Какая нелепость...

Ан Юли

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Какая нелепость... (Ан Юли)

КАКАЯ  НЕЛЕПОСТЬ...

Молодая женщина в домашнем халате стояла посреди кухни с тетрадью в руке. Откашлявшись, она с выражением прочитала заголовок стихотворения:

- Где ты счастье моё?!

Затем она многозначительно посмотрела на персону с постным лицом и, ничуть не смутившись её мрачного вида, воодушевлённо принялась читать ей следующие строки:

- Спасибо,  Господи,  за  всё:

За  жизнь,  любовь  и  пониманье,

Что я живу среди прекраснейших людей,

Кто так навязчиво печётся о моём сознанье.

Мне легче объяснить себе, когда

Душа полна смятений и страданий  -

Нет больше сил роптать, негодовать -

Вся  жизнь сплошное зазеркалье.

Ты видишь в ней обиду – это гнев в тебе,

Обманы… - значит, ты не доверяешь.

Признав, что все проблемы кроются в твоём уме,

Ты этим их уже искореняешь.

Нет худа иль добра - всё от ума!

Пора бы отказаться от порочащих регалий.

Однажды изменив себя,

Ты рабство в своём сердце отменяешь.

Мы обязательно придём к тому,

Что нужно жить и радоваться каждому мгновенью.

Себя любить, других щадить,

Меняя образ жизни и воззренье.

В Деньгах – свобода и комфорт,

В почёте Слава, Власть и Уваженье.

Но обладая только ими – ты  глупец!

Ведь счастье было в Добрых Отношеньях.

Татьяна захлопнула толстую тетрадь и с гордостью вскинула глаза на женщину, которая, не проронив ни слова, принялась демонстративно намывать посуду.

- Мама, между прочим, Женька эти стихи сам написал, - обратилась она к сердитой женщине.
- У него столько талантов! А ты каждый раз мне говоришь о нём такие гадости. Ну, какая он тебе «пьянь подзаборная»? Как у тебя только язык поворачивается такое сказать? – возмутилась Татьяна, пытаясь оправдать в глазах матери своего обожаемого мужа.

- А от кого вчера разило, как от пивного бочка? – подала голос Дарья Потаповна, намывая энергично посуду.

- Вчера Евгений после работы зашёл к Павке-скульптору, и они пригубили по рюмочке. Ты же знаешь, такое происходит крайне редко. И стоит ли вообще на это обращать внимание? Они друзья юности, вспомнили там своё… - она махнула рукой.
- Я тоже хороша… перед сном ему столько всякой мерзости наговорила. А тут ты опять муссируешь эту тему. Что мне второй вечер, по твоей милости, из жизни выкидывать?! – она приблизилась к матери.
- Мам, ну давай, наконец, оставим эту тему. Нам что, с тобой поговорить уже больше не о чем? – она прижалась к плечу матери, коснувшись губами её щеки.

- Да, о чём с тобой говорить?
- отстранилась она от нее.
- Если ты рта не даёшь открыть о своём муженьке дегене…

- Кстати, - с загадочным видом перебила её Татьяна, - а ведь Женька закончил свой проект. И на днях получит большой гонорар за свои иллюстрации.

- Гонорар, гонорар! Целый год я только и слышу о нём. Опять одни проекты, когда уже будут, наконец, результаты?! Сидят два дармоеда на моей шее, - она остервенело постучала себя размокшей красной рукой по воображаемому загривку.
- Скажите, пожалуйста, замуж она вышла за рисовальщика! Он хоть бы в выходные дни делом занялся! А то – нет, стишки с намёками сочиняет и ложки свои стругает!
- она вдруг сделала уж совсем неприятное лицо и ехидно так заговорила: - Я вот только никак не пойму, и кому его деревянные «поскребушки» в наше-то время нужны, а? Вон «выстругал»… – женщина кивнула в сторону сидящего за столом пацанёнка лет трёх, который с аппетитом доедал кашу.
- Это, пожалуй, его единственная достойная работа. А так бы… Ух! – она сжала кулак.
- Давно бы уже такого зятька взашей вытолкала.

- Э-хе… - вздохнул малец, облизывая ложку.
- Вкусно.

