Мой воздух - Ты

Багандова Ная

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Ная Багандова

Мой воздух - Ты

   Пролог.

  Сегодня, когда мне давно не 19 лет, я вспоминаю прошлое с улыбкой. Без сожаления. Конечно же, какая-то доля грусти теребит старые раны, и то только потому, что я скучаю по людям, которых невозможно кем-то заменить или забыть...

  Прошлое не станет настоящим, не перерастет в будущее, но оно научило меня любить, ценить и отличать искренность от лицемерия. Поток моих мыслей, этот рассказ - это своего рода искренее желание сказать прошлому "Спасибо" и отпустить его.... Навсегда.

   1 часть. Друг моего брата.

  Я жила в обычном провинциальном городке в Дагестане, ходила в школу, была активистом города и танцевала в ансамбле. Затем, закончив школу, поступила на психологический факультет одного из местных ВУЗов. Обычная жизнь. Но в 19 лет все резко изменилось.

  - Заира, там внизу тебя спрашивают, спустись пожалуйста- зайдя в танцевальный зал, ко мне обратился наш хореограф - Ариф.

  Я быстренько спустилась на 1 этаж и то, что я увидела повергло меня в шок. Передо мной стоял мой старший брат Ильяс, которого мы считали умершим. Боже, я даже шевелится была не в состоянии. Мой брат, мой родной человечек... Обморок. Когда меня привели в чувства, Ильяс крепко обняв меня, целовал мои руки, а я просто плакала. Широко раскрыв глаза, чтобы убедиться, что это все не сон, я увидела ребят с зала. Они стояли рядом и явно были напуганны. Естественно, ни о каком возвращении в зал и речи не могло быть. Пока мы были в дороге, оба молчали. Дома оказывается уже знали все. Мама, сидя на диване, от эмоций, что переполняли ее, не могла остановить слез радости. Было решено завтра же сделать мавлид. Потихоньку начали приходить соседи и родственники. Мы не спали до ночи следующего дня.

  Поговорить с братом наедине мы смогли только перед сном, когда мавлид закончился и никого, кроме братьев и родителей в доме не осталось.

  - Зайка, сестренка, можно войти?

  Я, улыбнувшись, села на кровать и рукой позвала его сесть рядом.

  - Рассказывай, что случилось тогда?
- нетерпеливо спросила я, накрывая его руку своей.

  - Честно? Самое банальное. Я был в заложниках, сидел прикованый к батарее. И таких ребят, сестра, очень много. Во время второй чеченской без вести много кто пропал. Но мало кто в живых остался- брат нервно вздохнув встал и начал ходить по комнате.

  - Когда меня вытащили оттуда я 39 кг весил- вновь нервный вздох- я в таком виде просто не мог перед вами появиться, мама бы сошла с ума. Да и выживу ли я с таким истощением никто не знал. Документов не было, от бессилия говорить я не мог. Тот, кто меня нашел в подвале, с собой забрал в Питер. Я ходил к психологам. Так, потихоньку, восстановил здоровье и память. И вернулся - подойдя ко мне Ильяс протянул руки, желая меня обнять. Я не раздумывая кинулась в самые теплые объятия моего брата. От чего то хотелось плакать. От осознания того, что он жив и, наверное, от боли, что накопилась за годы его отсутствия.

  - Ильяс, я не минуту не сомневалась, что ты жив, я так тебя ждала- тут мои эмоиции взяли верх, и уткнувшись в шею брата, я заплакала.

  - Тшш... не надо плакать, я же здесь родная. Пожалуйста, перестань, вытри слезы. Ты уже такая большая стала, такая красивая. Имам тебя не обижает?

  - Нет, он просто меня не замечает, так даже лучше. Мне вполне хватило драк с ним в детстве.

  Улыбнувшись, брат поцеловал меня в висок и крепче прижал к себе. Что же произошло тогда, в далекие девяностые? Ильяс работал водителем у одного бизнесмена, занимающегося нефтяным бизнесом. В один день он, как обычно, ушел на работу утром, а в обед к нам пришли из милиции. Машина бизнесмена была найдена на обочине дороги, с побитыми стеклами и вся в дырках от обстрела. Машина была в крови, но ни водителя, ни самого бизнесмена в машине не было. Примерно через месяц семья хозяина машины получила анонимное письмо о том, что бизнесмен жив, но они все моментально изменят, если семья не даст выкуп в сумме 10 миллионов рублей. Тогда это была огромнейшая сумма. Начались новые поиски, все ниточки вели в Чечню. Но не одного ни другого так и не нашли. Через четыре года тело бизнесмена нашла его жена, прямо у дверей дома. Но про Ильяса мы так ничего и не узнали. Не могли похоронить, но и верить, что он умер никто не желал.

