Мне просто стало скучно...

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мне просто стало скучно... ( )

Часть 1

Учебники с грохотом полетели на пол заодно со всеми письменными принадлежностями, что были на парте. Твою мать, неужели нельзя приземлять свою задницу так, чтоб ничего не падало?

Поморщившись и выругавшись про себя, я принялась собирать учебники. Ненавижу, когда садятся на мою парту. А между тем Погосян даже внимания не обратила на то, что изволила натворить. А ну и черт с ней, свалила бы поскорей к своим друзяшкам, нечего возле меня ошиваться, устраивая бесконечные фотоссесии. Конечно, сидя на моей парте, она, наверное, ни разу в жизни не фотографировалась, и это просто необходимо было исправить. Понимаю-понимаю...

Поднимая с пола последний учебник, я заметила, что ко мне приближается ОНО. Ух черт, надо срочно сматываться! Но было уже поздно.

– Ма-ай, сходи со мной в туалет, – протянула бровастая, подойдя почти вплотную ко мне.

Вот дожили, называется, она уж и до туалета без посторонней помощи добраться не может. Но если не пойду...

Пришлось тащиться в уборную, заранее строя планы, кого еще из одноклассниц я там встречу. К счастью, никого. Туалет вообще, по большой удаче, оказался полупустым, поэтому Настя почти сразу соизволила скрыться в кабинке, а я занялась изучением своего лица, отражавшегося в зеркале, прикрепленном над раковинами на противоположной стене. Странное оно у меня...

Видимо, бессонные ночи и почти постоянная нервотрепка здорово сказывались даже во внешнем виде, проступая болезненной сероватой бледностью на лице. А мне нравится. До одури нравится...

Моим внезапным псевдофилософским размышлениям о внешнем виде пришел конец, когда бровастик вновь выпрыгнул из кабинки, причем так резво, что возникло ощущение, будто ему там кто-то неведомый отвесил хорошего пендаля.

– Покажи мне альбом, – требовательно проговорила она, обернувшись к зеркалу и картинно улыбаясь, чтобы воочию убедиться в своем великолепии, – ты обещала.

– У меня нет с собой. Хотела утром кое-какие детали подправить и оставила на столе, – хмыкнула я, надеясь, что она поверит.

– Врешь! Ты его каждый день носишь, я знаю! – упрямо заявил бровастик.

– Правда? Неужели? – протянула я в уже окончательном изнеможении.

Черт, раздражает...

Настя схватила меня за рукав и настойчиво потащила в класс, приговаривая что-то про обещанные рисунки. Твою же мамочку, когда уже кончится этот чертов день. И снова не выспалась...

Тяжело вздохнув, я поплелась за бровастиком в класс, правда, от дальнейших ее издевательств меня спас звонок. К счастью, этот урок последний. А может, и не к счастью, кто знает...

С трудом добравшись до дома по невыносимому холоду и скользкой дороге и быстро, пока не замерзли пальцы, открыв дверь ключом, я заскочила в квартиру и, сбросив портфель, отправилась мыть руки. Почти сразу же за моей спиной послышалось какое-то непонятное шуршание.

– Мая, почему вошла, даже не поздоровавшись? Нормальные внучки скажут: „Здравствуй, бабушка, я дома”, а ты все молчком, все молчком. Как аутист какой! Все, вон я гляжу, звонят своим родителям из школы: „Бабушка, я дошла, со мной все в порядке”. А тебе что, трубку сложно в руки взять? И кого мы воспитали? Монстра какого-то, инвалида чувств! Вот скажи мне, с кем дружила сегодня в школе?

– Да-да, – равнодушно протянула я, пропустив мимо ушей привычный вопрос бабушки. Очень зря, между прочим.

– Что значит: „Да-да”?! Опять в уголке сидела, ни с кем не разговаривала?! Мая, ты должна жить в социуме! Неужели не понимаешь, мы хотим тебе добра!

О да, сдался мне ваш социум, к чертям его... Как же все это достало. Каждый вечер изо дня в день, когда я прихожу домой... Это даже не скучно. Я хотела бы описать, вот только слов подходящих подобрать не могу. Перемен хочется, хоть каких-нибудь...

– И какие у тебя завтра уроки? – в дверях собственной комнаты меня встретила мама.

