Смерть из компьютера

Артамонова Елена Вадимовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Смерть из компьютера (Артамонова Елена)

Глава I

Страшилка из Интернета

Звонок в дверь разом выбил из колеи. Я отвлеклась, замешкалась, теряя бесценные секунды в тщетных поисках резинового утенка, пустой вазы и бутылки вишневого сока. Предметы упорно не желали находиться. Планы побить предыдущий рекорд рухнули, я нажала на паузу и поплелась в прихожую, мысленно награждая незваного визитера нелестными эпитетами.

– Танька, привет! С алгеброй не поможешь? – Стоявшая в дверях Марина Игнатьева помахала перед моим носом потрепанной тетрадкой. – Мозги уже расплавились.

Насчет мозгов Маринка явно преувеличивала. Чтобы довести их до температуры плавления, требовались определенные интеллектуальные усилия, а Игнатьева не слишком обременяла себя умственной деятельностью.

– Марин, я еще за уроки не садилась.

– Тогда давай вместе их делать.

– Угу… Заходи.

На самом деле мы обе прекрасно знали, что Маринка решать ничего не собиралась, рассчитывая списать готовые ответы, которые мне предстояло получить во время нелегкой борьбы с уравнениями. Училась она посредственно, предпочитая списывать решения у друзей, однако учителя считали ее старательной ученицей.

Мы проследовали в комнату.

– Играешь? – Взгляд гостьи скользнул по стоявшему на маленьком столике у окна компьютеру.

– Да. Игра в стиле «поиск предметов». Проблема в том, что при использовании паузы рекорды не засчитываются. Последнюю энергию впустую потратила.

– Извини.

– Что уж теперь… Сейчас пройду до конца сцену и приступим к алгебре.

Игнатьева устроилась в уютном стареньком кресле, а я вернулась в игру, продолжая поиски запропастившегося утенка.

– А мне отец обещает кабель перерезать, если с играми не завяжу.

– Мои уже смирились, – откликнулась я, наконец-то обнаружив злосчастного утенка в букете чайных роз.

– Кстати, Андреева, ты слышала когда-нибудь о мертвых друзьях?

– В смысле? О тех, что сначала дружбу предлагают, а потом игру бросают? У меня на «Одноклассниках», наверное, половина таких «мертвецов». Надо бы список друзей почистить, да все руки не доходят. На мне четыре игры висят; бывает так, что в одной игре человек в топ выбился, а в другую даже не заходит. Вот и разбирайся, кто во что не играет и кого удалять. Пусть уж «мертвыми» болтаются в списке.

– Нет, я о тех, кто умер по-настоящему.

Слова Маринки прозвучали зловеще. Наверное, она прикалывалась, но тему для розыгрыша выбрала неудачную.

– Что ты имеешь в виду? Мертвые в игры не играют.

– А если играют?

Нехорошую паузу заполняло тихое жужжание компьютера. Светлые глаза Маринки были серьезны, и в самой их глубине затаился страх. Или Игнатьева просто оказалась хорошей актрисой, ведь недаром же она несколько лет посещала театральный кружок?

– Я слышала анекдоты про то, как в загробный мир провели беспроводной Интернет.

– Я серьезно, Таня. Что на самом деле ты знаешь о тех людях, с которыми сутками зависаешь в Сети?

– О большинстве – немного. Но в одном не сомневаюсь – все они живы.

Маринка усмехнулась:

– Ты видишь только их аватарку с мигающим квадратиком в углу. Но это отнюдь не означает, что они живые.

Неприятный холодок пробирал тело. За последнюю пару лет мне здорово досталось от потусторонних сил, и шуточка Маринки сильно напрягала. Если, конечно, Игнатьева шутила…

– Я недавно историю про одну девчонку встретила в Интернете. Очень похоже на правду. Случилась она прошлым летом. Родители этой самой Наташи намеревались всей семьей отправиться на дачу, а девочка отказалась – в деревне приличного Интернета не было. Сама знаешь, с беспроводной связью нормально не поиграешь. Родители поняли, что их дочурку-игроманку не переспоришь, оставили ее в городе, а сами отправились клубнику собирать. Но дабы держать чадо под контролем, они каждый вечер в чате общались. Скайп в деревне зависал безбожно, а текстовые сообщения нормально проходили. День за днем родители рассказывали, как клубнику собирали, грядки пропалывали и варенье варили, а Наташа докладывала, что на ужин съела и чем еще кроме игр занималась. Так две недели прошло. Можешь себе вообразить?

