Поэма о Любви

Кевхишвили Владимир Анзорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Поэма о Любви (Кевхишвили Владимир)

Действующие лица

ДАМИАН – о. Дамиан де Вёстер, католический монах, священник;

НАСТОЯТЕЛЬ – настоятель Лувенского монастыря Конгрегации Святейших Сердец Иисуса и Марии (Бельгия);

БРАТ АЛЬБЕРТ,

БРАТ ЛЕВ,

БРАТ ФИЛИПП – монахи Лувенского монастыря;

МОНАХИ – другие монахи Лувенского монастыря;

ПРИОР-ПРИВИНЦИАЛ – глава монастырской общины на Гавайях;

ОТЕЦ ВИКЕНТИЙ – священник из Европы;

ИАКОВ – ирландский рабочий;

ПАСТОР СТИВЕНС – протестантский проповедник;

ИЛИО – гавайский юноша;

КАИУКИ – подруга Илио;

ЛЕПОА – мать Илио;

ПАЭЛО – отец Илио;

ОХИРА – младшая сестра Илио;

КА-ОУА – младший брат Илио;

УКУА – сосед семейства Паэло;

Жители деревни на острове Оаху;

1-й, 2-й, 3-й ПОЛИЦЕЙСКИЕ;

ЛОЭО,

ОХЕО,

ХОКУПА,

УПОЛО,

КАЛАХА – прокаженные острова Молокаи;

Иные прокаженные;

БОЛЬНОЙ.

В основе сюжета данного произведения – реальные обстоятельства жизни и деятельности христианского миссионера Дамиана (Жозефа) де Вёстера (1840–1889). Действие поэмы, за исключением пролога и эпилога, происходит на островах Оаху и Молокаи Гавайского архипелага в 70–80 х. годах XIX столетия.

Пролог

БЕЛЬГИЯ, ЛУВЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

День рождения ДАМИАНА. Монахи сидят в трапезной и обедают.

БРАТ АЛЬБЕРТ:

Поздравим, братия мои,

Сегодня Дамиана!

Да будут долги его дни,

Молитвы неустанны!

МОНАХИ: Аминь.

(ДАМИАН встаёт).

БРАТ ЛЕВ:

Да будут все труды его

Служить Христовой вере!

Пусть люди все до одного

Найдут к спасенью двери!

МОНАХИ: Аминь.

БРАТ ФИЛИПП:

Пусть стадо Божие растёт

И крепнет год от года,

Пусть Дамиан его пасёт

В любую непогоду.

МОНАХИ: Аминь.

(Вдруг в трапезную заходит НАСТОЯТЕЛЬ).

НАСТОЯТЕЛЬ

(ДАМИАНУ):

Что, сын мой, доля непроста

Отшельника-монаха?

ДАМИАН:

Трудясь для Господа Христа,

Душа не знает страха.

НАСТОЯТЕЛЬ:

Да будет так. Вперёд смотри,

В тебе есть духа сила.

БРАТ АЛЬБЕРТ: Ему сегодня тридцать три…

ДАМИАН:

Как Иисусу было,

Когда Он принял тяжкий Крест,

Чтоб сделать мир добрее.

НАСТОЯТЕЛЬ:

Есть на Земле немало мест

Голгофы пострашнее.

(Делает знак ДАМИАН у следовать за ним. ДАМИАН и НАСТОЯТЕЛЬ выходят из трапезной и заходят в соседнее помещение).

НАСТОЯТЕЛЬ:

Молокаи. Когда-нибудь

Ты слышал это слово?

(Дамиан отрицательно качает головой) .

НАСТОЯТЕЛЬ: Боишься смерти ты?

ДАМИАН:

Ничуть.

Душа моя готова

Во Имя Господа страдать

И принять смерть любую…

НАСТОЯТЕЛЬ:

Постой. Я должен рассказать

Всю правду непростую.

Итак, представь перед собой

На краткий миг хотя бы

Гавайи – Божий рай земной,

Лазурный берег, крабы,

Магнолий белые цветы

И пляжи золотые,

Край света, радости, мечты…

(ДАМИАН с недоумением смотрит на НАСТОЯТЕЛЯ. НАСТОЯТЕЛЬ продолжает):

Селения пустые,

Повсюду смерть, повсюду хворь,

И все болезни сразу:

Чума, холера, оспа, корь,

Теперь вот и проказа.

Туземцы там как мухи мрут,

Их сотнями хоронят,

Миссионеры прочь бегут,

Больных на остров гонят [1] ,

Где нет условий никаких —

Жилья и лазаретов.

Тот остров – кладбище живых.

