Трофей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Лера

Трофей

Сердце твое двулико,

Сверху оно набито

Мягкой травой, а снизу

Каменное, каменное дно...

Я же своей рукою

Сердце твое прикрою,

Можешь лететь

И не бояться больше ничего....

Он закинул голову наверх и прищурился. Из-за ливня толком ничего было не разобрать, темно-синее небо нависло над замком и равниной, струи воды лупили что было мочи по крышам, лицам, конским спинам.

- Ну и где она?
- пробормотал он себе под нос.

- Вон она, господин, - услужливый и глазастый паренек мотнул острым подбородком вверх и в сторону.

- Ты кто?
- мрачно поинтересовался он.

- Кайлом звать меня, господин, - заулыбался паренек.

- Нда? Не ты ли нам ворота открыл, Кайл?
- мужчина нехорошо прищурился. Улыбка парня немного померкла, но потом снова засияла еще шире.
- Ты, вижу. Рассчитывал на достойную награду?

- Я...

- Надеялся, - кивнул сам себе мужчина и наотмашь полоснул парня по шее коротким мечом для ближнего боя.

- Ну и зачем, Лайл?
- недовольно спросил ближайший помощник, Берн.

- Достойная награда для достойного поступка, - тот, которого назвали Лайл, закинул меч в ножны и снова закинул голову, пытаясь отыскать на темнеющем фоне человеческую фигуру.
- Предал прежнюю госпожу - и меня предаст.

- У тебя мозги набекрень, - вздохнул Берн и отошел назад, негромко раздавая указания. Нужно было разместить усталых людей, всех накормить, расставить караулы, да и за местными присматривать нужно было в оба глаза. Не все радовались смене правящего дома. А Лайлу нужно было отыскать прежнюю госпожу и ознакомить с указом Его Величества. Согласно этому указу, замок Торшон вместе со всеми окрестными землями, деревнями, скотом и людьми переходил во владение Лайла, кавалера и хранителя Алмазного Дождя.

- А, вон ты где, - он, наконец, зацепился взглядом за неподвижную фигуру на каменном зубце. Если бы она не шевельнулась, он бы ее не заметил - но ветер-предатель качнул ее фигуру, и выдал.
- Держи, Берн, - он сунул другу перевязь с мечами, кольчугу и куртку.

- Штаны сразу сними, - посоветовал Берн, - чего уж там. Порази воображение леди.

- Успеется, - хмыкнул Лайл и быстро взбежал по ступеням наверх. Местами площадки были разрушены - где-то от времени, где-то от ударов магии. Его людей магии, между прочим. Он простоял под этими стенами целых три дня, как дурак. И теперь ему было очень интересно, кто руководил обороной. Не муж, это понятно. Был бы муж жив, его, Лайла бы в живых не было.

И как, спрашивается, эта сумасшедшая баба забралась на зубец? Ни лестницы, ни ступеньки, ни уступа, ничего. Вообще.

- Милая, ты вьешь там гнездо?
- проорал он сквозь дождь. Женская фигура не дрогнула. Он фыркнул, как лошадь и вытер лицо.
- Спускаться будешь?

Ничего. Ноль эмоций. Железная баба, - восхитился он мельком, оглядываясь. Камней, крупных и поменьше, навалено было в изобилии.

- Вот что интересно, милая, - он с натугой перетащил один валун к каменной кладке.
- Как вы, женщины, нами вертите! Поразительно, поразительно. Я, к примеру, вместо того, чтобы праздновать победу, отогреваться у огня и пить вино, строю черт знает что, лишь бы с тобой поговорить. А?

Он глянул на нее. Силуэт неподвижен - даже одежду ветер не треплет - потому что дождь промочил ее насквозь.

- Кстати, кто руководил обороной?
- продолжил он болтать, сваливая камни.
- Очень, очень талантливый человек. Да. Если бы не этот ваш Кайл, пришлось бы мне еще денька четыре тут торчать, как забытая клистирная трубка. Ты знаешь, что такое клистир, милая?
- Куча, наконец, достигла нужной высоты и надежности, и он быстро вскочил на изъеденную ветром и дождями площадку.

