Нарочно не придумаешь...

Беляцкая Инна Викторовна

Серия: Повседневность [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нарочно не придумаешь... (Беляцкая Инна)

Беляцкая Инна Викторовна

Нарочно не придумаешь…

4 части

    Часть первая. Некоторые встречи хочется забыть...

   Аннотация:

мир наш, история реальная, герои живут и благоденствуют до сих пор. Я описала только значительные события, происходящие в жизни героини. Жестокий мир бизнеса, который перемалывает слабых духом людей. Сильные же духом, преодолевая препятствия и принося жертвы, выходят в этой схватке победителями. Вопрос, а не слишком ли многим ты пожертвовал ради победы. Планирую миди. Название городов не указываю специально, чтобы не выдать прототипов героев.

    Глава 1

    Даша.

   Объявили посадку на самолет. Я последний раз обняла бабушку. Все слова сказаны. Глаза бабушки были сухими, губы поджаты, она держалась из последних сил. Как только я уйду, она заплачет. При мне же она не может этого позволить. Бабушка скала и сколько бы жизнь не била её, она никогда не покажет своих слез. Я единственная её родственница. Дедушка умер, когда узнал о гибели своего младшего сына, уснул и не проснулся. Видимо это была последняя капля для его больного сердца, а вот бабушка держится до сих пор, она не позволяет себе хандрить и жалеть себя.

   Старший сын бабушки, мой дядя, погиб, когда мне было пять лет, я его совсем не помню. Он был кадровым военным и погиб в горячей точке. Детей у него не было, его жена сбежала через два года, не выдержала тяжелой армейской жизни, а второй раз жениться он не решился.

   Мой же отец погиб, когда мне исполнилось 14 лет, автомобильная авария. Я очень плохо запомнила похороны. Помню только, что в морге при опознании тела, мама устроила истерику и несколько раз теряла сознание. Все хлопоты легли на бабушку, а ведь дедушка был уже мертв, и его тело ещё не было предано земле. Хоронили их вместе, бабушка организовала отправку тела отца и их похоронили рядом с дядей.

   Мама не поехала на похороны, сославшись на здоровье, а бабушка не стала настаивать. Через полгода, после одного ужасного инцидента, произошедшего со мной, бабушка забрала меня к себе. Тогда я и распрощалась с мечтой, стать журналистом или хотя бы редактором в газете и вообще о работе в местах, где нужно много говорить. Я стала заикаться.

   Сколько бабушка приложила усилий, чтобы вылечить меня от заикания, но доктора разводили руками. Это психологическое, говорили они, пока прошлое влияет на её сознание, она будет заикаться. А бабушка не теряла надежды и искала новые методы лечения.

   Благодаря своим связям и знакомствам, она нашла выход на одного светилу психологии. Профессор долго говорил со мной, а потом предложил бабушке занять меня работой. Именно рабой, увлечь меня, чтобы все психологические проблемы отошли на второй план и обязательно я должна быть в коллективе, чтобы меня постоянно окружали люди и только тогда я смогу вылезти из своей скорлупы и начать жить полноценной жизнью.

   Дедушка был владельцем нескольких автосервисов и когда он умер, бабушка не стала продавать бизнес, а продолжила дело своего мужа. Первые два года, конкуренты с ехидной улыбкой наблюдали за ней и ждали, когда же она сдаться или разориться. Но они не знали мою бабушку. Она не только удержала бизнес на плаву, но и расширила его, приобретя ещё две автомастерских. Вот в одну из них она и привела меня работать.

   Сначала, я выполняла неквалифицированную работу, мыла, убирала, затирала и иногда прикручивала гайки. Когда бабушка убедилась, что я влилась в коллектив и мужчины приняли меня, она попросила мастера обучить меня работе автомеханика.

   Все работники мастерской были довольно пожилыми мужчинами и по возрасту годились мне в дедушки. Они хотя и любили по пятницам принять на грудь, но руки у них были золотые. Они могли с закрытыми глазами разобрать и собрать мотор любой машины отечественного автопрома или дорогой навороченной иномарки.

