Друзья навечно

Савельева Валерия Андреевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Друзья навечно (Савельева Валерия)

О нет, она не могла похвастаться тем, что знает его всю жизнь, что познакомилась с этим парнем ещё в детстве и всегда мечтала быть вместе. Первый курс, новые знакомые, новые друзья... Хотя был ли он её другом уже тогда? Да, наверное, да, но не со стороны парня, который честно признался когда-то, что вообще заметил девушку в компании только ближе к Новому году. До этого — не признавал.

Странный и нелюдимый, он всё же был удивительно харизматичен. Чем-то притягивал к себе, заставлял верить. И она верила, с каждым днём всё больше — влюбилась, была очарована дурацким упорным мальчишкой. Хотя он долгое время не верил в людей, даже их не признавал друзьями...

Три парня и она — картина маслом. Девушка, которой природа дала быть настоящей красавицей, но которая этого не ценила. Пацанка, в школе перетягивающая грудь резиновыми бинтами, чтобы "не мешалась". В институте она изменилась, хотя и немного. Всё равно такая... Да, она понимала, что совершенно не привлекает парней, но так надеялась, что он, её лучший друг, увидит когда-нибудь девушку в ней.

Но проходило время — первый курс сменился вторым и третьим. Ох, она не волновалась, что любимый может в один прекрасный момент найти себе кого-нибудь, ведь он так нелюдим, надо долгое время подбираться к нему, чтобы растопить сердце и проложить к нему путь. Чтобы он начал верить тебе, доверять. Она была просто счастлива находиться вместе с друзьями, наслаждаться теми мгновениями, когда давно уже понявшие парни убегали "за выпивкой", оставляя их одних. И он не брезговал лежать у девушки на коленях, слушая музыку из одной маленькой капельки наушника, потому что вторая была у неё. В наушниках мужской голос напевал многим известное и обожаемое парнем "Роксэ-эн", а девушка улыбалась, перебирая его волосы и радуясь, что он достаточно пьян, чтобы настолько себя распустить. Она просто наслаждалась жизнью и своей дружбой. Растапливала холодное сердце, уверяла, что друзья и любовь — это хорошо, что стоит раскрыть сердце, позволяя другим занять там место...

Она улыбалась, соглашаясь, что может сходить в кино одна и не этим сеансом, когда столкнулась с ним у касс кинотеатра, где друг ждал девушку. О нет, не её... а "свою девушку", милую и сексуальную нимфетку с тоннами косметики на лице, такую, какие часто нравятся парням — миниатюрную, красивую, идеальную. И плевать, что если бы наша главная героиня проявила к себе чуть больше внимания, то могла бы стать такой же. Даже когда она была идеальной, ОН никогда не смотрел так...

И потому она улыбалась и даже была искренна — радовалась, что друг счастлив. Только вот спускаясь с крыльца разбила коленки, перед глазами стояла пелена — наверное, тоже от счастья? Занимала деньги ему на свиданки, видела мечтательную улыбку при воспоминании о той девчонке-школьнице и ничего не могла сказать, только согласно кивала и, вставая на носочки, чтоб дотянуться, трепала парня по голове. И сожалела... порой, было жаль, что это именно она так долго стремилась растопить его сердце.

Она всегда улыбалась, даже сидя на его свадьбе рядом с невестой и развлекая её, будто клоун или дополнительная тамада. Улыбалась, а сама украдкой вытирала слёзы, потому что сердце разбивалось на тысячи осколков. Одинокая и никому не нужная, порой девушка даже жалела, что ей в друзья всегда попадались парни. Ах, вернуть бы всё назад, стать фифой на каблучках и с тонной косметики, такой, которой было бы даже опасно расплакаться на чужой свадьбе, чтоб тушь и подводка не потекли.

Друзья практически не встречались с того времени, остальные двое женились ещё раньше, ОН был последним. Закончилось время чудесной дружбы, остался только конверт с договором, на котором стояли подписи их четверых: "Друзья. Друзья навеки", и она, его хранительница. Девушка даже помнила карандашную приписку, который сделал её любимый карандашом: "Мы друзей на бабу не променяем". Увы, променяли, хотя и созванивались постоянно, но не встречались.

Она была ещё молода, она была красива, умна и амбициозна. И добилась от себя привязанности к каблукам и одежде с женственными силуэтами. В школе и институте всегда думала, что такое поможет привлечь мужчин, но...

Прошло десять лет. И им всем по тридцать пять, а её одинокая "холостяцкая" квартирка всё такая же маленькая, но четверым хватает места. И всё так, как было почти пятнадцать лет назад, когда они каждый месяц собирались здесь. Только она чуточку осунулась, да и они тоже уже не те молодые красавцы. Двое развелись, и только он, её любимый живёт всё с той же "нимфеткой". Что же говорить о самой девушке... бизнес-леди, упорно добивающаяся цели, красавица, лицо которой тронула лишь усталость, но не морщины. Однако одинока... Что такого отталкивающего и пугающего в хрупкой женщине? Почему никто не любил её?

И вот опять вино, суши, бутылка ликёра и немного коньячка. Нет, хозяйка квартиры почти не пьёт, в вот мужчины уже под градусом. Разговоры о молодости, об институте, ностальгия и предложение открыть-таки ж договор, потому ведь собрались.

Разорван старый конверт, развёрнут листок, и тихий голос мужчины, которого она когда-то обожала, разрывает воздух:

— Глупо... когда мы это подписали? На втором курсе?

— Да, в начале, — отвечают ему.

— Хорошее правило! — возмущается она, кусая губы. — Хорошее! Только благодаря нему вы здесь, со мной...

И в первый раз за столько лет они, наконец, видят её слёзы. Дрожащие плечи поникают, ладони закрывают лицо, желая скрыть боль.

— Глупое... — будто вердикт.

— Зато ты был со мной благодаря нему! — улыбка. — Знаете, теперь это смешно так, но тогда, давно, я так тебя любила. И ради этого конверта могла быть рядом, — смех, только вот никто, кроме неё, не смеётся.

— А я ради него до последнего тянул и не мог позволить себе поменять тебя как друга на тебя "как бабу". Даже Настя была больше заменой, согласись, похожа же?

Она кивнула, вновь улыбаясь. Широко, но неискренне. И оба понимали, что уже ничего не исправить, ведь у него любимая семья, красавица Настенька и близнецы, которые в этом году пойдут в первый класс; а одиночества, сковавшего её душу, уже никто не растопит, если только не найдётся когда-нибудь такого же упорного и понимающего, какой была она, откалывая лёд от сердца возлюбленного. Но девушка знала — такого не найдётся. Не для неё, и не на этом свете!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.