- Вид, конечно, красивый, милая, - согласился Лайл и дотронулся до ее плеч, ожидая чего угодно - крика, слез, толчка и попытки сбросить его со стены. Он не ожидал, что она такая мокрая и холодная - не теплее тех камней, которые он таскал. Он с силой повернул ее лицом к себе, щурясь от косых струй дождя, вгляделся в ее лицо.

- Зачем залез?
- хрипло спросила она.

- Да ты не глухая, - восхитился Лайл.
- Вот радость-то какая!

- Я еще и не слепая. И не слабоумная. Чего залез, говорю?

- Ознакомить тебя с указом Его Величества.
- Честно ответил он.

- Так ознакомь и проваливай.

- А ты тут будешь стоять?
- уточнил Лайл, запуская руку за пазуху.

- Не твое собачье дело, - ласково ответила она.

- Ух ты, а я-то думал, ты леди!

- Ух ты, так ты думать умеешь, - бледные до синевы губы презрительно искривились.
- Вот радость-то какая.

- Не зли меня, милая, - прищурился он.

- Ой, не пугай, - она снова скривилась и перевела взгляд за его спину.
- Где там указ... Его нового Величества?

- В куртке оставил, - сокрушенно вздохнул он.
- Спустимся?
- Внизу топтались его ребята, хмуро поглядывая на женщину и без одобрения - на самого Лайла.

- Вон он, - она качнула острым подбородком на грудь Лайла.
- Давай сюда. Что там, роспись надо поставить?

- Ты еще и грамотная, - снова восхитился он.
- Клад, а не женщина. Расписываться чем будешь?

- Найду, чем, - хмыкнула она и подняла руку. На ней оказалась промокшая от крови и дождя повязка. Она равнодушно содрала ткань, и даже Лайл поморщился. Ему, конечно, тоже сдирали повязки на живую, но...
- Сойдет? Для нашего нового кровавого Величества?

Пока он отвлекался на свои мысли, она успела вытащить из мокрой косы длинную шпильку и черкануть кровью на пергаменте. Шпилька звякнула об камни, а рука снова спряталась в складках промокшего платья.

- Спускайся, - серьезно сказал он, убирая пергамент в тубу и за пазуху.
- Поговорим. И о новом Величестве, и о старой жизни, и о новой жизни.

- Болтун, - усмехнулась она и сильно оттолкнулась ногами. Назад.

Он успел схватить за концы взметнувшегося шарфа, но гладкий и мокрый шелк выскользнул из пальцев, как вода. Женское тело выгнулось дугой, подхваченное ветром, взметнулся веер брызг, кто-то закричал, мелькнула белая кожа, в ударе молнии высветились черные провалы глазниц, и само лицо - счастливое до предела. Без предела. Молнии лупили совсем рядом со стенами, исступленно, неистово. Ветер-предатель, ветер-насмешник положил ее бесчувственное тело у ног Лайла. Из-за спины доносились молитвы пополам с ругательствами.

- Дела, - выдохнул он и глянул на свои руки. Пальцы тряслись.

Оставить ее здесь? Закончить начатое ей самой?

Он с трудом поднял каменное неподвижное тело и обернулся к своим людям.

- Лайл...

- Заткнись, Берн.

- Ты уверен в том, что делаешь?

- Еще бы, - хмыкнул он, спускаясь с нагромождения камней. Голову вело. Руки отваливались. На спине явно открылась рана. На бледной перламутровой коже бриллиантами лежали капли дождя, взблескивая в свете факелов, мокрая черная коса мерцала, как змеиная чешуя.

***

- Кто вы и что делаете в моей кровати?
- хрипло спросила она, едва открыв глаза. Он с кряхтением потянулся, чувствуя, как поскрипывают все суставы.

- Память отшибло, милая?
- с усмешкой спросил он, а она нахмурилась. Какое-то смутное воспоминание сквозило в памяти, как будто выныривая и снова погружаясь в темную воду. Дождь. Вчера была гроза.

- Извините. Я вас не помню.
- Он смерил ее странным, как будто остановившимся взглядом и кивнул сам себе и ей.

- И правда, не помнишь. Ну, я не гордый. Узнаешь?
- он без особого почтения вытряхнул из трубки грязный и местами мокрый пергамент.

Она впилась глазами в бурый росчерк в самом низу бумаги и прерывисто вздохнула.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.