Акселератка

Иванов Дмитрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Акселератка (Иванов Дмитрий)

АКСЕЛЕРАТКА

По тихой зеленой улочке медленно и со­вершенно бесшумно двигался старый «запорожец». Внутри никого не было. Про­хожие дивились, потом оборачивались, и лица их расцветали улыбками — или со­чувственными, или насмешливыми.

«Запорожец» толкал сзади, налегая из последних сил, тщедушный молодой чело­век по фамилии Кузьмин. Наконец оба — человек и транспортное средство — оста­новились у подъезда с вывеской: «Гос­страх». Кузьмин утер взмокший лоб.

— Зря старался! — сказал ему какой-то прохожий.— Они металлолом не страхуют!

Кузьмин дико взглянул на шутника и стремглав бросился в подъезд.

В госстраховском вестибюле под лозун­гом «Веди счет рабочей минуте!» роилась дюжина активистов с повязками, выставлен­ных администрацией для отлова опоздав­ших. У двоих в руках были секундомеры, один мороковал над какими-то списками,

несколько человек щелкали фотоаппарата­ми и стрекотали любительскими кинока­мерами. Все это напоминало финиш круп­ных международных соревнований.

Взмыленный Кузьмин тотчас угодил в объятия пары активистов.

— Сорок семь! — победоносно выкрик­нул секундометрист, и эта цифра была не­медленно занесена в протокол.

На площадке, у раскрытой двери ка­бинета, Кузьмина уже поджидала заведую­щая страховой конторой — вылитая чере­паха Тортилла.

— Опоздали, значит! — ледяным тоном сказала она.— Может быть, вы не в курсе, что идет месячник борьбы за рациональное использование рабочей минуты?!

— В курсе. Но я же меньше чем на ми­нуту опоздал!

 Тортилла жестом предложила Кузьмину войти в ее кабинет. 

— Да, сегодня вы опоздали на сорок семь секунд. А вам известно, сколько за это время у нас в стране вырабатывается киловатт-часов электроэнергии? Сколько пар обуви сходит с конвейера? Сколько тонн угля выдается на-гора?

— Сколько? — растерянно спросил Кузьмин.

— Достаточно! — отрезала Тортилла после небольшого замешательства.— Чего, полагаю, нельзя сказать о вашей, работе. Сколько людей вы застраховали за истек­шую неделю и по каким видам?

Кузьмин суетливо расстегнул плоский чемоданчик и стал выкладывать на стол на­чальницы страховые свидетельства.

— Вот, пожалуйста ...— бормотал он.— Страхование личного имущества... Страхо­вание жизни... От несчастных случаев... Смешанное страхование...

— Неплохо, неплохо! — Тортилла при­гляделась к бумажкам.— Но позвольте... Все застраховавшиеся, они что — родствен­ники?

— Да нет... Я бы этого не сказал,— пролепетал Кузьмин. 

— Ну, значит, однофамильцы! Кузьмин, Кузьмин, Кузьмин, Кузьмин... Дичь какая-то!

— Совсем не дичь. Я же не виноват, что у меня такая фамилия! — тихо сказал Кузьмин.

— Что?!.. Так это все ваши страховки?!

— Мои...— потупившись, сказал Кузь­мин.— А что делать, если никто страхо­ваться не хочет? Я их и так агитирую, и эдак, а они ни в какую!

— Все! Это предел! — шумно выдохнула Тортилла.— Агенты Госстраха страхуют са­ми себя! Неслыханно! Только благодаря моему добросердечию я не увольняю вас сейчас же! Даю вам сутки! Но если вы снова явитесь пустым, проститесь с Госстрахом на­всегда! Госстраху не нужны такие агенты!

— Угу... Я понимаю,— убито кивнул Кузьмин. 

 Кузьмин вышел из лифта, позвонил в ближайшую квартиру и, как только дверь приоткрылась, сунул ногу в щель.

— Я из Госстраха! Прошу вас, выслу­шайте меня! — с жутким напором затара­торил он.— Это стоит очень дешево! Три-четыре рубля в месяц, и ни вам, ни вашему домашнему имуществу уже не страшны ни­какие стихийные бедствия! Пожар, навод­нение, землетрясение, сель...

— Паша! Павел Иванович! — крикнула женщина, стоявшая по другую сторону две­ри.— Выдь-ка на минутку! Тут какой-то псих рвется!