   Спустя три года, я приобрела хорошие навыки автомеханика. Конечно, до мастеров из нашей мастерской мне было далеко, но механики, открыли мне все профессиональные секреты, а главное мне нравилась эта работа. Заикаться я перестала, но большие предложения мне произносить тяжело до сих пор. Я научилась разговаривать кратко и лаконично. И ещё когда я начинала волноваться, то не могла произнести и слово, но и это было большим достижением. Раньше из-за заикания, я не могла говорить вообще.

   Куда я лечу и зачем? Я задавалась этим вопросом с того самого момента, когда бабушке пришло письмо от адвоката. Сразу после окончания школы, мне настоятельно рекомендовали приехать к ней, якобы для дальнейшей учебы в ВУЗе. До совершеннолетия мне оставалось полгода и настойчивую просьбу адвоката, я не могла проигнорировать.

   После моего отъезда в 14 лет, свою маму я не видела и даже не перезванивалась с ней. О всех событиях, произошедших с моей родительницей, мне сообщала Маша, моя одноклассница и соседка по подъезду. Мы писали друг другу длинные письма на бумаге. Можно было бы общаться и по скайпу или по электронной почте, но Маша любила писать по старинке, а мне нравилось их получать.

   Маша была очень больным ребенком и часто пропускала школу, и я как соседка и одноклассница, носила ей задания, иногда помогала делать уроки и даже готовила ей обеды. Болезнь за эти годы прогрессировала и теперь Маша могла передвигаться только на коляске, но школу она закончила хорошо и теперь собиралась учиться в дистанционно ВУЗе. Отец занимался бизнесом, продавал автомобили и комплектующие к ним, чтобы дочь от безделья не впала в депрессию, он доверил ей вести бухгалтерию одного их магазинов. Машка писала, что ей очень нравиться работать на отца, и она рада вносить свою лепту в семейный бизнес.

   Что касается моей мамы, она вышла повторно замуж уже через пять месяцев после моего отъезда. На свадьбу меня не пригласили и даже не сообщили о ней. Я узнала об этом из Машиного письма. Она писала, что торжество было грандиозным и дорогим, много нужных людей и мало старых знакомых. Я только удивилась, что мама так затянула со свадьбой, целых пять месяцев и ещё полгода до моего отъезда, это много для неё.

   Мама моя поздний ребенок в семье и поэтому воспитывалась в тепличных условиях. Она даже не знала, что нужно оплачивать коммунальные счета. Первые годы этим занимался отец, а потом я. Наверное, папа очень любил её, если повесил себе на шею такое ярмо. Она была избалованным ребенком и никого кроме себя не любила. Мама никогда не работала, и не собиралась работать, хотя окончила престижный ВУЗ, она даже не готовила никогда, у нас всегда была кухарка. Уборку проводила приходящая уборщица, стиркой и глажкой белья занималась прачечная или химчистка, а мама занималась только собой.

   Меня отдали няне после рождения, а мама уехала поправлять здоровье в санаторий, а после санатория мама обращала на меня внимание только на семейных праздниках или для того чтобы поддержать имидж счастливой семьи перед партнерами отца. Отец сначала пытался перевоспитать её, а потом плюнул и стал редко появляться дома. Он работал и наверное только это приносило ему радость, а потом появились любовницы и ему было уже все равно, как живет его семья.

   Мне пришлось взять все в свои руки, я даже научилась распределять деньги, которые отец выдавал на хозяйство, а мама порхала по магазинам, гостям, фитнес клубам и театрам. Сколько помню себя в той жизни, она ни разу не поинтересовалась, ела я или нет.

   А потом произошел этот случай и когда меня выписали из больницы, мама, чтобы не возиться со мной, просто отправила меня к бабушке. Если бы бабушка не взяла меня, я бы никогда не заговорила.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.