Сомнения Элли Эндрюс

Сабертон Рут

Серия: Романтика и любовь [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сомнения Элли Эндрюс (Сабертон Рут)

20 августа 2011 года

6.23

Сегодня день обжираловки.

Нет, я не сижу на диване, доедая крошки печенья со дна коробки (потому что всем известно, что кусочки и огрызки не откладываются жиром), не смотрю на свои бедра в зеркале примерочной и не бегу что есть духу покупать утягивающее белье.

Нет, все гораздо хуже: на меня напал страшный жор, хотя еще нет даже половины седьмого утра. Но я уже слопала столько, что хватило бы борцу сумо. Я буквально чувствую, что живот растет с каждой минутой, набухая и растягиваясь, как в «Пришельцах».

В любом случае беспокоиться поздно. Раз уж я начала есть, то с тем же успехом могу продолжать. И кроме того, сегодня мне понадобятся силы. Поэтому, вместо того чтобы включить диск с упражнениями и хорошенько попотеть, я напрягаю мышцы лишь для того, чтобы открыть холодильник и извлечь порцию мороженого. Если я дойду до буфета за ложкой, то сожгу еще немножко калорий, не так ли? О да, я сегодня всерьез намерена худеть.

Честно говоря, с тех пор как мне на палец надели маленькое колечко с бриллиантом, я больше ни о чем не задумывалась.

По крайней мере старалась.

В припадке отчаяния я доедаю остатки пиццы, а вдогонку – тост с «Мармайтом».

Я искренне пообещала себе, что к сегодняшнему дню похудею до восьмого размера и накачаю пресс, как у регбиста. Я намеревалась месяцами сидеть на диете и развить в себе любовь к салатам и утренним пробежкам. Я поклялась, что никогда больше не съем ни кусочка шоколада, а сидение перед телевизором навсегда уйдет в прошлое. Я собиралась приступить завтра же.

Правда, завтра так и не наступило, и вот пришло сего-дня – день, который я несколько месяцев назад обвела кружком в календаре. Солнечный августовский день, в который мне предстоит надеть кружевное белье и белое шелковое платье. День, когда по идее я должна выглядеть как супермодель. Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Такое перевоплощение не под силу даже Гарри Поттеру.

Я закрываю глаза. Такое ощущение, что я падаю с крыши. Мы – я и мой любимый человек – несколько месяцев планировали эту свадьбу. Мы виделись почти исключительно в присутствии представителей агентства. Даже не помню, когда у нас в последний раз был по-настоящему безумный секс. Вообще хоть какой-нибудь секс, если уж на то пошло.

Что бы я изменила, если бы могла повернуть время вспять?

6.28

– Доброе утро, Элли, – бодро щебечет моя соседка по квартире и лучшая подруга Саманта, врываясь на кухню. Она взмахивает дредами и заталкивает в тостер четыре внушительных ломтя хлеба. – А ты раненько. Волнуешься?

– Хм…

Такое ощущение, что мои кишки грызет стая пираний.

– А я хотела принести тебе завтрак в постель, – продолжает Саманта, ныряя ложкой в банку с шоколадной пастой. – Как насчет яичницы с копченым лососем? И бокальчика шампанского? Но только совсем чуть-чуть, подружка. Нехорошо, если невеста напьется в стельку.

– Спасибо, обойдусь без завтрака, – отвечаю я, принимая невинный вид. – Иначе не влезу в платье.

– Ты до сих пор на диете? – Сэм морщит нос. – Ей-богу, Элли, я не понимаю, в чем тогда проблема.

– Э… в том, что мне предстоит втиснуть тушу двенадцатого размера в платье восьмого.

Она закатывает глаза:

– Ну ты и дура. Почему было просто не купить платье побольше? Голодать бесполезно.

Она права. Сэм Деламир – воплощенная Диета. Рядом с ней даже Виктория Бэкхем покажется толстушкой.

– И вообще, – продолжает Сэм, толстым слоем намазывая шоколадную пасту на тост, – ты совсем не толстая. По-моему, ты сегодня выглядишь особенно изящно.

– Вот почему. – Я приспускаю штаны, чтобы продемонстрировать гигантские утягивающие трусы. – Не ожидала?

– О Боже! – Шоколад разлетается по всей кухне. – Что это такое? Жуть какая. Только не говори, что собираешься надеть их под свадебное платье! У тебя же кровообращение остановится! На самом деле черт с ним, с кровообращением, неужели ты всерьез думаешь, что у вас ночью что-нибудь получится, если на тебе будет эта хрень? Их же без лома не снять!

