откинувшись спиной на дверной косяк, скрестил руки на груди, и пофигистично посмотрел на пылавшего злостью отца.

  -Пропустил три дня, из-за работы. Наверстаю.

  -Сколько заработал?
- тут же меняется отец, скидывая в сторону дивана, выходной и единственный пиджак и бутафорскую папку.

  Он не работает уже два года, с тех пор как это стал делать я. В свои семнадцать совмещать учебу и работу сложно, но я привык. К тому же всех денег он от меня все равно не получает.

  -Жрать есть чего?
- он раздевается до семеек и носок, топает на кухню.

  Растрепанного, матерящегося, часто пьяного и лениво валяющегося на диване отца видеть привычнее.

  -Гаденышь, а что-нить посущественнее приготовить не мог?
- недовольно орет отец из кухни.

  -На что бабла хватило, то и сделал, - не выдерживаю я, сразу же сожалею, что вырвалось. С отцом так нельзя...

  -Смотрю, голосок прорезался?
- ехидно произносит он, подходя ко мне.

  -Соскучился?
- ухмыляюсь я, понимая, что сам только что спровоцировал его. Но ничего, мне не привыкать. Три года продержался, выдержу и последний. Восемнадцать и совершеннолетие не за горами...

  -В спальню, - приказ отдан как собаке. Не пытаюсь даже возражать, со сломанными ребрами и носом, как последний раз было, валяться не хочется. Поэтому иду в спальню. Уже давно я перестал гнобить себя разными мыслями, тупо давая отцу то чего он хочет, и иногда получая физическое удовольствие и сам. К тому же, чтобы убрать с себя запах этого ублюдка, сегодня же вечером, как обычно, найду себе партнера на час, и оторвусь по- полной. Радует то, что природа надо мной сжалилась сделав меня геем. Быть натуралом было бы невыносимо.

  Спальня... место, где мои первые кошмары перетекли в полный пофигизм к такой жизни. И ненависть к своему отцу, матери и брату. Тому брату, которому повезло! Тому, брату, что живет в достатке и любви, не зная голода, унижений, побоев и насилия... Но ничего, завтра мне выплатят достаточно денег на работе, и я наконец смогу раздобыть информацию об удачливом братишки, тогда и начну мстить.

  -Чего застыл в дверях, забыл порядок?!
- толкнул в спину отец.
- Раздевайся, и на кровать.

  Я глумливо похихикал про себя, отец терпеть не мог заниматься этим на полу, жалуясь, что потом у него все коленки стеры и болят ноги. У него стерты, а что тогда говорить мне?

  Снять черную безрукавку и штаны, проблемы не возникает. Нижнего белья я давно не ношу, понимая, что это просто трата лишнего времени.

  -Хороший мальчик, - поглаживает он меня по спине и заднице. Я привычно отрешаюсь от мира, пока он подготавливает себя. На кровати становлюсь к нему задом, прогибаясь в спине, так ему нравится больше всего. Палец, смазанный слюной, мазок, и сразу же входит, резко и на всю длину. Сжимаю зубы, понимая, что надо перетерпеть, и скоро все будет в норме.

  Трахаться с отцом привычно и то, что в этом процессе он не заботиться обо мне, радует. Так ненавидеть его проще.

  -Ты шлюха, как и твоя мать!
- начинает он свою привычную песню. Зато я многое узнал благодаря этой его привычке.
- При разводе ободрала меня как липку!

  Толчки становятся грубее, пальцы болезненно впиваются в бедра. Терплю, сжав зубы. Доставлять удовольствие он не умеет и не хочет.

  -Твоего брата забрала с собой. Ну, как же, сука! Он же старший, наследник, блять! А мне достался ты, - злые слова, хлопок по заднице. Привычно понимаю, что скоро кончит.

  -Хотел бы я брата твоего отодрать. Он на год постарше, наверное и посмазливей будет.

  Напрягаюсь, через силу заставляю себя успокоиться. Если этот урод позарится на моего брата, как оказалось, старше всего на год, то я его убью точно! Брат только мой, и ни кому другому он не достанется! Мстить ему, мо личная привилегия.

  За спиной рычание, жесткие толчки, и он повисает на мне толстой бесформенной массой.

  Скидываю его в сторону, поднимаюсь. Он уже храпит. Ублюдок! Говорят у подонков сон крепкий, могу подтвердить, что это правда. Отец теперь не проснется до утра.

  Подхватываю одежду и иду в душ, надо отмыться от его запаха. А затем в бар, на поиски очередного мальчика на одну ночь.

  Пока стою под струями теплой воды, вспомнился первый мой раз с отцом.

  Мне было четырнадцать, он приперся тогда в полный ноль. Я осторожно уложил его, доволоча от двери к дивану в зале. Хотел было отстраниться, как он прижал меня к себе. Я потрепыхался пытаясь выбраться, ни ничего не вышло. Пролежав так несколько минут, отец мутным взглядом посмотрел на меня, и сказав " шлюха", впился в мои губы жестким поцелуем. Я просто одеревенел, не понимая, что происходит.

  Пусть пьяный, но силы хватило перевернуться и подмять меня под себя. Я как затравленный зверек лежал и смотрел на перекошенное багровое лицо своего отца.

  -Шлюха, - снова повторил он, и поцеловал, второй рукой срывая с меня одежду. Двигаться мне не давал страх и сильно прижимающая к двину рука отца.

  -Папа, - пролепетал я, - что ты делаешь?

  -Заткнись, тварь!
- удар кулаком в лицо, заставил меня замолчать. Болезненно, но не смертельно. В шоке смотрел как отец лежа на мне стаскивает мои трусы, а затем свои.

  А дальше, переворот меня на живот, мои всхлипы, мольбы чтобы он опомнился. Я же его сын, но он только зло что-то выкрикивал и попытался войти в меня. От ужаса, я просто ревел в голос, уже перестав трепыхаться. От перепития член отца был полувялым, что в тот раз меня спасло от разрывов, и слишком болезненных ощущений. Елозил он на мне долго, все никак не мог кончить. Когда он наконец-то угомонился, и заснул на мне, я тихо, с трудом, выполз из-под него и как слепой побрел в ванную. Просидел, под душем ревя и разрывая себе душу, до самого утра. Отец, как ни в чем не бывало постучал в дверь ванной, и поинтересовался жив ли я или умер, и не получив ответа, хмыкнув ушел в зал.

  Меня поражала его способность упиваться в усмерть, а на утро быть как огурчик и что характерно, помнить все, что чудил по пьяни. Следовательно, он помнил и не раскаивался о своем поступке. Какое же омерзительное чувство.

  Через минуту стук в дверь повторился. Я не открыл, и даже не пошевелился. Отец, пинком вышиб дверь, словно она была и не закрыта вовсе, положил мне чистое белье и одежу на столик, и со словами: "Опоздаешь в школу", вышел.

  Я одевался как сомнамбула, так же весь день проходил и в школе. Мысли тогда были разные, сначала хотелось повеситься от стыда, потом убить отца, и много вообще всякой фигни в голову лезло, в итоге пришла мысль, что надо найти мою мать и брата, чтобы отомстить им обоим, за то что бросили меня с этим поддонком. А чтобы найти я должен вырасти, стать совершенолетним, чтобы это ублюдок не мог приволочь меня обратно, и конечно, же подкопить денег для поисков. Вечером, когда я вернулся домой, поползновение и очередной трах, я воспринял спокойно, зная что у меня теперь есть цель, а это так - второстепенные незначительные помехи. Но по сути, я просто обезопасил себя, чтобы не сойти сума от происходящего.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.