Что скажешь ты на это?

ДАМИАН

(после небольшой паузы):

Когда же плыть, святой отец?

НАСТОЯТЕЛЬ: Сейчас, после молитвы.

(ДАМИАН приклоняет голову и идет помолиться) .

НАСТОЯТЕЛЬ

(осеняя его вослед крестным знамением):

.

Благослови его, Творец,

Для самой важной битвы!

Часть I

ГОДОМ РАНЕЕ. ГАВАЙИ. ОСТРОВ ОАХУ

Картина первая

ПЕСЧАНЫЙ ПЛЯЖ НА БЕРЕГУ ОКЕАНА.

Раннее утро. КАИУКИ разводит огонь, ИЛИО всё ещё спит. Рядом с ним лежит гитара и несколько кокосовых орехов.

КАИУКИ:

Илио, друг прекрасный мой,

Пора бы просыпаться!

Уж солнце в водах за горой

Собралось искупаться,

Уж птицы весело поют,

Цветы давно раскрылись…

Вставай, валяться хватит тут!

ИЛИО

(открывает глаза, в которых попеременно отражаются недоумение и восхищение):

Ты мне сейчас приснилась!

Ты наяву и ты во сне –

Какое это чудо!

При солнце ясном, при луне…

КАИУКИ: А где я лучше буду?

ИЛИО:

Как с неба сшедшая звезда,

Что светит и в ненастье,

Прекрасна ты везде, всегда,

Ты – жизнь моя и счастье!

Ты – нежный ветер поутру,

Ты – моря вкус солёный,

Ты – туча влажная в жару,

Прохладный воздух горный!

Я разрываюсь от любви…

О, дай скорей мне руки!

КАИУКИ: Илио, крабов налови!

ИЛИО: Я мигом, Каиуки!

(Берёт кокосовый орех, разбивает его о камень, делает несколько глотков, хватает корзину и бежит к океану. КАИУКИ садится на землю и поёт, глядя на море):

КАИУКИ:

Все прекрасны дни

До одного.

Яркие огни

В глазах его,

Нежные слова

Мне говорит,

А Калелуа [2]

Шумит, шумит…

Может это сон,

А может нет.

Он в меня влюблён,

Сомнений нет.

Мягкая трава

Манит, манит,

А Калелуа

Шумит, шумит…

Губы словно мёд

Его точь в точь.

Сердце пусть поёт

И день и ночь,

Сердце пусть всегда

Любовь хранит,

А Калелуа

Шумит, шумит…

(Некоторое время сидит и задумчиво смотрит вдаль. Затем допивает сок кокосового ореха, бросает скорлупу в костёр, берёт гитару ИЛИО и осторожно трогает её струны. Очень скоро прибегает радостный ИЛИО с корзиной, полной крабами. Вдыхает кокосовый аромат костра) .

ИЛИО:

Как этот запах я люблю!

Держи еду, хозяйка.

(Протягивает КАИУКИ корзину) .

КАИУКИ:

(беря корзину):

Сейчас я мясо отделю,

А ты пока сыграй-ка.

(Вручает ИЛИО гитару, а сама начинает разделывать крабов и складывать их на угли. ИЛИО берёт гитару, играет гавайскую мелодию и поёт, на ходу придумывая слова) :

ИЛИО:

Я тебе, конечно, сыграю…

Солнце в небе как мякоть папайи,

А луна словно жёлтый кокос…

Как достать его – вот в чём вопрос!

Пусть не так длинны мои руки,

Но ведь рядом со мной Каиуки,

Я подброшу её высоко –

И луну мы достанем легко!

(КАИУКИ смеётся, ИЛИО отставляет гитару в сторону, нежно обнимает КАИУКИ и покрывает её поцелуями) .

Картина вторая

ДЕРЕВНЯ. ХИЖИНА РОДИТЕЛЕЙ ИЛИО.

ПАЭЛО чинит рыболовные снасти, ЛЕПОА толчёт в ступке корни таро [3] , ОХИРА – девочка лет восьми, играет на полу в ракушки с маленьким КА-ОУА.

ЛЕПОА: Илио где-то загулял…

ПАЭЛО:

Наверно, с Каиуки…

Совсем уже он взрослым стал.

Вот скоро будут внуки

У нас с тобой. Ты, мать, их ждёшь?

ЛЕПОА:

Летит как быстро время!

Не так давно он был похож

На птенчика ней-нея. [4]

Но может лучше не сейчас?

Сидел бы с нами, дома.

Любовь придёт ещё не раз…

(Слышится стук в дверь, затем в хижину заходит УКУА).

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.