  С Имамом у нас с детства были натянутые отношения, он ревновал, считая, что меня любят больше чем его. Я была младшей и единственной сестрой. И то приемной. Меня удочерили совсем крохой, мои родители погибли. А приемные родители- дядя и тетя по папиной линии. Так что Ильяс и Имам итак получались братьями, только двоюродными.

  Поговорив еще немного брат ушел спать. И я, со счастливым сердцем, уснула.

  Так проходили дни, мы отпраздновали мой день рождения, 19 лет. Ильяс закрыл для меня ресторан, все было просто незабываемо. Как и следовало ожидать, Имам даже не поздравил меня. Зато ребята из ансамбля, которые были для меня семьей, очень дружной и веселой, устроили нечто. Мы и пели караоке, и танцевали все, что было и не было в нашем репертуаре, ребята даже сценки показывали смешные, после которых животы и щеки болели от смеха. 16 марта - один из самых ярких дней моего прошлого. Мой день рождения, моя первая любовь...

  К Ильясу должен был приехать тот самый друг, который жил в Питере. И приехал он в мой день рождения. Ильяс очень хотел познакомить его с родителями и родственниками, как раз тогда все были в сборе. Станцевав очередной танец я заметила, что у стола родителей собрались родственники и поспешила туда. Высокий, атлетического телосложения, с черными как ночь волосами мужчина был окружен моими родственниками. Подойдя ближе я увидела как отец пожимает ему руку и говорит слова благодарности. Наверное, заметив мой любопытный взгляд, все обернулись на меня. Боже, что это со мной? В миг я перестала чувствовать ноги, забыла как дышать. Я утонула в этих черных глазах. Он тепло улыбнулся и протянул мне руку, а я... Что я? Я не могла отвести взгляд, не могла выбраться из омута глаз, которые меня приворожили. В себя пришла я от голоса брата:

  - Сестренка, ты чего?
- тихо слегла толкнул меня в бок Ильяс- тебя поздравляют же!

  Как же мне стало стыдно! Это надо же при родителях и брате так нагло смотреть на мужчину. "Ну Зайка ты тормоз" сказав самой себе, я наконец поблагодарила брюнета и засмущавшись удалилась в уборную. "Что это было сейчас?" - спрашивала я сама себя, чувствуя до сих пор как ноги меня не слушают, а руки дрожат. Немного успокоившись, приведя себя в порядок, я вышла к гостям. Все время, пока он был в зале, я не находила себе места, эта бесконечная дрожь не проходила, воздуха явно не хватало.

  Заиграла зажигательная лезгинка и танцевать выходит моя двоюродная сестра и... Он?! Он умеет танцевать? Да еще и так?! Сказать что я была в шоке- значит ничего не сказать. Амина была бы не она, если не стала бы глазами заигрывать с ним. Ребята сделали круг в центре которого танцевала пара, все хлопали и не сводили с танцующих глаз. Я же как сидела так и осталась не сдвинувшись с места.

  "Чертова Амина!! Стоп! Чего это я?! Кажется я совсем голову потеряла. Боже, я что, ревную что ли?! Я?! Нет, ну это совсем уму не постежимо. Так, надо успокоиться и отвести взгляд. Блин!!! Не могу!" - мой монолог, наверное, прекратился бы еще не скоро, если бы не роза, поднесеная прямо к моему лицу.

  - Станцуешь со мной?
- добрая улыбка и глаза... В этих глазах терялся мой покой и рассудок в тот момент. Сделав глубокий вдох и встала и пошла танцевать. Танцевать с тем, о ком позже пролила много слез, но ни о чем не смею жалеть сейчас. Это была моя судьба. Я видела много профессионалов, которые могли заставить восхищаться знанием лезгинки, но каждое его движение в ритм музыки, каждый жест и эмоция, из под опущенных глаз я словно все видела и пропускала через свое сердце.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.