Свадьба, свадьба кольца, кольца

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Я швырнула сумку в кресло и потерла лицо ладонями. Пффф…. Нет, я предполагала, что меня отец не больно-то любит….. Но не до такой же степени! А может, я ему неродная? Точно, надо сделать экспертизу ДНК, и если я не его дочь - аля-улю, адьос, амиго! Я забегала по комнате кругами. Так, надо мой волос и его волос. Блин, папа и так почти лысый, у него, наверное, каждый волос на учете!

Бред. Полный. Надо сесть, успокоиться и подумать. Надо.

Двумя часами ранее.

- Знакомься, доченька, это твой будущий муж, - с ласковой угрозой сказал папа.

- Очень приятно, - машинально откликнулась я. ЧТО?! МУЖ?! С другого конца стола на меня внимательно смотрел совершенно незнакомый мужик. Мне стало смешно. Блин, средние века.
- Папа, а что все это значит?
- поинтересовалась я. Лучше бы не интересовалась…. Все и так известные мне факты вывалились мне на голову тут же. Я-то привычная, а вот будущий муженек ошалел, мягко говоря. Лицо у него было такое, выразительное….

- Ты бестолочь, абсолютно бездарный и бесполезный член общества, - четко и спокойно объяснял отец.
- У тебя совершенно пустая голова, не способная думать ни о чем, кроме шмоток и глупостей. Оставить все тебе я не имею права - все рухнет через два дня после моей смерти. Чина - умный взрослый человек….

- Простите, Чина - это сокращенно от Чингачгука?
- полюбопытствовала я. Папенька побагровел, предполагаемый Чингачгук пошел пятнами.

- От Чингиза.
- Процедил он. Я покивала со значением.

- А меня Лера зовут, - радостно сказала я, желая сгладить впечатление. По-моему, не удалось.
- Простите, Чингиз, а вы уверены, что оно вам надо?

- Что именно?
- уточнил мужик.

- Ну, получить деньги такой высокой ценой?

- Лера! Заткнись!
- рявкнул папа.

- Заткнулась, папочка, - пропела я и села рядом с Чингизом. Тот покосился на меня. А я его рассматривала. Казах, или татарин - скорее, казах. И этим все сказано. Красивых казахов вообще мало, как говорят… метисы красивые. У казахов - своеобразная внешность. Ладно, я тоже не Анджелина Джоли.

- В общем, так. Завтра подписываете контракт, через неделю - свадьба. Две недели вам на медовый месяц, - усмехнулся отец.
- А дальше - за работу.

- А свадьба какая будет?
- спросила я. Папа закатил глаза. Выражение его лица означало: ‘Ну, что я вам говорил? Только шмотки и глупости!’ - Я имею в виду, казахская?

- Нет, обычная, - подумав, ответил Чингиз. Я кивнула.
- Лера?

- Да?

- Я бы хотел завтра, до подписания брачного контракта, поговорить с вами.

- О чем, господи?
- удивилась я.
- Ну, хотите, давайте, поговорим…. Во сколько?

- В девять утра?
- с каким-то подтекстом спросил Чингиз.

- Хорошо, - я как раз с пробежки вернусь. И даже помыться успею.

- До завтра тогда, - боже, это он так улыбается?! Мама, роди меня обратно! Я боюсь жить в этом мире, где всякие Чингизы улыбаются улыбкой голодного крокодила! А мне с ним спать, между прочим!

Через два с половиной часа.

- Пап, дай волос, - забежала я к нему в кабинет. Они с Чингизом по-прежнему сидели с какими-то бумагами.

- Что?
- даже папа растерялся. Я с пинцетом наперевес подбиралась к его голове.
- Лера, ты сдурела?

- Пап, я же тебе такие интимные вопросы не задаю? Дай волос!

- Лерка, прекрати меня позорить!
- папа начал наливаться краской, как клоп - кровью.

- А ты не жадничай! И вообще, одним разом больше я тебя опозорю, одним меньше?
- я изловчилась, и выдрала у него из головы волос. Довольно потрясая трофеем, я ускакала. За дверьми раздался какой-то раскатистый звук. Я притормозила и прислушалась. Боженьки мои, это ж Чингиз так смеется! Жуть какая….

Да, за деньги в нашей стране сделают все. Даже экспертизу ДНК посреди ночи! Я уныло рассматривала бумагу, в которой было четко сказано, что мой отец - это мой отец. Мда, а такая стройная версия рухнула….

