Замена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Часть 1

      До начала обеденного перерыва оставалось ещё сорок минут, но желудок Евгения Александровича уже жалобно просил кушать. Пудовкин ещё раз на всякий случай взглянул на часы, вдруг они покажут уже "обед", но только секундная стрелка и двигалась, минутная как приросла к месту.

На самом деле он мог уйти на обед хоть сейчас - начальник он или почему?
- но мысль, которую он усиленно думал весь последний час, ещё не была додумана: звонить или не звонить?

Этот, поистине гамлетовский, раздрай был вызван двумя болезнями, которые одолевали Евгения Александровича в последний месяц - недоебит и недотрахит. И обе в равной степени. Вот, казалось, недоебит ажно глаза застит, ан нет!
- недотрахит не дремлет и тут же берёт своё. Дилемма "Звонить или не звонить" Аслану, который "пас" несколько ебливых парнишек, стояла... в общем, серьёзно стояла, двух мнений тут быть не может.

С Асланом и его "мальчиками" Евгений Александрович познакомился в прошлом году, когда друг сердешный Паша собрал в чемоданы свои пожитки и был таков. Собственно, только благодаря их временному обществу он не стал пить в моменты, когда становилось совсем уж хреново. Времени для налаживания личной жизни у него особо никогда не было, и возраст уже не тот, чтобы шляться по клубам и барам. И, опять же, начальник, солидность надо блюсти...

Ну хорошо, позвонит он Аслану, а кого возьмёт?

Может, Олежку? Милый такой мальчик, краснеет, сучёнок, аки невинна девица на выданье. Нет-нет! Эти ужимки у шлюхи со стажем смотрятся, мягко говоря, неестественно. Или Димку? Не-е... На стену полезет от его болтовни через десять минут. Паршивец, всё время забывает, за что ему платят, а, может, просто время тянет. Ника? Стаса? ... А, может ... Тут его память услужливо подсунула образ парня, который был с ним в последний раз, почти месяц назад, в приват-комнате в блядском домике Аслана за городом: зашёл, словно сам снял на вечер Евгения Александровича, и устроил такой умопомрачительный трах, которого у Пудовкина отродясь не случалось! Как его там звали?..

      На этом глубокомысленные размышления Евгения Александровича были прерваны появлением в его кабинете Леночки.

Леночка была очень милая девушка, это все отмечали, кроме Пудовкина - этот хмырь не понимал в прекрасном - или Леночка была слишком милая для него, или потому, что девушка.

- Евгений Александрович! Ко мне тут жених приехал, на обед зовёт...

- Леночка, твои часы спешат на полчаса?..

- Правильно, рано ещё!..
- горячо поддержала Леночка недовольство начальника.

Евгений Александрович даже растерял свой деловой вид, который напустил с приходом девушки в свой кабинет, - это новый способ выпрашивания полчаса к обеденному времени?

- Ты не хочешь обедать?
- и вдруг неожиданно для себя добавил: - Давай я за тебя пообедаю?

- Ой!
- девушка приложила ладони к стремительно краснеющим щекам, - он, наверное, не согласится на такую замену...

Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы догадаться, как жених Леночки планировал "обедать", но в Пудовкина как бес вселился:

- И давно совместное принятие пищи стало таким интимным делом? Но ты права, надо спросить... Пошли, спросим!

Евгений Александрович встал из-за стола и вполне серьёзно направился к двери, спрашивать. Бедная Леночка семенила за ним на деревянных ногах - никак не ожидала она такого поворота событий.

Часть 2

Месяц назад

      Говорят, день рождения находится в низшей точке синусоиды жизненных циклов. В этой самой блядской точке скапливаются, как в отстойнике, болезни и самые неприятные неприятности.

Русик Светличный в это не верил, но в этот день убедился - у него сегодня был день рождения, но явно не его день. Мало того, что ему исполнилось двадцать восемь - жизнь клонилась к закату - науке неизвестно, есть ли жизнь после тридцати, так ещё с утра отключили горячую воду - пришлось кипятить чайник, чтобы бриться, по пути к клиенту на ботинке, почти посреди дороги, вдруг лопнул шнурок, в кафе облился кофе...