Я молча кивнула. В голове возник запах клубничного варенья, представилась беззаботная болтовня дачников и одновременно с этим – темная пустая квартира, где единственным источником света был сияющий прямоугольник экрана. Он напоминал заколдованное зеркало, проход в иной, наполненный злом мир.

– И что же случилось с этой Наташей?

– Четырнадцать дней она болтала с матерью и многочисленными виртуальными приятелями, и никто не заподозрил неладного. А потом родители сварили всю клубнику и вернулись в город. Они задержались, долго стояли в пробке и подъехали к дому около полуночи. В том, что дочь находится в квартире, они не сомневались. Отец нажал на кнопку звонка – один раз, второй, третий… Гробовая тишина. – Маринка замолчала, выдерживая эффектную паузу, и моим вниманием вновь завладело тихое жужжание компьютера. – В общем, так и не дождавшись ответа, мать открыла дверь своим ключом и первой вошла в квартиру. Там было темно и очень тихо. Жуткий запах тления, наполнявший комнаты, поверг женщину в ужас. Ощущение было таким, словно она зашла в склеп, где лежали непогребенные мертвецы. «Наташа!» – в один голос воскликнули перепуганные родители. Ответом была тишина, и только из спальни доносилось тихое жужжание компьютера. Такое, как сейчас… Дрожащей рукой мать распахнула дверь и увидела на фоне светящегося монитора силуэт неподвижно сидевшей дочери. Наташа не двигалась и никак не отреагировала на появление родителей. Отец, набравшись мужества, решительно включил свет. Дочь была мертва – ее окоченевшие пальцы застыли над клавиатурой, а взгляд мертвых глаз устремлен на монитор.

Я хотела оборвать Маринку, но тихое жужжание компьютера, словно магический заговор, переносило в темную, пропахшую смертью комнату, где у монитора застыл холодный как лед, посиневший труп.

– В полиции сказали, что Наташа умерла дней десять назад, но так и не смогли установить причину смерти, – завершила жуткий рассказ Игнатьева. – Представляешь, все это время она продолжала общаться в Сети с родителями и друзьями. Мертвая! И если бы она одна! Говорят, сейчас в Интернете очень много мертвых пользователей появилось, которые после смерти как ни в чем не бывало болтают с живыми.

Отчаянным усилием воли мне удалось вырваться из омута пугающих видений. Наверное, мама была права, когда говорила, что я обладаю слишком ярким воображением. Взяв себя в руки, я натянуто улыбнулась и произнесла:

– Знаешь, Маринка, история, конечно, впечатляет, но это самая обычная страшилка с какого-нибудь мистического форума. Не было никакой Наташи. И никто бы свою родную дочь на две недели в обществе компа не оставил. За уши бы на дачу вытащил. Но даже если предположить, что история реальна, это не мистика, а криминал. Девочку кто-то убил, а потом убийца от ее имени переписывался с родителями и друзьями.

– Нет, Татьяна, ее душу забрала игра. Смертельная игра, которая губит всех, кто начинает в нее играть, – с серьезным видом произнесла моя гостья. – Это совершенно точно.

Спорить с Маринкой было бессмысленно. Я попыталась перевести разговор на алгебру, но Игнатьева честно призналась, что ей не хочется долго ждать ответов и лучше она спишет уравнения у кого-нибудь другого, кто уже успел сделать домашнюю работу. Вскоре Маринка заторопилась домой. Мы распрощались, и, стоя на пороге, я зачем-то спросила ее:

– А как называлась та смертельная игра?

– Ты правда хочешь знать?

– Конечно. А то страшилка неубедительно звучит.

– Она есть во всех социальных сетях. Называется «Ухмылка мертвеца».

– Не слышала о такой.

– Она недавно появилась. Никогда не принимай приглашения в эту игру. Их рассылают мертвецы.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.