Мы ждали вас, как освободителей, а вы принесли нам смерть...

Вестерлунд Ларс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

И С ТО Р И К О К УЛ ЬТ У Р Н Ы Й Ц Е Н Т Р К А Р Е Л Ь С К О Г О П Е Р Е Ш Е Й К А

ЛАРС ВЕСТЕРЛУНД

Мы ждали вас

как

освободителей,

а вы

принесли нам

смерть...

АВРОРА•ДИЗАЙН

САНКТ ПЕТЕРБУРГ

2013

Ларс ВЕСТЕРЛУНД

УДК 94(47)”1918”

ББК 63,3(2)612+63,3

(2Рос 2Выборг)+63,3

(4Фин)6

В387

Ларс ВЕСТЕРЛУНД

Мы ждали вас как освободителей,

а вы принесли нам смерть...

Главный редактор Баир Иринчеев.

Редакционная коллегия:

Абакшина Эльга (перевод со шведского)

Артюхина Ольга (перевод с финского)

Головач Елена

Матвиенко Алла

Мошник Юлия

ISBN 593768060 X

2

Мы ждали вас как освободителей, а вы принесли нам смерть...

ВВЕДЕНИЕ

Немногие выборжане, проходя через расположенные к западу от Вы

боргского замка сооружения крепости Корон Санкт Анна, вспоминают о

том, что эти земляные валы и рвы являются тем самым местом, где вес

ной 1918 г. разворачивались едва ли не самые трагические события во всей

многовековой истории Выборга. В последние дни гражданской войны в

Финляндии, 29 апреля, здесь, во рвах слева от Фридрихсгамских ворот, было без суда расстреляно около двухсот выборжан, большинство из ко

торых были русскими и не принимали участие в военных действиях. К

настоящему времени установлены имена 87 расстрелянных в укреплени

ях, но этот список далеко не полон. Крепость Корон Санкт Анна – лишь

одно из нескольких мест в Выборге, где в дни белого террора проходили

казни над русскоговорящим населением города.

Предлагаемая вниманию читателей статья доктора философии Ларса

Вестерлунда посвящена белому террору в Выборге, его причинам, его

жертвам и палачам. Опираясь на российские и финские архивные источ

ники, воспоминания, дневники и публикации в прессе 1918 г., автор ста

тьи рассказывает о том, как разворачивались события, стараясь, по воз

можности, сохранять объективность и беспристрастность. «По возмож

ности» – поскольку оставаться эмоционально нейтральным при обраще

нии к подлинным свидетельствам казней в Выборге – задача не из легких.

Выборг, пограничный город с большим русским гарнизоном, тяжело пе

режил события 1917–1918 гг. Именно гражданская война в Финляндии ста

ла причиной того, что радикальное националистическое движение и не

нависть к «инородцам» нашли здесь открытое, гласное выражение. Ино

родец, включая того, чьи предки веками жили на этой земле, стал теперь

«воплощением зла», причиной бедствий, подстрекателем. Не было суще

ственной разницы, кто этот «не финн» по национальности – русский, ук

раинец, еврей или поляк, он все равно выступал под обобщающим и уни

чижительным прозвищем «рюсся». Многие выборгские финны были убе

ждены, что братоубийственная вражда – это привнесенная из за восточ

ной границы зараза.

Страх перед угрозой распространения большевизма, царивший в фин

ском обществе, заставлял идти на меры, превышающие требования само

обороны. То, что белый террор был направлен не только против полити

ческих противников, но и против мирного русскоговорящего населения, стало закономерным итогом событий Первой мировой войны, в которой

финские егеря принимали участие на стороне Германии. Всего лишь не

3

Ларс ВЕСТЕРЛУНД

сколько месяцев назад они вернулись на родину с действующего фронта, где их прямой задачей было убивать русских, польских, украинских сол

дат. В период гражданской войны в Финляндии егеря стали основой млад

шего офицерского состава белой армии, той силой, которая инспириро

вала казни гражданского населения.