Через мгновение в дверном проеме уже стоял верзила устрашающего вида.

— А ну, брысь отсюда! — приказал

он.— А то я сейчас устрою стихийное бед­ствие!

Кузьмин послушно ссыпался по лест­нице.

Уже сгустились сумерки, когда страховой агент Кузьмин устало взглянул на оче­редной освещенный номер дома — тринад­цатый. Кузьмин обреченно махнул рукой и направился к подворотне.

Там в темноте плавали огоньки сигарет, слышалось бренчание гитары и хриплый смех. Кузьмин прижал к груди свой чемо­данчик и нырнул в темноту.

Тотчас из подворотни послышался шум возни с глухими ударами, топотом и визгли­выми выкриками страхагента: «Не отдам! Не имеете права! Я буду жаловаться!»

Несколько прохожих торопливо перешли на другую сторону улицы. Внезапно измени­ли свой маршрут дружинники, приближав­шиеся к подворотне.

Под свист и улюлюканье растерзанный Кузьмин выскочил из темноты и за углом привалился к стене, чтобы перевести дух. Тут он увидел, что в зловещую подворотню направляется высокая стройная девушка со спортивной сумкой через плечо. Сердце у Кузьмина замерло.

— Девушка! — крикнул он.— Подожди­те, девушка! Не ходите туда!

Девушка обернулась. Даже в неверном свете уличных фонарей было видно, что она очень хороша собой.

Чтобы было ясно, кто она такая, вер­немся немного назад...

Зазвонил один из трех телефонов, стояв­ших на столе. Мужская рука безошибочно сняла трубку.

— Начальник уголовного розыска май­ор Птахин! — сказал мужчина в милицей­ской форме.

В трубке забулькало, заверещало. Майор Птахин тяжело вздохнул и ответил виноватым тоном:

— К сожалению, пока ничего нового. След потерян. Последний раз ее видели вчера на Центральном рынке. Я лично спросил очевидцев, они подтверждают...

В кабинет бесшумно проскользнул юный лейтенантик. Увидев, что начальник занят важным разговором, он хотел уйти, но Птахин жестом остановил его.

— Найдем. Обязательно найдем ее. Не надо так волноваться,— сказал майор в трубку.— Задействуем лучших сотрудников. Подключим райотделы. Перероем весь го­род, но найдем! — Он закончил разговор и сокрушенно покачал головой: — Надо же! Где искать, спрашивается! Куда она могла исчезнуть?

— Кто? — поинтересовался лейтенан­тик.

 — Да цветная капуста! — с досадой сказал Птахин и кивнул на телефон.— Жена всю плешь проела — найди ей цветную ка­пусту, и кончен бал!

— Такое наше дело, сыщицкое,— пони­мающе вздохнул лейтенантик.

— Да не сыщицкое,, а...— Птахин мах­нул рукой.— Ладно, что у тебя?

— Происшествий нет. К вам тут девуш­ка рвется.

— Какая девушка?

— Даю словесный портрет...— Лейте­нантик задумался, а потом сказал востор­женно: — Конец света, одним словом!

— Это — двумя,— уточнил Птахин и распорядился: — Ладно, давай свой «конец света»!

Лейтенантик впустил ту самую девушку, которую страхагент Кузьмин позже остано­вил перед зловещей подворотней. В ярком свете дня подтвердилось, что девушка чудо как хороша собой.

— Присаживайтесь...— внезапно ох­рипшим голосом сказал Птахин и звучно откашлялся.— У вас что-то случилось, да?

— Да,— подтвердила она.

— Что-нибудь серьезное?

— Очень. Я вчера получила аттестат зрелости.

— Так...— Птахин прицелился сощурен­ным глазом.— И его у вас похитили? Так?

— Еще чего! — сказала девушка.— Он при мне.

— Тогда при чем тут уголовный розыск?

— Слабовато у вас с дедукцией, това­рищ майор,— девушка улыбнулась.— Лад­но, не мучайтесь. Я пришла к вам работать!

— Все понятно,— Птахин усмехнул­ся.— Детективов начитались!

— Ничего подобного. Я по призыву.

— А был такой призыв? Что-то о нем в газетах не печатали.

— Я по призыву сердца,— сказала де­вушка.— Об этом в газетах не печатают.

— А нет ли в газетах о том, что у вас физическое развитие обгоняет... все про­чее?— иронически поинтересовался Птахин.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.