Сборник рассказов Survarium

Филиппов Вадим

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сборник рассказов Survarium (Филиппов Вадим)

Дмитрий Мишов

А день только начинался...

Эта ночь выдалась особенно холодной. Приходилось заворачиваться в эдакий кокон из одеяла, чтоб хоть как-то согреться. Сегодня была очередь Серого спать на кровати, и я ему жутко завидовал. Он наверняка уже видит десятый сон. А я вынужден ждать до утра, потому что заснуть на этой дурацкой скрипучей раскладушке все равно не полу­чится.

За окном послышался душераздирающий вой и какой-то треск. Я уверен на сто про­центов, что он доносился со стороны леса. Вот теперь точно не усну. Аж мурашки по коже пробежали.

- Серый! Серый!!!

- Чего там опять?!
- раздался сонный голос из-под подушки.

- Ты дверь закрыл?

- Ванек, задолбал, дай поспать.

- Так ты закрыл, или нет?
- невольно в моем голосе проскользнули нотки беспокой­ства.

- Да! На два замка! Что случилось?

- Опять этот вой слышал. И мне кажется, он с каждой ночью все ближе.

Серый скинул с головы подушку и приподнялся.

- Ну и что ты предлагаешь?

- Давай уберемся отсюда, а?

- Куда? В квартире безопасно.

- Давай переберемся в мой дом? Он практически в центре города, до туда эта зараза не дойдет.

- А до завтра не мог подождать? Утром и решим. Я спать хочу, - Серый отвернулся к стене и закрыл голову подушкой. Еще в лагере я заметил, что он всегда так спит. Как же было здорово в детстве. Теперь это как будто два отдельных мира. Раньше была школа, друзья, родители. Сейчас всего этого нет.

Подумав об отце с матерью, которые остались лежать мертвыми на кухне, я запла­кал. Я не мог удержать эту боль в себе, хотелось повеситься из-за нахлынувшей тоски. Они погибли глупо, напрасно. Мы тщательно фильтровали воду, носили респираторы, но яд как-то проник в их организм. А в мой не проник. Может, их убило что-то другое? Но почему тогда жив я? Как ни странно, от мысли, что фортуна выбрала меня, а не моих родителей, на душе становилось еще хуже. Хорошо, что Серый сейчас спит. Не хочу, чтобы он меня видел в таком состоянии. Ему ведь тоже нелегко. Его мать вообще неиз­вестно где, но он же как-то держится.

Раскладушка скрипнула, когда я повернулся на другой бок. Мое лицо отразилось в черном экране жидкокристаллического телевизора, который стоял на низкой тумбе. Не работал он по понятным причинам: электричество отсутствовало, как впрочем, и ото­пление. Иначе мы бы не мерзли каждую ночь и смогли, наконец, приготовить нормаль­ную еду на плитке. А может быть, услышали новости по радио. Если, конечно, челове­чество еще не полностью вымерло.

Нет, такого быть не может. Буквально позавчера раздавались выстрелы, значит, мы не одни. А еще вертолет на девятиэтажке. Без бинокля его проблематично разглядеть, но, по-моему, это Ми-8. Однозначно, кто-то должен был выжить. Может, мне удастся уговорить Серого сходить туда. В конце концов, даже если пассажиры вертолета ока­жутся мертвы, есть шанс найти оружие.

Я поежился от холода и закрыл глаза. В голове перемешивались мысли, постепенно погружая меня в сон. Перед глазами всплывали воспоминания из прошлого. Создалось впечатление, будто никакой катастрофы не было. Не было паники, не было жертв, никто не вводил в город войска. Это просто кошмары. А завтра снова в школу, подготовка к экзаменам, заспанные лица одноклассников. Завтра все будет в порядке.

* * *

Я с трудом разлепил глаза и заставил себя встать. На минуту показалось, что я про­снулся в своей квартире, но все осталось так, как было вчера, позавчера, неделю назад. Все это происходило не во сне, а наяву. Настроение сразу испортилось.

Глянув в сторону, где недавно лежало похрапывающее тело, я обнаружил только скомканное одеяло. Отсутствие Серого на кровати меня не очень беспокоило, я всег­да вставал позже него, а спал так крепко, что танком не разбудишь. Нет, которое утро меня беспокоило совсем другое. Подойдя к окну, я подтвердил свои опасения. Лес сно­ва двигался. И двигался очень стремительно. Вчера перед нашим домом находилось здание роддома, почти целое, не учитывая разбитых окон и раскрошившихся кирпичей ступенек. За ночь огромное дерево, которое росло рядом с ним, изогнулось и пронзило несколькими своими ветками четырехэтажку, практически уничтожив ее. К слову, по своим размерам это дерево вполне могло потягаться с самой большой секвойей в мире.