Свою роль в трагическом развитии событий сыграло и отношение насе

ления к происходящему. За время, когда Выборг находился в руках крас

ных (январь – апрель 1918 г.), многие выборжане пришли к выводу о по

литическом «родстве» финского социализма и российского большевиз

ма. Когда отступающие силы красных прибегли к террору, стало очевид

ным, что белые будут мстить. Но вряд ли кто то мог предположить, что

месть примет такие ужасающие формы.

Иллюстрацией к тому, как менялись настроения выборжан, не вовлечен

ных в политическое противостояние, могут служить записи в дневнике

барона Пауля Эрнста Георга Николаи, владельца имения Монрепо. 29 ап

реля, в день, когда Выборг был взят войсками белых, Николаи писал: «Ка

кой сюрприз! В половине девятого меня позвали вниз, и я увидел пикет, состоящий из дюжины молодых людей в серой униформе и австрийских

фуражках – белогвардейцы! Милые парни из Каянского полка! <…> В го

роде видел длинную колонну узников – красных бандитов, которых уво

дили в барак. 22 представителя белых были убиты в тюрьме, и среди них

архитектор Леандер Иконен – я надеюсь только, что белые смогут удер

жаться от мести. Это словно пробуждение от ночного кошмара. Думать, что мы свободны, свободны от красных и от русских». А вот его же записи

от 2 и 3 мая: «<…> Мадам Наумова пришла попросить сертификат для сво

его мужа. Ее сын, 16 летний мальчик, был схвачен и расстрелян в первый

день, без всякой причины. Я думаю, услышали, что он говорит по русски!

Все русские названия улиц должны быть сняты в течение 48 часов. Это

кажется идиотизмом в городе с таким большим русским населением». «По

хоже, что многие, если не все русские, расстрелянные в прошлый поне

дельник, были невиновны. Офицера Панчулидзе задержали вместе с дру

гими офицерами. Он по немецки попросил разрешения поговорить с офи

цером, который спросил Панчулидзе, был ли он офицером красной гвар

дии. Тот ответил, что не был, но был офицером императорской армии.

Его немедленно отпустили, остальные были казнены.<…>. Хочу сегодня

позвонить коменданту. Это безумие! Вчера многих солдат белой гвардии

видели пьяными. Похоже, казни будут продолжаться!»1

1 Николаи П.Э.Г. Дневник 1918 г. (на англ. яз.) – Научный архив ГБУК ЛО «ГИАПМЗ «Парк

Монрепо», фотокопия (пер. с англ. – Ю. Мошник).

4

Мы ждали вас как освободителей, а вы принесли нам смерть...

Свидетельство П. Э. Г. Николаи – одно из множества, связанных с этими

событиями. То, что казнены были люди, непричастные к военным дейст

виям, было очевидно с самого начала. Более того, многие знали, что в

числе расстрелянных выборжан были те, кто ждал прихода белой армии.

Ждал, как освободителей…

В исторической науке России и Финляндии так и не выработалось еди

ного мнения относительно оценки событий финской гражданской вой

ны и, в особенности, оценки военного террора. В СССР долгое время де

лался акцент на зверства белогвардейцев, подчеркивалась несоразмер

ность жестокости, проявленной белой армией действиям красногвардей

цев. В Финляндии вплоть до 1960 х гг., законность действий белой армии

не подвергалась сомнению, а действия красных описывались как преступ

ные. Эта ситуация начала меняться после публикации в 1966–1971 гг. три

логии профессора Яакко Пааволайнена о красном и белом терроре и о

лагерях для военнопленных в 1918 г. Исследование Пааволайнена заста

вило многих историков более молодого поколения пересмотреть отно

шение к итогам финской гражданской войны.

К началу ХXI века литература о гражданской войне в Финляндии уже на

считывала десятки томов. Тем не менее, проект «Людские потери в Фин

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.