О том как долг и обстоятельства создают Героя [СИ]

Малафеева Любовь Николаевна

Серия: Хроники темного магистра [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О том как долг и обстоятельства создают Героя [СИ] (Малафеева Любовь)

Малафеева Любовь Николаевна

О том как долг и обстоятельства создают Героя

Жизнь прекрасна, если правильно подобрать антидепрессанты.

FT

Глава 1

Здравствуйте — я Серафим, я Кровавая Графиня и Темный Ангел и еще с полдюжины столь же высоких и неприятных титулов, не отражающих и сотой доли того, кто я есть. Нет, не думайте это не прогрессирующая мания величия, а чистая правда. Я единственная возможность спасти этот мир…

Давайте все по порядку. Когда-то все было совсем не так. Я была обычной ни чем не примечательной студенткой второго курса института Серафимой Николаевной Камышевской и училась на специалиста по связям с общественностью. Там были и обычные студенческие будни со скучными лекциями и уморительными практиками и столь же разухабистые праздники и выходные с дискотеками и попойками. Девочкой я была разной. В прямом смысле. Многие мои друзья и знакомые всегда терзались вопросом, о том, как я так легко изменяюсь. Я могу грустить и через минуту вспомнив веселый анекдот громко смеяться, с легкостью перехожу от линии поведения "божий одуванчик" к "прожженной стерве", от пятилетки до мудрой старухи. О том какая я на самом деле знали люди, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Из увлечений рисование, музыка, походы по музеям, магазинам, археология и история. Литературные предпочтения: русская классика — Пушкин, Лермонтов, Лев Толстой и современное фэнтези, с основой в виде мэтра Толкиен. Личной жизни я не радовалась. Парочка безобидных увлечений не в счет. Да это и было закономерно. Писаной красавицей я не была. Полноватая и высокая. С коротко подстриженными золотистыми крашеными волосами. Единственным, что мне всегда в себе нравилось, это глаза, насыщенно карего цвета с нехарактерным для славян разрезом.

Вся эта история началась с неожиданного подарка, сделанного поздним летним вечером, когда я возвращалась домой со дня рождения подруги. Добираться от нее до моего дома, надо было весьма путано, с несколькими пересадками да еще в конце пересечь не вполне пригодный для прогулок поздним вечером парк. И вот я буквально вывалилась из переполненной маршрутки, но, слава богу, на нужной мне остановке. Все, я практически дома. Потирая бок, и мысленно вопрошая у молчаливого неба, для чего некоторым людям достались такие острые локти, куриные мозги и знает ли водитель этой распроклятой маршрутки, что он возит, и где педаль тормоза, а где газа, я шагнула под сени старых кленов парка.

Для того чтобы вам было яснее, опишу вкратце историю этого места. Когда-то на рубеже девятнадцатого и двадцатых веков здесь уже было старое кладбище и церковь. В середине двадцатых годов прошлого века церковь разграбили и закрыли и устроили танцплощадку. Затем тут существовал парк аттракционов с замечательными карусельками. Ах, какие тут были лошадки, просто прелесть…кхм. Потом их убрали и сделали просто парк для неспешных прогулок и тихого семейного отдыха. В таком виде он и находится до сих пор. Днями тут носятся молодые мамаши со своими ненаглядными карапузиками, степенно прогуливаются парочки всех статей, мастей и возрастов, а подростки потягивают пиво, сидя на затерявшихся в кустах лавочках. Все чинно и мирно. Ближе к ночи же парк наводняет совсем иная публика. Тут шныряют в поисках новой жертвы маньяки, пьянствуют бомжи, различные неприятные личности насильно предлагают получить "нереальный кайф" в таблетках и порошках, и слоняются бледные призраки законченных наркоманов в поисках "дури". Этот маленький лесок был настоящим двуликим Янусом. На всю территорию только два горящих фонаря у главных входов/выходов. В длину парк составлял примерно километр, а в ширину в самом широком месте всего метров пятьсот. Безопаснее конечно было обойти парк, но моим самым главным недостатком была и остается лень, и поэтому ни о каких обходах я и не думала. А как оказалась зря.