Если бы не смертельная опасность, которая подстерегала снаружи, если бы не чер­тово мутированное дерево, вполне можно было назвать утро прекрасным. Небо, насы­щенно голубое, без облаков, ближе к горизонту становилось все светлее и светлее. Этот северный, ни с чем несравнимый рассвет так и веял своей свежестью, чистотой. Яркое солнце я никогда не любил, но сейчас оно предавало картине какую-то завершенность, ослепительно сияя на границе земли и неба.

- Ты уже видел?
- раздался вопрос за моей спиной.

- Видел, - ответил я, имея в виду вовсе не пейзаж, а руины роддома.
- Собираемся?

- Куда?
- то ли Серый включил «дурачка», то ли действительно не помнил о разго­воре ночью.

- Как куда? Ко мне в дом перебираться!

- Может, днем пойдем?

- Чего тут выжидать! Посмотри, да тут деревья за одну ночь вырастают. Да они же прямо на нас двигаются. Ты как хочешь, но я собираю все и сваливаю, - конечно, идти один я не собирался, но по-другому этого идиота было не переубедить.

Серый около минуты молча смотрел на меня, а затем сказал:

- Только если хоть какая-нибудь подозрительная хрень нам попадется, например как на том мужике, я разворачиваюсь и иду домой.

Я согласился. Мы оба еще не отошли от той самой «хрени». В тот день, когда это случилось, я впервые за все прожитые семнадцать лет испытал настоящий голод. Шли вторые сутки с тех пор, как мы последний раз поели. Сначала подумывали над тем, чтобы заглянуть к соседям: может быть, у них осталось что-нибудь съестное. Но я пред­ложил прогуляться до местного супермаркета. Собрались очень быстро. Серый взял с собой пневматический пистолет, подаренный ему дядей, кухонные ножи и рюкзак с па­кетами, а мне дал топорик и сумку. Я думаю, мы вооружались только для того, чтобы чувствовать себя более защищенными, потому что толку от нашего так называемого «оружия» не было никакого.

Мутированная растительность на тот момент подбиралась к окраине города, и из окна виднелись лишь самые большие деревья. До магазина дошли практически без при­ключений, не считая того, что Серому показалось, что кто-то выл со стороны школы. Наверное, воображение разыгралось, потому что я ничего не слышал. Несмотря на поч­ти пустые полки, нам удалось набить рюкзаки и пакеты провиантом. Серый со счастливой рожей засобирался домой. Открыл входную дверь, позабыв о том, что залезли-то мы через разбитую витрину, и что договаривались возвращаться тем же путем, которым пришли. Только он шагнул за порог, как тут же с ужасом отшатнулся. Затем и я увидел то, чего так испугался Серый: под лестницей лежал труп человека.

Тело принадлежало мужчине. На нем был герметичный защитный костюм - подоб­ную экипировку всем выдавали за несколько дней до катастрофы. Пальцы трупа крепко сжимали дырявый пакет. Рядом валялись мятые фрукты, посеревший от времени батон и пара шоколадок. Мне стало не по себе, и мы поспешили убраться. Возможно, Серый не хотел тогда нагнетать обстановку и заострять на этом внимание, но перед тем как уйти, на ноге мертвеца я заметил широкий темно-зеленый лист, обвивающий колено. В месте, где лист соприкасался с кожей, образовалась какая-то застывшая красноватая масса, похожая на отвердевший клей.

Больше я старался о том происшествии не думать. Перед выходом лучше вообще не забивать голову негативными мыслями. Мало ли, может и материализоваться. Тогда точно придется возвращаться в эту квартиру и ждать, пока одно из огромных деревьев не подползет к дому и не разложит его по кирпичикам. Напоследок я глянул в окно: ни людей, ни зверей, одни непроходимые чащи леса. А когда-то в этих местах кипела жизнь. Работали предприятия, люди спешили по своим делам и в лес ходили разве что по ягоды, да по грибы. Теперь, даже если кто-нибудь туда осмелиться пойти - назад уже не вернется. Слава богу, есть еще куда отступать. Город немаленький, за неделю эта за­раза точно не успеет его полностью поглотить.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.