Житие, в стреляющей глуши - страшное нечто...

Графов Станислав

Серия: Светлов [3]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Житие, в стреляющей глуши - страшное нечто... (Графов Станислав)

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЧЁРТ ПОБЕРИ, ГЕРР ЛОРЕНС!

-   …Хотя нет, погодите. Повязку пока не снимать и не развязывать, - сказал спокойным голосом Ставински. – Русс Ивановитч! Я вижу, что вы уже успели по мне соскучиться, как говорят у вас в России. Но вы ошиблись, что это герр Фоммель организовал ваше и герр Лоренса похищение. Ничего, это бывает. Привыкайте…

- Снимите повязку, - глухо молвил Васька, - и скажите вашему палачу, что б рук больше не распускал. Не то я вспылить могу.

-Хорошо, хорошо. Успокойтесь…

   Пелена спала с Васькиных глаз. Он инстинктивно прижмурился,  чтобы яркий свет больно не резанул по глазам. Палач стоял метрах в пяти, поигрывая ТТ. Предусмотрительный, сволочь… Он подавил в себе ненависть – желание врезать промеж  глаз, увернувшись от выстрелов. Ненависть вообще расходное чувство. Сильно много опустошает твой внутренний сосуд. А что до ухода от пуль – так это сущий пустячок… Надо сбросить стреляющему установки на страх перед непредсказуемым действием. И если удастся внушить, он будет плясать как по нотам – стрелять наугад, лишь бы ослабить тиски страха и надышаться перед смертью…

За стеной он чуял ещё двух, но это были также пустяки. Стрельбы в таких случаях должна происходить в замкнутом пространстве. В противном случае – угрожала свалить всех. Чтобы этого противного случая не произошло, все стреляющие должны собраться в одну точку. Но так как этого сделано не было, Василий осторожно размял ноги. Предчувствие не обманывало его. С завязанными за спиной руками разве много навоюешь? И пистолета зубами не выхватишь.

   Воздух над тёмными высокими кронами, окружавшими синеватую поляну, становился сиреневым. Он наливался мглистой ночной тенью. Квакали где-то справа, очевидно, в заболоченном пруду, лягушки. Временами они действовали на нервы, но сейчас успокаивали.

…Ох, вы мои, пучеглазенькие, - успел Васька, как ему в бок «скомандовал» тупой пистолетный нос:

-Ну-ка, ну-ка, тебе говорят – без шуток! И без всяких штучек и тому подопобное! Если что – пуля в лоб или в затылок! Если понял – кивни?

Говорили  это   убийственно и спокойно, что даже Василию, видевшему много чего по «беспризорке», в колонии, а затем и в лагере, не говоря уже про фронт, стало как-то не по себе. Он вынужденно подчинился.

Дальше он не видел – частично слыхал. Кусты возле осины с мшистым стволом дрогнули – наружу наконец-то вылез Ставински. Он был как всегда чужд экспромтам. В короткой пятнистой плащ-накидке, одинаковой в вермахте для солдат и офицеров в полевых условиях (в СС были повсеместно введены камуфляжные куртки с капюшоном), а также в полевой пилотке с орлом в тулье и красным кантом артиллериста.

-Замечательно, - он произнёс эту фразу так, будто репетировал ещё загодя. – Снова повторюсь, что вы не просто молодец, Рус Иванович. Вы ко всему герой – легендарная личность. Так говорят в России о храбрецах?

Он приблизился к нему, ступая осторожно в шнурованных высоких бутсах со стандартной, окованной четырёхугольными шляпками, подошвой.

-Разве я не прав? – деловито осведомился он, глядя прямо в плотную повязку на Васькином лице.

На его устах играла лёгкая улыбка джентльмена, выигравшего партию в покер или отправившему точно мяч в лунку для игры в гольф. Васька был для него именно что мячик или загнанный в силки кролик.

Тем не менее, рук из глубоких карманов плащ-накидки он не вынимал.

-Вас интересует по сути или по форме? Если по форме – почти угадали… А вот по сути, хм! По сути вы не правы, герр хороший. Легендарными у нас называют тех, кто не думает о собственной выгоде. Всё на пользу идее. Отечество, царь-Бог, партия, советский народ… Это либо непроходимые тупаки-фраерки, либо те, кто желают сперва получить, но прежде – ох, как мучаются…Вот я и говорю  – ну-ка, брысь, отседова! – бросил Васька напоследок Барятинскому и тем, кого не видел за тьмой повязки. – Ишь, примащиваются…

- Мол-л-чат-чать! – прозвучал голос, полный задавленной ненависти.

Это был Барятинский. Но Ставински оборвал его на полуслове. Потом приказал спрятаться на время в кустах малины.

-Остальных гавриков туда же, - схохмил Васька сквозь шелест. – А то не ровен час: один из нас – как осердится…

Ставински весело махнул рукой (пола взметнулась как камуфляжное крыло). Сзади раздался недовольный чох, задавленный мат и хрустнула одинокая ветка. Судя по переступу, сопровождающие скорей всего далеко не ушли, гл затаились или отправились стеречь по периметру. Сценарий такой был ему знаком и давно отрабатывался на учениях.

-Мне уйти или остаться?
-  поинтересовался хозяин положения.

-Можете остаться, - саркастически процедил Васька. – Кто-то ж с моих рук верёвку снять должен…

-Ну, это мы пока повременим. А вы спрашивайте, если конечно желаете и есть о чём.

Васька с минуту помолчал. Нет той пылкости. Культурный ведь, сдержанный… Ставински явно портился, прямо у него на глазах. И ничего с этим нельзя было поделать. Тем более с закрученными за спину руками.

-Что с Лоренсом? – деловито осведомился он. – На этот раз не шутка – вы захватили генерала СД…

-А, этот? Он немного побудет у нас. Затем мы кое-что, как говорят в России, ему предъявим. Из этого кое-что что-то запишем на диктофон – обязательно, с его ответами. Убедим подписать кое-какие бумаги. И он будет наш. Он уже наш, если судить по гамбургскому счёту, - очаровательно улыбнулся он всеми своими ровными, чуть желтоватыми зубами. – Он. конечно захочет знать, кто его подставил. Первая его мысль – это, конечно, были вы или ваши шефы. А доказать обратное будет ой как нелегко, Рус Иванович. Ой как, ой… Наружка была снята Фоммелем по соображениям безопасности, что бы не нервировать вас. Улавливаете мысль?

-Уже уловил. Что ж, ничего, довольно дерзко, - Васька переступил с ноги на ногу. А меня зачем в игру вплели? Боитесь – не дотерплю, сбегу на конца битвы?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.