Рыжий Нат

Коряков Олег Фомич

Жанр: Детская проза  Детские    1960 год   Автор: Коряков Олег Фомич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рыжий Нат (Коряков Олег)

Это имя было грозой для всех малолетних обитателей квартала. Только Петя Синцов, хмурый и самоуверенный парнишка, не трепетал перед ним. Он просто-напросто произносил такое слово, от которого грозность Рыжего Ната улетучивалась. Это слово было «девчонка».

Дело в том, что Рыжий Нат действительно была обычной десятилетней девчонкой. У неё было круглое веснушчатое лицо, небольшой вздёрнутый носик и тоненькие ярко-рыжие косички. Но она не хотела признавать ничего «девчонковского», а признавала только «мальчишеское». Она даже переделала своё имя. Её настоящее имя было Наташа, а она называла себя Нат.

К своим куклам Нат не притрагивалась вот уже года три. За иголку она не бралась, пока не увидела однажды, что отец ловко пришивает к пиджаку пуговицу.

— Папа, разве мужчины это делают?

— А ты думаешь, солдатам мамы или няньки починяют одежду?

С тех пор и Нат стала вдевать нитку в иглу.

Что она признавала из «женских» дел, так это нянчиться со своим годовалым братом Никиткой. Никитка был забавным парнишкой, и возиться с ним доставляло Нату удовольствие. Заставить же её вымыть посуду или сварить кашу было делом нелёгким. Зато она любила колоть дрова и охотно выполняла другие «мужские» работы по хозяйству.

Лазать по заборам так, как лазала Нат, никто не умел. Из рогатки она стреляла лучше всех. А драться с ней было вообще невозможно. Она не визжала, как другие девчонки, не царапалась и, тем более, не плакала. Сухими, но крепкими кулачками она быстро-быстро дубасила своего противника до тех пор, пока он не признавал себя побеждённым. Все боялись этих проворных и гневных кулачков.

Однако перед Петей Синцовым Нат позорно пасовала. Это был невысокий чёрненький мальчуган. Он жил в в одном доме с Натом. С ребятами Петя играл мало. Чаще всего можно было видеть его насупленным, поглощённым какой-то думой. Видимо, поэтому ребята считали, что Петя зазнаётся. Он то высчитывал что-то, то принимался чертить, а летними днями забирался в сарай и там пилил, строгал и резал, мастеря какие-то сложные, но малопонятные машины.

Это был тихий, старательный паренёк, и, однако, Нат оказывалась перед ним бессильной. Стоило ему сказать сквозь зубы своё презрительное «девчонка!» как всё могущество её рассыпалось в прах. А называл он её не Натом, а Наташей.

Хорошо ещё, что Нат сталкивалась с Петей редко. Она просто избегала этих встреч. Пусть он там себе мудрит, высчитывает, строгает. Собрав около себя стайку подруг и товарищей, Нат верховодила среди них.

В это летнее утро, выйдя во двор, Нат потребовала у своего адъютанта Юрчика, чтобы он притащил лук и стрелы.

Они хранились у него.

Юрчик — коротконогий толстенький мальчуган, без ума преданный Нату, которая была года на два старше его, — быстрой рысью, вперевалку, как медвежонок, помчался выполнять приказание. Лук и стрелы — значит, будет игра в войну.

Тем временем Нат по лестнице, приставленной к сараю, взобралась на крышу. Размахивая большой берёзовой веткой, она громко закричала: «Э-ге-э-эй!». Это означало: «Мальчишки и девчонки, сюда!»

Яркое белое солнце катилось между облаками в далёкую голубую высь. Знойные лучи позолотили рыжую головку и волосы, выбившиеся из кос, тянулись по ветру к солнцу. В сером платьице, лёгкая и стройная, Нат была, как птица на высоком утёсе. Казалось, сейчас, вот сейчас она кинется стремительно в воздух, звонко крича призывное, задорное «э-ге-э-эй».

Сигнала словно ждали. Не успела Нат спуститься на землю, а во дворе уже собралась почти вся боевая компания: белобрысые сёстры-толстушки Соня и Шурка, Витя Козоедов, Боря-Свистун и Юрка. Витя прискакал на палочке и сейчас лихо гарцевал перед друзьями, показывая, какой у него прыткий и послушный «конь». Боря ковырял щепкой землю и насвистывал что-то.