Я быстро шла по асфальтовой дорожке, стараясь не стучать каблуками и прислушиваясь к шуршанию листвы вокруг. Мне осталось пройти ровно половину пути, когда, поравнявшись с недавно отремонтированной кафешкой я заметила странное сияние воздуха справа и мгновением позже из яркой вспышки на меня вывалился странный, пахнущий гарью и тухлятиной субъект. С придушенным визгом я рванулась в сторону, но не достаточно быстро, и моему новому знакомому удалось сбить меня с ног. Не переставая визжать, как сломанная пожарная сирена, я с пинками вылезла из-под навалившегося тела и на четвереньках отползла на несколько метров. Подхватившись с асфальта и приготовившись поставить новый мировой рекорд по бегу на дистанции менее двухсот метров на каблуках, я неожиданно снова рухнула на землю, ссаживая коленки. Обернулась на неожиданно появившуюся из воздуха персону. Этот гад держал меня за лодыжку! Я уже набрала в рот новую порцию воздуха для визга, когда он неожиданно ловко подтянулся, придавил меня к асфальту и зажал рот мокрой ладонью. В эту секунду у меня внутри все заледенело. "Вот и все. Прощайся с этим милым светом дорогая Серафима. — Пронеслось у меня в голове. — Сама виновата, идиотки кусок". Но вместо того чтобы начать свое грязное дело, этот маньяк что-то прохрипел. Уже было приготовившееся меня покинуть сознание задержалось на пороге из чистого любопытства (уверена, когда-нибудь оно меня и погубит). О чем это ему захотелось поболтать? Ничего не поняв из его каркающих фраз, я отрицательно завертела головой. Он закрыл глаза, которые при ближайшем осмотре оказались серо-голубыми, а когда открыл, то нормальным, слегка хрипящим русским языком сказал:

— Не кричи и я обещаю, что отпущу.

Я истово закивала, при каждом кивке, больно ударяясь затылком об асфальт, но, не обращая на это внимания. Подумаешь, шишка будет, какие мелочи.

Недоверчиво прищурившись, он убрал руку. Я, как и обещала, молчала. Быстро зыркнув по сторонам и с особой опаской присмотревшись к продолжавшему неясно мерцать воздуху, он прохрипел:

— Как тебя зовут?

— Серафима. — К моему удивлению и гордости, голос хоть и был сильно писклявым, но не дрожал. А он продолжил спрашивать.

— Дата рождения?

— Десятое августа тысяча девятьсот восемьдесят девятого года.

Он удивленно моргнул.

— Десятое чего?

— Августа. — Не понятно, что его так удивило, аж затрясся весь.

— Номер месяца?

— Месяца чего?

— Твоего рождения, дура!

Мне стало обидно. Как так, я тут лежу перед ним…кхм, пардон под ним и изгаляюсь, а он еще и обзывается, засранец такой. О своем не выгодном положении я и не вспомнила.

— Ты что полный кретин?!

То, что я ответила оскорблением на оскорбление, ему очень не понравилось. Он сдавил одной рукой мое горло и, перекрыв почти весь доступ кислорода, тряхнул как куренка.

— Отвечай!

— Вос-сьмой. — просипела я с трудом.

Все еще продолжая перекрывать мне доступ воздуха, и, кажется, даже не замечая этого, маньяк задумчиво прикрыл глаза и забормотал. Из всего его диалога с самим собой я запомнила только последнюю фразу "Кажется, подходит…" после, которой стала пинаться, лягаться, царапаться, и удушено хрипеть. Недоуменно и недовольно присмотревшись к моему посиневшему лицу, он поспешно разжал руку. Первый глоток воздуха вошел со свистом, второй с хрипом, третий с кашлем. В тот момент я была уверенна, что ничего чудеснее в мире быть не может. Пока я медленно приходила в себя, он рывком поставил меня на ноги и стал стаскивать с пальца другой руки украшение. За нашими спинами вновь вспыхнул воздух и оттуда вылетел настоящий огненный шар, только огонь был ослепительно белого цвета, и ударил прямо в спину моего неожиданного знакомца. Он только успел передать мне перстень и сжать его в моем кулаке, так что острые грани пребольно впились в ладонь, как этот шар, разбившись о его спину, превратил его в клубы пепла. Он даже не вскрикнул.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.