Заговоры, притягивающие женскую силу

Соколова Антонина

Серия: Сильная женщина [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заговоры, притягивающие женскую силу (Соколова Антонина)

Заговоры на любовь

Заговор на встречу

Чтобы юноша пришел к девушке, она должна стать у его двери и шепотом или мысленно двенадцать раз повторить такие слова.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь, аминь, аминь. Зову-зазываю я, раба Божия (имя), не из трубы печной, не из земли сырой, не из волны морской, не из-под забора плетеного, не из-за калитки надежной, не из храма христианского, а с этих ступеней доброго молодца, моего суженого, раба Божиего (имя).

Дума его, зови ко мне, рабе Божией (имя); мысль его, приведи ко мне, рабе Божией (имя), аминь, аминь, аминь. Поставлю с левой стороны от него, раба Божиего (имя), одного сопроводителя; поставлю с правой стороны от него, раба Божиего (имя), другого сопроводителя. Вы, сопроводители верные, призовите и приведите ко мне, рабе Божией (имя), суженого моего, раба Божиего (имя), аминь, аминь, аминь. Словом своим крепким заклинаю, делом надежным скрепляю, ключом железным закрываю. Дух его, раба Божиего (имя), приходи ко мне, рабе Божией (имя). Аминь, аминь, аминь.

Заговор для девушки, чтобы присниться юноше

Лунной ночью выйти на улицу или на балкон, перекрестить рот и, глядя на луну, три раза повторить заговор.

Сон крепкий, сон сладкий, сон обо мне, рабе Божией (имя), сон в тебе, рабе Божием (имя). Аминь, аминь, аминь.

Заговоры для девушки на любовь юноши

Положить красное яблоко рядом с иконой Божией Матери, стать за порогом дома и три раза повторить заговор.

Как яблочко красное, яблочко наливное сохнет-высыхает, так пусть сохнет-высыхает, день и ночь вздыхает по мне, красной девице, рабе Божией (имя), молодец, раб Божий (имя). Как яблочко то наливное червячок точит, так пусть точит грусть-тоска кручинная сердце ретивое доброго молодца, раба Божиего (имя); яблочко гнилью загнивает, а молодец добрый, раб Божий (имя), по мне, рабе Божией (имя), скучает, тоскует, печалится, видеть желает. Матушка Пресвятая Богородица, Пречистая Дева Мария, Матерь Божия, всели в раба Божиего (имя) мысли обо мне, рабе Божией (имя), чтобы тосковал он и кручинился по мне, рабе Божией (имя), день-деньской, ночью темной, и в полдень, и в полночь, в каждую минуту, в каждый час, в каждый день, в каждый год, на новый месяц, на перекрое месяца, на исходе месяца, чтобы сох-высыхал, все по мне, рабе Божией (имя), скучал, радости не знал. Как то яблочко высохшее тлеть будет, так пусть сохнет, меня не забывает раб Божий (имя); не забывает ни через минуту, ни через час, ни через день, ни через год. Пусть не ведает он ни забот, ни хлопот, а лишь по мне, рабе Божией (имя), тоскует, кручинится да желает видеть всякую минуту, всякий час, всякий день. Слова мои крепки и надежны. Заговору сему исполнится, а моему милому, рабу Божиему (имя), меня, рабу Божию (имя), вовек не забывать. Аминь, аминь, аминь.

* * *

Жарко натопить баню, стать на банный веник ногами и сказать такие слова.

