Сила воли

Коряков Олег Фомич

Жанр: Детская проза  Детские    1960 год   Автор: Коряков Олег Фомич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сила воли (Коряков Олег)

Вот все говорят: «Сила воли! Сила воли!», а по-моему, тут ещё надо разобраться, а потом уж агитировать. Вот, например, у нас с Юрой Сёмушкиным… Что? Да как это — не знаете Юру Сёмушкина?! Ну-у? Да он же у нас в классе первый заводила и говорун. Вроде меня говорун. Знаете, такой… ну, конопатый, в веснушках, а нос… вот такой, острый, как семёрка вверх ножкой. Мы его за это так и называем: Сёмушкин. А он злится. Говорит: «Надо Сёмушкин». Это, значит, чтобы фамилия — как у писателя. Слышали — ещё про Алитета, который в горы уходит, написал? Ну вот.

Так я о чём? Ага, о силе воли!

Сейчас я объясню. Значит, почему я заговорил о Юре?

Недавно пришёл он ко мне, и мы сидим. Уроки делаем. А тут заходит мама и говорит:

— Слушай, Лёвчик (Лёвчик — это я, потому что Лев, Лёва). Слушай, — говорит мама, — ты не думаешь, что нам необходимо помыть полы?

Я посмотрел на пол и говорю:

— Да, мама, думаю.

— Ну и чудесно! (Это уже мама говорит). Значит, помоем. Только — ты же видишь — я все эти дни очень занята. Может быть, возьмёшься?

А что она занята, так это факт. Все соседи подтвердят. Да я и без соседей знаю. Я говорю:

— Обязательно, мама. Что за вопрос? Факт, помою.

Ну, она сказала, что не надо говорить «факт», а надо говорить «конечно», ещё сказала, что надеется на меня, и ушла.

Сидим мы с Юрой, делаем уроки. Сделали. Сидим. То есть, не просто так сидим и ничего не делаем, а сидим и разговариваем.

На важную тему. Вот как раз об этой самой силе воли. Юра и начал.

— Ты, — говорит, — бессильный и безвольный. (Это про меня.) Не можешь, — говорит, — от Натки Птенчиковой пересесть.

Натка — это моя соседка по парте. А как же я пересяду, если учительница не велит?

— Это, — говорю, — совсем и не сила воли. Это просто дисциплина. Я же всё-таки член совета отряда, а не кто-нибудь.

— Член совета! — говорит Юра, вот так, как я сейчас сказал, с презреньем. — Если ты член совета, можешь палец иголкой проткнуть?

Я даже плечами пожал:

— Зачем? Если бы это нужно было для дела, я бы проткнул.

— Для дела! — издевается Юра. — Это ты только отговариваешься. Ты на подвиг вообще не способен…

Ну, вот так сидим, спорим, а потом я вспомнил: надо же пол мыть!

Пошли мы с Юрой на кухню, налили ведро воды, взял я поломойную тряпку, понесли ведро в комнату. Принесли, поставили. Я предлагаю Юре:

— Может, тебе хочется помыть?

— Ишь ты! — говорит он. — Тебе велено — ты и мой.

— А я и не отказываюсь. Я только так… может, думаю, тебе хочется.

— Нет, — говорит, — спасибо. Я и в лагере-то не мыл, а тут - ха!

— А вот я, — говорю, — мыл. Да ещё не один раз.

Мы даже такую машину хотели придумать — поломойную.

— Ну, и не смогли?

— Не получилось.

— А давай, попробуем, — говорит Юра. — У меня-то получится!

Вот хвастун!.. Но мы всё-таки сели придумывать. Сидим, придумываем. Чертежи чертим. Целую тетрадь испортили. И не заметили, как вечер наступил. Вдруг — звонок: мама пришла.

Вошла, она в комнату, осмотрелась. И с такой грустной улыбкой говорит:

— Вода в ведре чистая, пол грязный. Всё понятно. И обед, конечно, не разогрел. Да?

До чего мне стыдно стало! Представляете? Милая ты моя мамка! Работала, устала, а я тут сидел, болтал с этим Юркой Сёмушкиным.

— Мама, — говорю, — извини, завтра обязательно вымою.

— Ладно, — говорит, — посмотрим.

На следующий день Юра, конечно, опять пришёл. Я говорю:

— Только имей в виду: сегодня я с тобой болтать не буду — некогда. Пол, хоть зарежь меня, вымою.

Он смеётся:

— Что, решил силу воли воспитывать?

— Да, — говорю, — решил! Хотя она у меня и так есть, я её ещё буду воспитывать. Дальше. Укреплять.

— Да тебе не суметь.

— Ого, — говорю, — ещё как сумею!

Ну, сделали мы уроки. Правда, не все. Устно по географии не подготовились. И опять все из-за Юры. Как вскочит.

— Совсем забыл! — говорит. — Подожди. Сделаем перерыв. Я тебе сейчас такую зверюгу принесу!..

Иубежал. Интересно, думаю, что за зверюга? Черепаха? Еж?.. Ну, хоть интересно, а раз решил мыть пол, буду мыть. Хоть зарежь.

Пошёл на кухню, налил ведро воды, взял тряпку, понёс ведро в комнату. Принёс, поставил. Только опустил тряпку в воду — вернулся Юра.

Ой-ё-ёй!.. Ну, и зверюгу же он достал. Какой-то смешнущий щенок. И гря-язный, грязный.

— Где ты эту дворнягу выкопал? — спрашиваю. — Вот ведь уродина-пёс!

А он, то есть Юра, говорит:

— Сам ты дворняга! Это чистейшая овчарка.

— Ого-го! — насмехаюсь я.

— А ты не насмехайся, — злится он. — Это она — потому что в грязи. А вот помыть — сразу будет видно, что овчарка.

— Всё равно останется дворнягой.

— А вот поспорим!

— Поспорим!

Взяли мы зверюгу за шиворот и бац! — в ведро. Зверюга ка-ак завизжит! А потом как выскочит из ведра — и наутёк. А брызги и грязь так и летят в разные стороны. Мы — за ней, она — в коридор, мы — в коридор, она — на кухню. А на кухне — только я хотел зверюгу схватить — она бух в ящик с золой. Для кошки был ящик.

Мокрая-то да в золу! Представляете?

Ну, что тут делать? То ли щенка мыть, то ли грязь подтирать, ну, что он наоставлял? Юра говорит: сначала щенка, я говорю: сначала грязь.

Спорим, а со щенка ещё больше натекает.

Сделали так: Юра в ведре свою зверюгу купает, я тряпкой грязь подтираю.

Ну, кое-как помыли щенка — так, самую малость — и потащили его к Юре. Я за задние лапы держу, Юра — за передние.

Чтобы не очень брыкался, не брызгал.

Возвращаюсь я домой — посреди комнаты стоит мама. Представляете?!

— Что ж, — говорит она, вот так, как я сейчас, спокойно и немножечко с усмешкой, — что ж, сегодня наблюдаются некоторые сдвиги. Сегодня и пол грязный, и вода в ведре грязная.

— Мама! —говорю. — Да я… — говорю.

А что дальше сказать — не знаю.

— Ничего не поделаешь, — отвечает мама. — Придётся самой мыть.

— Нет, мама! Я сам! Я же силу воли воспитываю!

— Что-то незаметно, — говорит она.

Рассердилась — и вымыла сама.

Вот и воспитывай тут силу воли!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.