Нельзя сказать, что подобного не случалось ранее, но, наверное, в день рождения всё воспринимается иначе, как-то острее и неприятнее.

      Вечером Руслан пригласил троих своих друзей - Игоря, Славку и Пита - в бар. Посидели часа два, немного выпили, потрепались, и тут Игорьку пришла грандиозная идея податься за город, к Аслану.

Русик было напрягся - мало кто знает, что он "двустволка", играет за обе команды, "политическая проститутка", - а только детям неизвестно в этом городе, что "блядский домик" Аслана в основном специализируется на мальчиках. Но Игорь возбуждённо живописал о тёлке "во-от с такими буферами!". Славка, единственный, который разделял политические постельные взгляды Русика, закрыл лицо рукой и тихо ржал, знал, собака, кто эта "тёлка с буферами", но не спешил разочаровывать Игорька, скорей всего уже представлял его лицо, когда "тёлка" задерёт юбку.

Светличный заглянул в своё портмоне, пересчитал оставшееся после посиделок в баре, немного расстроился малым количеством и тем, что придётся потратить остатки, но всё же согласился в надежде, что этот день закончится не так говённо, как начался.

Парни поймали такси и назвали адрес.

Их было четверо, Руслан сел впереди, а его друзья утрамбовались на заднее сидение. Пита зажали посредине, он всю дорогу жаловался, что у ребят большие жопы и ему невероятно тесно. Игорь затеял с ним шутейную потасовку. Водитель подозрительно косился на него в зеркало, а Славка продолжал тихо угорать над друзьями.

Высадив беспокойных пассажиров, визжа тормозными колодками, машина рванула с места, спеша убраться подальше от этого гнезда порока.

      Загородный клуб Аслана представлял собой два особнячка, соединённых галереей. В одном царила непринуждённая клубная обстановка: бар, стриптиз, кабаре, бильярд, боулинг. А второй был совсем для других целей, там негласно работали и зачастую жили некоторые ударники сексуального труда.

В фойе, где охранник придирчиво изучал паспорта вновь прибывших, Светличный обратил внимание на некоего господина, который вошел, кивнул охраннику, как знакомому. Русик поймал себя на том, что не отрываясь смотрит на профиль мужчины, провожает взглядом его фигуру... Вздрогнул, когда Пит окликнул его, тряхнул головой, чтобы отогнать наваждение.

Парни послушали певичку, посмотрели шоу, в течение которого Игорь и Пит громким шёпотом спорили, кто выступает, парни или всё же тёлки, Славка смотрел не на сцену, а на пьяных друзей и уже откровенно ржал. Руслану тоже было весело, но его не покидало странное двойственное чувство - с одной стороны, действительно хорошо, а с другой - тревожное ожидание чего-то.

А ещё мысль о том мужчине... Сожаление, что не подошел, не окликнул...

      Пит, Игорь и даже Славка ужрались. Только Русик был отвратительно трезв. По-хорошему, в такой день не грех было бы упиться в дрова, но... Не лезло, не хотелось совершенно.

Пит, покачиваясь, встал, сообщил, что ему надо "по одному маленькому, но чрз... чверез... через... вчайно важному делу" и потопал в сторону туалета. Вернулся через пятнадцать минут, но никто на столь долгое отсутствие не обратил внимание - на сцене танцевала парочка парней, и Славка с Русланом угорали от выражения лица Игорька.

- Кто из них виновный?..
- вдруг услышали ребята чей-то голос рядом.

Оторвавшись от созерцания действа на сцене, в удивлении уставились на самого Аслана в сопровождении парочки дюжих охранников около их столика.

- Вот! Вот наш виновник!
- радостно представил Светличного хмурым и серьёзным мужчинам Игорёк. Скорей всего, он имел в виду, что Руслан является виновником сегодняшнего торжества. Но мужчины, похоже, искали виновного в чём-то другом, иначе почему Аслан, не улыбнувшись, настойчиво "попросил":

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.