Выйду я, раба Божия (имя), из жаркой бани, встану я, раба Божия (имя), белыми ногами на веник распаренный, дуну, плюну в четыре стороны, в четыре ветра буйных, кликну из поля чистого четырех молодцев, четырех братьев, четырех птиц долгоносых, остроносых, с носами коваными. Ты, белый кречет, птица остроносая, острый нож и острое копье, ты лети-полети прочь из чистого поля, ты, полети белый кречет, к рабу Божиему (имя), сядь на его белую грудь, на сердце ретивое и порежь его белую грудь тем острым ножом, ты коли его сердце ретивое тем острым копьем, вынь из его сердца ретивого, из груди белой, из печени черной, из кровушки алой тоску-кручину, печаль лютую; ты полети, белый кречет, и снеси всю тоску-кручину и печаль лютую, но в море-океан не опусти, на землю сырую не урони, на стуже не вызноби, на ветрах не иссуши, на солнце горячем не зажарь; а неси ты, белый кречет, ту тоску-кручину, всю сухоту, всю юноту до раба Божиего, доброго молодца (имя); где его видеть, где его слышать, в чистом поле ли, на улице ли, при расставанье или в пути-дороге, в бане жаркой, за столом обеденным, в светлице или за околицей, за кушаньями медвяными, в мягкой постели, при крепком сне, сядь, белый кречет, на белую грудь раба Божиего (имя), на его ретивое сердце, режь ножом острым его белую грудь, коли копьем длинным сердце ретивое, всели в кровушку алую тоску-кручину, всю сухоту, всю маету, всю юноту в его хоть, в его плоть, в семьдесят жил, в семьдесят поджилков, в семьдесят суставов, в семьдесят подсуставов, в голову буйную, в лицо белое, в брови черные, в красу молодецкую, в уста сахарные. Пусть раб Божий, молодец (имя), чах чахотой, тосковал тоской, печалился печалью в день при солнце, в ночь при луне, при новом месяце, при перекрое месяца, при старом месяце, на утренней заре, на вечерней заре, во всякую минуту, во всякий час, во всякий день.

Как месяц май мается, так пусть и раб Божий (имя), мается в тоске по мне, рабе Божией (имя). Не смог бы он, раб Божий (имя), ту тоску по мне, рабе Божией (имя), ни переходить, ни заспать, ни заесть, ни запить, ни словом замолвить отныне и вовек, чтобы не смог он, раб Божий (имя), без меня, рабы Божией (имя), ни быть, ни жить, ни пить, ни есть всякий час и всякий день, ни на новый месяц, ни на перекрое месяца, ни на старый месяц. Как месяц май мается, так и рабу Божиему (имя) маяться по мне, рабе Божией (имя), вовек, каждый день и каждый час. Слово мое крепко. Это слово мое наговоренное, договоренное, переговоренное, а которое осталось, берите, мое слово острее ножа острого, острее копья длинного, острее стрелы каленой, быстрее сокола, звонче воды студеной. Моему заговору есть слово ключевое, а ключ тот и замок им отпираемый в рыбине сокрыты, а рыбина та в море-океане ходит. Никому той рыбины не поймать, ключа не доставать, замка не отпирать, слово мое не разрушить. Отныне и вовек, аминь, аминь, аминь.

* * *

Как пойду я, раба Божия (имя), за околицу, выйду в чистое поле, просторное, широкое, а в поле том чистом стоит дуб вековечный, а на дубе том вековечном сидит птица-кречет. Подойду я, раба Божия (имя), к тому кречету белому, поклонюсь низко и скажу такие слова: «Ты, кречет белый, полети в чистое поле, за синее море, за высокие горы, за непроходимые леса, за дремучий бор, за болото топкое; ты обратись, белый кречет, к силе окаянной, чтобы она, сила окаянная, даровала помощь свою, чтобы пойти в терем высокий, расписной, в светлицу молодца, раба Божиего (имя). Ты сядь, белый кречет, на белую грудь доброго молодца, раба (имя), на сердце его ретивое, на печень его черную; ты прикажи, белый кречет, рабу Божиему (имя), чтобы не мог без меня, рабы Божией (имя), ни быть, ни жить, ни есть, ни пить, ни спать, ни дневать.

Заговоры для юноши на любовь девушки

В далеком море-океане, на славном острове Буяне сидит тоска-кручина, сидит тоска-кручина, бьется тоска-кручина, убивается тоска-кручина, с доски в воду морскую, из воды морской в полымя огненное, из полымя огненного выбегал ведьмак, вопил: «Павушка Романей, беги скорей, дуй рабе Божией (имя) в уста сахарные, алые, в зубы белые, в ее кости и пакости, в сердце горячее, ретивое, в печень черную, в тело белое, чтобы раба Божия (имя) затосковала, тосковала всякую минуту, всякий час, всякий день, по полуночам, по полудням, пила – не пила, ела – не заела, спала – не заспала, а тоской тосковала, чтобы я, раб Божий (имя), ей был милее чужого молодца, лучше батюшки родного, лучше матушки родимой, лучше роду-племени. Слово мое крепко. Запираю заговор мой семью крепкими замками, семидесятью крепкими цепями, а ключи бросаю на дно глубокого моря-океана, под камень Алатырь. Кто мудрее меня найдется, кто перетаскает весь песок со дна морского и достанет тот ключ, разгонит тоску девичью по мне, доброму молодцу».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.