История одного дня

Плагина Юлия

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
История одного дня (Плагина Юлия)

История одного дня

    Жизнь коротка...

    Ломай правила, легко прощай,

    Целуй страстно, люби по-настоящему.

    Всегда смейся и никогда не переставай улыбаться,

    Не важно, насколько странна жизнь.

    Жизнь - не всегда вечеринка, к которой мы привыкли.

    Но пока мы живы, мы должны улыбаться

    И быть благодарными за ВСЁ.

    ЧАСТЬ I. Призрачное ощущение опасности

    Глава 1. Писец подкрался незаметно

       Сколько нужно пережить горя и предательства человеку, чтобы стать по-настоящему счастливым? Нескончаемо много...

       Некоторые скажут, что такого просто не может быть, мол, иррациональная реакция организма на внешние раздражители, или же наоборот, твоя, деточка, история ни в какое сравнение не лезет с тем, что пришлось пережить нам, умудрёнными жизненным опытом, и я с этими утверждениями полностью соглашусь. Может, конечно, в процессе становления жизненной позиции индивидуума в социуме далеко не последнюю роль играет и характер, помноженный на воспитание, но, как бы там ни было, это моя история, которой хочется поделиться с вами.

       Я всегда была скромной, закомплексованной и застенчивой девочкой, не способной дать отпор противнику. До мямли не дотягивала из-за вспыльчивого характера, а до бунтарки - из-за пресловутого воспитания. В школе отношения с одноклассниками стандартно держались на отметке "так себе, но завтра можно прогулять - не хочу видеть... (вставить нужное имя)". Нет, конечно, подруги у меня были, но стоило только "самой классной девочке класса" недовольно протянуть нечто нелицеприятноё в мой адрес, как френды дружно испарялись в неизвестном направлении. Обидно, конечно, но у меня были любящие родители, благодаря которым я не зацикливалась на двуличности детей, пока в нашу семью не постучалось горе.

       В 2002 году папа тяжело заболел. Болезнь подкралась к здоровому мужчине незаметно: никаких признаков или симптомов не было и в помине, просто в один далеко не прекрасный день сотрудники ДРСУ отправились на плановый медицинский осмотр. Я, наверное, никогда не забуду тот день, когда отец вернулся понурый из больницы. Дальнейшие три недели отец урывками бывал дома - пропадал в больницах и всевозможных медицинских центрах.

       Подслушивать, конечно, неприлично, но иначе бы я не узнала всей правды. Врачи отцу ничего не сказали, но "добрая" медсестра, получив хорошую мзду, позволила пациенту ознакомиться с историей болезни, диагноз оказался удручающим: рак кишечника, четвёртая стадия. Эскулапы, припёртые к стенке вспыльчивым пациентом, давали ему как минимум три года, если сделать операцию и пройти курс химиотерапии, но стоимость лечения ощутимо била не только по карману родителей, но и по нервной системе мамы и всех родственников, которые до последнего момента не знали ничего.

       Операция была назначена на середину октября и, слава Богу, прошла успешно: папе ампутировали заражённый метастазами участок кишечника и вывели толстую кишку через бок, чтобы не создавать непроходимость стула. Отцу с каждым днём становилось всё лучше, он продолжал ходить на работу, издеваться над сотрудниками и подшучивать над друзьями, да и никаких проблем очередное обследование не выявило.

       В первый день февраля я как обычно проснулась в семь часов, чтобы с довольной миной отправиться в школу (у нашего четвёртого "А" как раз проходили контрольные, присланные из Москвы, чтобы "выявить уровень образования выпускников младших классов"). Мой путь пролегал через комнату отца, которая являлась одновременно и гостиной, поэтому нет ничего удивительного, что я включила свет и бросила взгляд на диван, где спал мужчина. Уже тот факт, что человек, который мучился бессонницей и вскакивал с первыми петухами, почивает в начале восьмого, откровенно говоря, настораживал, поэтому затаив дыхание и стараясь, чтобы сердце хоть немного успокоилось, на цыпочках подошла к постели больного.

       Поверьте, мне многого стоило удержать крик ужаса, рвущийся из груди: всё лицо папы было в гематомах, а из уголка правого глаза тонкой струйкой стекала кровь... (Я потом ещё долго видела эту картинку в кошмарах и просыпалась от ужаса в холодном поту). В тот день мне всё-таки пришлось идти в школу, но вот мама взяла отгул за свой счёт.

       С этого дня всё начало меняться: папа полностью отказался от еды. Если раньше он самостоятельно вставал, заправлял постель и в обязательном порядке шёл бриться, то сейчас же у него на эти действия просто не хватало сил. Дедушка, мама и дядя Витя - хороший друг родителей и бывший медработник - попеременно дежурили у постели больного, а меня же, соплю десятилетнюю, старались не подпускать к отцу из-за шума, который я всегда умудрялась создавать.

       Седьмого февраля живот отца раздулся до невероятных размеров и мама, связавшись с онкодиспансером, наняла такси, и увезла мужа в другой город. Вернулась она через сутки одна и с потухшим взором. На мой закономерный вопрос о том, где папа, женщина ответила, что он скоро вернётся домой... Хотя верилось в это уже с трудом.

       Именно в тот день к нам заявились три мужика - дальние родственники из серии "седьмая вода на киселе", мол, проездом были и решили навестить. Мамуля, как добропорядочная домохозяйка, естественно, накормила "путников", а дедушка выставил бутылку "Столичной" - отпраздновать воссоединение семьи. На тот факт, что его сын тяжело болен, никто из мужчин внимания не обращал. Я их не виню, под "градусом" всё видится в розовом свете, но стоило только зазвучать весёлому смеху и похабным шуточкам, как мама не выдержала и убежала к себе в комнату.

       Бросив на алкоголиков испепеляющий взгляд, поспешила за ней, чтобы увидеть её рыдающей. Прижав меня к себе, женщина судорожно всхлипывала, повторяя всего одну фразу:

       - У нас папа Лёша болеет, а они веселятся...

       Именно в тот момент я поняла, что уже никогда не будет всё так, как было прежде...

       Гости уехали на следующее утро, извинившись перед злой мамой, а дедушка старался не показываться лишний раз из своей комнаты. Ближе к обеду привезли папу, поэтому, когда я вернулась вечером из школы, была сильно испугана болезненной худобой и тёмно-фиолетовыми кровоподтёками на лице мужчины, коих стало ещё больше. Боль и непонимание застыли в его глаза, поэтому я не выдержала и, упав на колени перед его постелью, разревелась, как не плакала больше никогда в жизни.

       Превозмогая адскую боль, папа кое-как принял сидячее положение, обнял меня и, раскачиваясь из стороны в сторону, тихо шептал, надеясь, что дочь не услышит:

       - Господи, как же хочется жить... За что, Всевышний, Ты ниспослал мне это?..

       С того дня я всё чаще и чаще видела маму, сидящую в кресле рядом с постелью отца, и читающую вслух Библию - Новый Завет.

       Маме удалось достать через онкологический институт рецепты на обезболивающие препараты, содержащие довольно большой процент наркотиков. Бедной женщине, которая, даже обрабатывая обычные ссадины непоседы-дочери, чуть не падала в обморок от ужаса, пришлось учиться вводить внутривенно и внутримышечно болезненные лекарства.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.