***

- Итак, о чем вы хотели со мной поговорить?
- я болтала ногой и ела яблоко. Мы были в саду, я на качелях каталась, Чингиз просто подпирал спиной яблоню. Зацветет скоро….

- О нашем с вами деле.
- Мне кажется, или ему тяжело начинать говорить?

- Слушаю вас очень внимательно, - заверила я, отталкиваясь от земли.

- Лера, сколько вам лет?

- Двадцать три. А вам?

- А мне тридцать шесть.

- Здорово.

- Вы думаете?
- усомнился Чингиз.

- Ну, тридцать шесть - лучше сорока пяти, однозначно. Во всяком случае - в моей ситуации. Давайте перейдем на ты и к делу, - предложила я.

- Хорошо. Я хотел поговорить с вами о контракте и будущей семейной жизни.

- Давайте, - не стала я спорить.
- Вы будете говорить, а я слушать.

- Контракт составлен таким образом, что если мы его подпишем - назад хода не будет. Развестись мы с вами не сможем. Без потерь, я имею в виду.

- М?
- я с сожалением выкинула огрызок.

- Если мы разведемся, то все состояние вашего отца перейдет в кое-какой Фонд.

- Понятно, - кивнула я.
- Допустим, мне понятен мой мотив не разводиться. У вас какие мотивы? Вернее, зачем вам на мне жениться.

- Во-первых, слияние капиталов. Во-вторых, когда-нибудь, пора.
- Сухо пояснил Чингиз.

- Династический брак. Мама дорогая, двадцать первый век шагает по планете….

- Мы с вами взрослые умные люди, - тяжело вздохнул Чингиз. Я приосанилась - меня такими комплиментами не часто баловали.
- Давайте обговорим определенные моменты заранее, сейчас.

- Какие именно?

- Например, супружеской верности.
- Выдал Чингиз. Я вытаращилась на него.

- И как нам быть с супружеской верностью?
- вздохнула я.
- Хранить и беречь как зеницу ока?

- Хотя бы щадить друг друга, - сердито ответил Чингиз.

- А, то есть мы с вами за день до свадьбы договариваемся, что если и будем изменять друг другу - то по-тихому, так?
- мне было смешно. Чингиз пошел пятнами.

- Вы передергиваете.

- А вы ерунду говорите. Ладно, не переживайте по поводу верности. Мы с вами-то спать будем?

- Если вы того хотите, - все, мужик как огнетушитель.

- Я думала, это вы детей хотите, - слегка удивилась я.

- Хочу, но немного позже.

- Так, Чингиз. По-моему, переговоры зашли в тупик.

- Если я узнаю, что у меня рога растут - его в асфальт закатаю, а тебя дома запру, - тихо сказал Чингиз. Я задумчиво цыкнула зубом.

- Другой разговор. А мне что делать, когда я узнаю, что вы мне изменяете? Асфальтоукладчиков нанимать?

- С вами невозможно разговаривать, - он вытер лоб.

- Привыкайте, - посочувствовала я.
- Хорошо, с супружеской верностью определились. Дальше.

- Я не собираюсь ограничивать вас ни в чем.

- Совсем-совсем?
- уточнила я.

- В разумных пределах, - поспешно сказал он.

- А… - разочаровалась я тут же.

- В деньгах, свободе выбора, времяпрепровождения, - начал перечислять Чингиз. Я слушала очень внимательно.
- Жить будем вместе. Отпуск, приемы - вместе. В душу друг другу не лезем. Вас устраивает это?

- А у меня выбор есть?
- фыркнула я.
- По рукам. Пошли контракт подписывать… женишок.

Я вздохнула и спрыгнула с качелей. Пошатнулась, меня тут же придержали за локоть. Я запрокинула голову, рассматривая его. Кожа такая смуглая - не загорелая, а именно смуглая. Глаза цвета заварки, нос плоский, по-моему, ломаный, в нескольких местах. Скулы высокие, глаза узкие. Губы тонкие. На шее можно чайный столик ставить, сутулый немного, высокий. Хотя я ему по плечо.

- Вы только меня не обижайте, - серьезно попросила я. У него такое лицо странное стало - то ли удрать хотел, что ли засмеяться.

- Никогда, - так же серьезно пообещал он. Я вздохнула, сняла с его плеча гусеницу, пересадила на яблоню. Он проводил ее взглядом. Я вздохнула еще раз, взяла его под руку и повела в дом. Контракт подписывать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.