Трусы буквально прилипли к телу. Чудо современной инженерии. Да, они просто убийственны, но я проспала в них ночь и готова поклясться, что похудела на размер.

– Это последний писк в области похудения, – с гордостью сообщаю я. – Поддерживающий лифчик и утягивающие трусы в комплекте.

Сэм качает головой:

– Элли Эндрюс, ты чокнулась. Ты выходишь замуж за человека, который тебя обожает. Думаешь, он не в курсе, как ты выглядишь под платьем?

Худые все такие. Они просто не понимают.

– Сегодня я хочу превзойти саму себя, – объясняю я. – Я хочу, чтобы люди смотрели на меня и думали, какая я красивая. По крайней мере что я не хуже сестер.

Сэм вновь закатывает глаза, потому что слышала это уже тысячу раз. Мы познакомились в первом классе женской школы Сент-Хильда, когда прятались под куртками в раздевалке, в отчаянной попытке прогулять урок физкультуры. Любовь к Робби Уильямсу и ненависть к лакроссу сплотили нас. И теперь, спустя годы, мы пополам снимаем домик в Тэпли и спорим, на ком женится Джордж Клуни.

В любом случае не на мне.

Ну и ладно.

– Только не начинай опять, – стонет Сэм. – Твои сестры – ходячие куклы Барби. Не убивайся из-за того, что ты на них не похожа.

Я морщусь. Легко ей говорить. Если бы она выросла с четырьмя сестрами, рядом с которыми любая фотомодель покажется толстой и уродливой, то сама ощутила бы на себе бремя всех съеденных чипсов. Высокие и длинноногие, с роскошной светлой шевелюрой, молочной кожей и фигурой, как песочные часы, мои старшие сестры привлекают общее внимание, куда бы ни пошли, и по праву носят прозвище Красотки Эндрюс. Я, пухлая, веснушчатая и низкорослая, с вьющимися каштановыми волосами, даже не пытаюсь с ними соперничать. Пусть лучше окружающие смотрят на меня как на приятный контраст.

– Больше ни слова о твоих сестрах, – предупреждает Сэм, ставя тарелку в раковину, где уже скопилась гора посуды. – У тебя внутренний мир в тысячу раз богаче, чем у любой из них. Ты веселая и умная… и не толстая! Ты пухленькая и сексуальная. Мужчина обожают таких, как ты.

Я мельком замечаю свое отражение в стеклянной двери кладовки, но, признаться, вижу не то, что описывает Сэм. На меня с сомнением смотрит девушка с растрепанными кудряшками и в бесформенном халате, который полностью скрывает тело. Я не хочу быть веселой, умной, с богатым внутренним миром. Это компенсация для толстых и некрасивых. В конце концов, Кейт Мосс любят не за ум.

Сэм качает головой:

– Ты мне не поверишь, сколько бы я ни повторяла. Давай говори, что родные будут смеяться. А я скажу: ну и хрен с ними. Это твой день, и ты просто обязана извлечь максимум удовольствия! Ты вот-вот выйдешь за человека, который тебя просто боготворит!

Почему мой жених меня любит – одна из величайших загадок бытия. Разумеется, я страшно рада, я прыгала до небес, когда он сделал предложение, но в последнее время начала задумываться, а хорошо ли мы поступаем. В конце концов, свадьба – это не только платье с оборками и фуршет.

– Я надеюсь, что мы поступаем правильно, – нервно говорю я, и пираньи в моем животе вновь принимаются за дело.

– Элли! Очнись! Конечно, правильно. Пожалуйста, иди наверх и начни собираться.

Сэм кладет руки мне на талию и подталкивает к лестнице.

– У нас еще столько дел, пока не приехали визажист, парикмахер и Поппи с цветами. Прими ванну с пузырями, чтобы расслабиться, а остальное предоставь мне. Я даже открою шампанское, и мы выпьем за последний день твоей вольной жизни.

Последний день моей вольной жизни. О Господи.

Через семь с половиной часов я, как в свое время мои сестры, пойду к алтарю в церкви Святого Иуды в Тэпли. Через восемь часов я буду замужем.

Больше я никогда не смогу лопать тосты в постели и целоваться с кем попало.

Не то чтобы мне хотелось целоваться с кем попало. Но есть тосты в постели – это святое…

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.