Я заглянула ей через плечо и увидела уже прекрасно распотрошенный портфель, открытый дневник уже лежал на столе.

– Зачем спрашивать, если уже посмотрела? – я попыталась протиснуться в комнату.

– Я хочу услышать ответ от своей дочери, а что в этом такого?

Ну вот, еще одна.

– У меня завтра семь уроков. Довольна? – Я устало вздохнула.

– А что это ты так с матерью разговариваешь? Грубиянка! Вот отец с работы придет, я ему расскажу! Он тебе интернет отключит.

– Хорошо, – кивнула я, не в силах о чем-то спорить.

– У тебя несерьезные уроки, я посмотрела. Сейчас гулять пойдешь, Даша вон, уже давно на улице. Иди пообщайся с девочками, ты все время в вакууме находишься.

– У меня уроков много, – отрезала я, принявшись разбирать учебники.

– Мне плевать, – мама скрестила руки на груди, – потом сделаешь. Нужно общаться со сверстниками. Иди гулять.

Ах так... Я молча положила учебники на место и, вновь вернувшись в коридор, одела куртку и сапоги.

– Подожди! В этой куртке не ходи, она для школы, возьми попроще, – в коридоре появилась бабушка.

Да что они, меня преследуют что-ли? По-прежнему не говоря ни слова я застегнулась и, схватив шапку, выбежала в подъезд.

До вечера не приду. Сил нет больше их видеть.

И тут я почувствовала, что за моей спиной в абсолютно темном пролете между этажами кто-то стоит...

Часть 2

Кто же это? Кому вдруг понадобилось стоять в темноте...

Я замерла, стараясь как можно точнее оценить ситуацию. Всегда удивляла меня эта способность, а сказать точнее, неспособность... Полное неумение паниковать. Порой даже странно становилось, это ведь инстинктом самосохранения называют? Хотя нет, страх присутствует, даже сердце так гулко колотится, что в ушах отдается. А разум все равно ясный...

– Кто здесь? – я резко обернулась, надеясь хоть что-то рассмотреть, но бесполезно. Глаза по-прежнему резала непроглядная тьма. Ответа не последовало. Показалось?

Я взмахнула перед собой рукой, но она только уперлась в стену. Ясно, значит, здесь действительно никого не было. Только послышался откуда-то сбоку тихий, будто сдавленный смешок. Нет, наверное тоже показалось. Не собираюсь я в игрушки играть с каким-нибудь маньяком-педофилом, пусть себе резвится где-нибудь подальше. А лучше всего с Погосян или бровастой.

Медленно выдохнув, я спустилась вниз по лестнице и вышла на улицу. Щеки сразу же защипало от холода, а порывистый ветер чуть было не сорвал шапку, бросив в лицо хлопья снега. Еще метели не хватало.

И только тут я осознала, что теплые перчатки остались дома. Но туда возвращаться настолько не хотелось, что я решила перетерпеть холод. Ничего, если небольшое обморожение будет...

– Мая, ну что ты, чудо, давай обнимемся! – ко мне сразу же кинулась эта Даша, едва завидев, как открывается дверь подъезда.

– Нет, пожалуй обойдемся без этого, – спокойно проговорила я, хотя внутри все кипело. Ненавижу обнимашки.

– Ну, что делать будем? Может в магазин сходим за роллтоном? У тебя есть деньги, а то мне снова отец не дал.

Ох, мать, и мне приходится общаться с этим чудовищем...

– Нет... И-извини, у меня дела, а тебя Серый, между прочим, на стадионе ждет, – быстро проговорила я и направилась подальше от дома.

Разумеется, на стадионе ее никто не ждал, какой идиот мог там ошиваться в такую метель? Просто если бы она осталась во дворе, кто-нибудь из домашних в окно это бы обязательно заметил, а мне лишние вопросы не нужны.

И куда податься? Идти-то особенно некуда... А и ладно, в парк пойду, и плевать на то, что стемнеет скоро. Случится что-нибудь, посмотрю, что они скажут, а мне все равно... Хотя, и им, наверное, тоже. Ведь главное, чтобы я в социуме жила, а все остальное второстепенно.

Оказавшись в парке, я немного прогулялась по аллеям, засунув замерзшие и слегка посиневшие от холода руки в карманы. Это, конечно, не сильно помогало, но все же...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.