- Конечно, вкусно, моя кровиночка, баба для тебя всё сделает, не то, что этот твой…

- Мама, хватит! А то я сейчас на тебя уже совсем обижусь. Евгений хороший отец, и ещё я его люблю. Разве недостаточно уже только за это к нему относиться снисходительно?

- Нет! Мне, вот, недостаточно! – взвизгнула Дарья Потаповна.
- Мужик обеспечивать должен свою семью, а иначе нет ему уважения!

- А он и не «мужик», - миролюбиво, но с гордостью заявила Татьяна, - а с большой буквы мужчина! И потом, бывают же разные обстоятельства.

- Бывают, но у нашего только одни: создавать видимость трудяги и возвращаться домой под хмельком!

- Мам, ну, что ты опять говоришь? Когда такое было?!

- Ха! Вчера и было! Пьянь, она и есть пьянь, и это только начало. Помянёшь моё слово! – на этот раз она уже погрозила пальцем своей дочери.

Татьяна отвела от матери взгляд полный негодования и перевела его на сына.

- Так, Антон – спать! – скомандовала она сынишке.
- Чего уши развесил? Вон… у нашей бабушки сегодня опять возникло желание повысить степень своей значимости. А для этого ей нужно сначала найти себе жертву, а потом смешать её с грязью! И пыхтеть от благородного гнева. Она у нас такая правильная и заботливая, вот только от общения с ней уже выть всем хочется!
- Подхватив сына на руки, Татьяна бросила на мать недобрый взгляд и выскочила из душной кухни.

Выкупав ребёнка, она прошла с ним в спальню и прилегла на кровать. Поглаживая сынишку по пушистым волосам, Татьяна принялась рассказывать Антошке удивительные истории, перелистывая эскизы, которые создал его отец.

Малец поначалу слушал с интересом, разглядывая знакомые ему зарисовки, затем он начал тереть кулачками глаза, позёвывать и, незаметно перенёсся в мир сновидений.

Татьяна с умилением посмотрела на спящего Антошку и погасила настольную лампу, оставив включённым ночник с рассеивающим светом. Потом она аккуратно убрала рисунки мужа в стол и хотела было уже выйти из комнаты, как из коридора послышался звук прокручиваемого в замке ключа.

На её лице тут же вспыхнула улыбка, и Татьяна кинулась было навстречу Евгению, но вспомнив в этот момент слова матери, она чуть ли не физически почувствовала, как пропитывается желчью. По лицу молодой женщины пробежала тень недовольства, и она с нескрываемым раздражением выплыла в коридор.

Евгений старался, как можно меньше создавать шума. Он осторожно прикрыл за собой входную дверь и потянулся к жене.

- Привет, как ты? – он сиял, пребывая в каком-то своём измерении.

- Виделись, - Татьяна неохотно подставила ему свою щёку.

- А Антон уже спит?

- Да. Я только что его уложила.

- Это хорошо…

- Хорошо? Что ты находишь в этом хорошего, что сына своего сутками не видишь?

- Прости, много дел, ты же знаешь. А где мама?

Из кухни послышалось громыхание посуды.

- А-а, - закивал с пониманием Евгений.
- Она всё ещё на меня сердится за вчерашнюю рюмашку, да?

Татьяна, поджав губы, утвердительно кивнула головой.

- И ты я смотрю тоже, - он тяжко вздохнул, сунув ноги в тапочки.
- Бедные вы мои… как же вам должно быть тяжело.

Не снимая пальто, он потянул Татьяну в спальню, приговаривая:

- Ладно, маму на сегодня оставим в покое. Похоже, она у нас не вписывается в тему, а вот тебе… я всё-таки что-то покажу.

Прикрыв за собой дверь, он с таинственным видом велел ей закрыть глаза.

- Зачем? – на всякий случай поинтересовалась Татьяна, послушно их прикрывая.

Евгений тем временем чем-то зашуршал.

- Не подглядывать!
- повысил он на неё шёпот, коснувшись длинными чувствительными пальцами её век.

- Мне ещё так долго стоять? – заккапризничала Татьяна.

- Постой. Вот так… Ещё постой… А вот теперь давай!

Молодая женщина открыла глаза. Перед ней опять возникло лицо мужа, которое так и светилось! Татьяна не улавливала юмора, и её взгляд в недоумении вопрошал «и что?».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.