Все, что захочешь

Смирнова Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Все, что захочешь (Смирнова Наталья)

Версия сайта : http://gay-country.ru

SverhuVniz

Всё, что захочешь

Это я

Отличный сегодня день! Солнечный и яркий. Солнце греет во всю мощь, посылая лучи по небу пронзительно-голубого цвета. Такое небо бывает только летом. Я шёл по улице и улыбался счастливо, невольно подстраиваясь шагами в такт музыки, что звучала в моих наушниках. Почему я такой счастливый? Да потому, что в сумке у меня лежит свеженький диплом маркетолога-аналитика. Между прочим, очень престижная профессия и высокооплачиваемая. Я уже предвкушал, как крупные фирмы и компании будут рвать меня на части, предлагая выгодные условия, контракты и оплату труда. Без лишней скромности скажу, что диплом мой имеет красную корочку, сам я довольно симпатичный молодой человек, двадцати четырех лет от роду. Моя макушка на ростомере в кабинете врача достигает до отметки сто семьдесят восемь сантиметров, стрелки весов колеблются в районе семидесяти кило, показывая, что дистрофией я не страдаю. Внешность моя привлекательна. Ну, а что? Кто ещё вам меня опишет, как не я сам себя любимого? Девушка-парикмахер, что меня стрижёт, дохнет над моими волосами, называя их цвет «тёмный блондин». Шевелюра у меня густая и без всяких намёков на завитки. Абсолютно прямые профилированные пряди чёлки спадают на лоб и достигают переносицы. Виски удлиненные, волосы прикрывают мочки ушей, а сзади ложатся на шею, не достигая воротника рубашки примерно на сантиметр. Классный причесон! Дальше. Самое примечательное во мне – это глаза. Они разного цвета. Прикиньте, так бывает. Один глаз у меня карий, а другой – темно-серый. Окулист мне что-то втолковывала про генетический сбой, но мне это по барабану. Вы только представьте, светловолосый вьюноша, то есть я, с разными глазами, прямым носом, губами, как у Дженсена из «Сверхъестественного», и ямочкой на одной щеке. Вот, когда я улыбаюсь, ямочка эта и проявляется. Улыбка – моя визитная карточка. Это моя мама так говорит. Когда мне что-то нужно у неё попросить, сразить наповал прекрасную половину человечества или обезоружить в ходе прений упёртого оппонента, я пользуюсь своим уникальным даром – деморализация противника с помощью жизнерадостной улыбки. А ещё я глазами делаю так: долго смотрю в лицо собеседнику, стараясь вложить в свой взгляд всю глубину и очарование, на которое способен. Этому я ещё научился в детском саду. Меня любили все: нянечки, повара, медсёстры и заведующая. Музработник не могла представить без меня ни одного утренника. Стихи я декламировал звонко, с выражением, ещё и пел, оставаясь запевалой в нашей группе на протяжении всей своей детсадовской жизни. В школе мой пыл не угас. Начальные классы ознаменовались моим активным участием в школьной самодеятельности, что совсем не мешало учёбе и первой любви – темноволосый угрюмый мальчик в очках с тяжёлой роговой оправой; мне он казался загадочным и недосягаемым, все его обзывали очкариком и зубрилой. В средних классах моя любовь, не найдя ответной реакции, постепенно угасла. В выпускном году к нам пришёл молодой учитель физкультуры, в которого влюбились все наши девчонки и я, не желая видеть очевидного – физрук интересовался исключительно девушками, на него не действовала ни моя очаровательная улыбка, ни продолжительные многочисленные взгляды, ни высокие спортивные результаты: я из кожи вон лез, чтобы быть сильнее, выше и быстрее. Всё это закончилось растянутой связкой на ноге и твёрдой четвёркой по физ-ре, которая перекрыла дорогу к золотой медали. Технику же любви пришлось осваивать со своим давним другом, который, как оказалось, был влюблён в меня ещё с детского сада. Это мы выяснили на выпускном вечере, допивая бутылку шампанского и предвкушая процесс экспериментального исследования, который состоялся в том, чтобы выяснить, как далеко мы вообще способны зайти в поисках истины. Зашли мы дальше некуда, так глубоко, что я был готов расцарапать Пашке лицо, прощаясь со своей девственностью. И тем не менее, мне понравилось – отдаваться, зависеть и осознавать, что это именно я даю безумную вспышку эмоций, заставляя своего партнёра терять остатки разума и стонать в голос от восторга. С того раза мы и стали встречаться постоянно, совершенствуя технику секса методом проб. И вот сегодня я совершенно счастливейший человек, при дипломе, иду по улице и думаю о своём будущем.