— Смотрите! — крикнула Нат и, не держась руками за лестницу, стала прыгать вниз с перекладины на перекладину.

— О-ой! — удивилась Соня испуганно и восторженно, а Боря даже бросил щепку. Но когда Нат спрыгнула на землю, он сказал:

— А я вверх ногами могу. Только сейчас не могу: сейчас на мне штаны новые.

— А знаете что? Давайте играть в войну, — предложила Шурка.

— Хватит! — строго сказала Нат. — Мы в войну больше играть не будем. Мама не велит. Потому что позавчера воевали и окно разбили. Понятно? Мы сейчас в тайгу будем играть. Тайга — знаете что?

— Подумаешь! Все знают, — ответил за приятелей Витя, останавливая своего «скакуна». — Это такой дикий лес и там медведи. Что, скажешь, нет?

— И не только медведи. Там бывают рыси, белки и разные другие животные и звери. А ходить по тайге очень трудно, потому что в тайге деревья и ничего не видно. Понятно?

— А как же мы будем играть, если деревья? Тут, во дворе, только три берёзы и сирень.

— Ты, Витька, поперёшный, — сказала Нат. Она слышала однажды, как мать Вити назвала его этим словом. — Вечно ты поперёк другим выдумываешь. Ведь игра же. Будто что деревья. Будто что. Понял?

— А звери?

— А звери мы будем сами. Я буду охотник, а вы — звери. Нет, я буду и ещё Шурка — охотники. А вы…

— Нет, я зверем не буду… Ц, но! Поехали! — Витя воображаемой нагайкой огрел своего «коня».

— Мне тоже нельзя, — сказал Боря. — У меня штаны…

Они долго спорили, но в конце концов всё-таки договорились, что охотниками будут Нат и Шурка. Витя. согласился стать медведем: ведь медведя называют хозяином тайги! Борю уговорили превратиться в собаку. Без собаки охотникам никак нельзя. А быть собакой даже очень хорошо: она нигде не прячется, только ищет зверей и лает. Юрчику поручили стать рысью. А Соне пришлось назваться лисицей.

«Охотники» и «собака» пошли на две минуты в дом. «Звери» за это время должны были разбежаться по «тайге» и спрятаться.

«Тайгой» был двор, широкий и длинный. Слева от ворот стоял дом, за ним росла сирень, потом берёзы и снова сирень. От ворот справа тянулись грядки, а по краю — малинник. За грядками был сарай, а за сараем опять грядки и ещё сирень.

Через две минуты «охотники» вышли из дома. Нат была с луком и стрелами, а Шурка тащила «ружьё» — палку от половой щётки. «Собака» громко лаяла.

— Ищи, — приказала ей Нат.

Бойко подпрыгивая, Боря понёсся за сарай. Он облаял кусты сирени, но никого там не нашёл. Подумав, он помчался в малинник.

— Ты с той стороны заходи, а я с этой, — шепнула Нат Шурке. — И если медведь, не бойся — стреляй.

— Вав, вав!!! — раздалось в кустах, послышалось грозное урчанье, и, выскочив из своей берлоги, «медведь» побежал за сарай.

— Бу-ух! — закричала Шурка. — Чего же ты не падаешь?

Нат выстрелила из лука и промахнулась: стрелы были без наконечников, лёгкие, они летели плохо, а «медведь» бежал очень быстро.

— Витька, ты почему на двух ногах бежишь? Ты на четырёх должен.

— Да! А Борьке можно на двух! Ишь вы какие…

— Так ведь у Бори же штаны новые!.. Давай снова. Это не в счёт. Мы за тобой после придём.

И, кликнув «собаку», Нат направилась к берёзам. Там, по её предположениям, обитал страшный таёжный зверь — рысь.

Нат приближалась к рысьему логову, как настоящий охотник. Она не пошла напрямик, а, прижимаясь к стене дома и пригибаясь, прячась за кустами сирени, подкрадывалась осторожно, медленно. Шурка пробиралась за ней, держа «ружьё» наготове. А «собака» помчалась напрямик.

И тут произошло неожиданное.

Только Боря подскочил к дереву и принялся облаивать «рысь», прицепившуюся к берёзе за сучок, метрах в двух от земли, как та сорвалась и упала прямо на него.

Нат закричала боевое «э-ге-эй!», выпустила в «рысь» стрелу, и сама, как стрела, полетела к берёзам.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.