В общем, шёл я такой весь из себя красивый и расслабленный, походкой супер модели от бедра с радужными мыслями в голове. Такого парня, как я, оторвут с руками и ногами. Ну, а про мою ориентацию никому знать необязательно. Это личное дело каждого, я считаю. Да и в наше время никого этим не удивишь. Кажется, что многие уже смирились, что гей – это не психическое отклонение, а особое состояние и мышление, позволяющее любить того, кого выбрало сердце, не взирая на идентичный пол обожаемого субъекта.

На следующий день я, разослав своё резюме по е-мейлу в несколько фирм и компаний, сидел на диване и лениво листал модный журнал. Звонков почему-то не было. Это наводило на всякого рода подозрения и размышления. Видимо, там офигели от такого резюме и приходили в чувство, решил я. Ну, что ж. Подождём.

- Юрка! – ко мне подлетел мелкий. – Введи пароль на компе, не будь жмотом. Хочу поиграть.

Да, я ведь совсем забыл сказать, что меня Юрием зовут. А мелкий – это мой брат, лошара, которому четырнадцать лет.

- Вадька, отвали, - я щёлкнул его по веснушчатому носу. – У тебя руки кривые. Иди на улицу, бегай.

Братик засопел и побрёл к телефону звонить своим дружкам. Так они сразу и пойдут с ним гулять. Сейчас Вадик пойдет у матери деньги клянчить, а потом поведёт мальчишек в магазин чипсами угощать да лимонадом. Вот за жрачку они с ним и гуляют. Любят они пожрать, особенно на халяву.

- Юра! – Это мама из кухни меня зовёт. – Ты есть хочешь?

- Хочу. Сейчас приду.

Мама у меня молодая. Ей чуть за сорок. Работает секретаршей. Хорошая у неё работа. Попечатала, отдохнула, в канцелярию сходила, по кабинетам, пришла, снова отдохнула. В обед в интернете сидит, на дневниках и форумах. Общается с такими же сдвинутыми дамами, как и она. У них там интересы свои, фигурнокатательные. На важные звонки отвечает. В пять часов вечера уже и домой едет. Рай, а не работа. Сиди себе за компьютером да трубку телефонную поднимай.

Дома она помешана на бытовой технике. Всё у неё есть. Мы едим и хлеб её, и кулинарные изыски из микроволновки и мультиварки, и пироги ещё каждую неделю выпрашиваем.

- Света-а-а! Свет-а-а! – бабушка орёт из своей комнаты. Лежит она у нас. Уже как полгода. Мама спешит на голос.

- Что?

Ну и зачем она спрашивает? Всё равно же бабка ничего толком не скажет. Она у нас только за нами повторять может. Пришёл как-то я к ней. Она уже изоралась вся. Дома только я. Смотрит на меня и говорит:

- Главное, чтобы костюмчик сидел.

Какой костюмчик? У неё, похоже, совсем крыша поехала. Говорю ей:

- Сидит твой костюмчик, не беспокойся.

Так она меня не отпускает и прямо со слезами на глазах всё про костюмчик твердит. Вот и пойми, что ей надо?

Мать что-то побормотала. Похоже, опять ругается, что простынь мокрая. Эти простыни в тазике в ванной уже достали. Они воняют. Не, я понимаю, что из-за одной простыни мать машину запускать не будет. Да и когда ей? Утром постель сменила и на работу побежала, стиралку только вечером может включить. А что я? Чуть что, сразу я. Между прочим, я учился.

Блин, когда же это закончится? Вы не подумайте, я бабушку свою очень люблю, но ведь это не жизнь - вот так в кровати лежать, не вставая.

Вот так и живём. Хочется уже из этого дома вырваться в большую самостоятельную жизнь. Не слышать бабкиных воплей, материных причитаний при уборке каждую субботу, что мы её уже все достали и скоро в гроб вгоним, ни мелкого, который вечно лезет в мой комп, и спит со мной в одной комнате. И что самое отстойное, я даже парня не могу к себе привести. Да.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.