Моя Пустота

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Моя Пустота ( )

Моя Пустота

Автор: Mr Abomination

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: Денис, Виктор

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Повседневность, POV

Сегодня он, как всегда, безупречен…

Я еду в метро, в одном из душных вагонов, где в час пик воздух превращается в вязкую, тяжело вдыхаемую, пропитанную запахом пота, духов и дезодоранта отраву. Слева от меня обильно потеющая толстушка, которая необъятной задницей занимает не только все свое, но и часть моего места. В руках у нее большая сумка, из которой виднеется бутылка кефира, батон и овощи. Иногда она с задумчивым видом опускает руку к свежей выпечке, отщипывает небольшой кусок и, не отвлекаясь от тяжелых размышлений, отправляет его прямиком в измазанный неуместной красной помадой рот. Лицо ее блестит, равно как и шея, и грудь. Иногда она задевает мою руку влажным локтем, от чего меня передергивает.

Справа от меня мужчина средних лет в дешевом, но выглаженном, стрелочка к стрелочке, костюме. Очень напряжен. Сидит неестественно прямо, вцепившись длинными сухими пальцами в черный чемодан и неотрывно вглядываясь в шкалу над вагонными дверьми, на которой отражаются остановки, что мы проехали. Быть может, он опаздывает, и ему кажется, что под его тяжелым взглядом остановки на шкале замелькают с ужасающей скоростью. Что за наивность. Впрочем, пусть делает, что хочет. Мужчина, по крайней мере, в отличие от толстухи, меня не касается.

Моя Пустота колоритно выделяется среди основной массы людей, что заполняют вагон. Его волосы выкрашены в ярко-алый цвет, косая рваная челка скрывает левый глаз, в ушах блестит с десяток колец, крестиков, крыльев и странных символов. Каждый раз я порываюсь посчитать все проколы в его ушах, но так же каждый раз сбиваюсь. Еще у него пирсингована правая бровь, левая ноздря, нижняя губа и язык. Причем в языке сразу два прокола. В минете он, наверное, неподражаем. Или в лейке. Не знаю его предпочтений, но думать о первом варианте мне приятнее.

Длинные, чуть расклешенные рукава его синей рубашки скрывают татуировки на руках. Кажется, такие называют «рукавами». Сплошные рисунки от запястий и до самых локтей. Несмотря на такое украшение, он нечасто носит открытую одежду, потому разглядеть изображения мне не удается. Зато татуировку на его шее, слева, я могу описать по памяти до мельчайших подробностей. Это утекающее время в стиле Сальвадора Дали – золотые часы с резным основанием, четко прорисованной объемной цепочкой, что путается в небесных сводах и звездах. Странная, но такая завораживающая картина.

Я часто замечаю неодобрительные взгляды в его сторону от лиц таких вот толстушек, что втихаря поедают батон в метро, не сумев дотерпеть до дома, таких вот всегда напряженных, будто в остром приступе геморроя, работяг среднего звена, таких вот скандальных бабушек и юных родительниц, что еще год назад спали сразу с тремя и залетели по чистой случайности, а теперь уверены, что могут читать окружающим мораль лишь потому, что превратились в матерей. Хотя для того, чтобы стать полноценной матерью, мало просто родить ребенка.

Я замечаю их взгляды и желаю каждому всего нехорошего. Потому что никому не позволительно смотреть на Мою Пустоту. Особенно смотреть Так.

В действительности, я не слишком отличаюсь от окружающих людей. Самые обыкновенные джинсы классического синего цвета, черная толстовка с накинутым на голову капюшоном, ибо только так я чувствую себя в безопасности, да рваные кроссовки. Но в отличие от скованного стереотипами окружения, я смотрю на него иначе. С восхищением. С восторгом. С любовью. Вы наверняка усомнитесь в истинности моих чувств, скажете, что я лишь насочинявший глупостей мальчишка, который млеет не перед реальным человеком, но перед придуманным самим же собой образом. Вы скажете, что нельзя влюбиться в человека, ни разу даже не обмолвившись с ним словом. Вы скажете… Да вы много чего скажете, но я, как всегда, не послушаю.

Поезд останавливается на очередной станции, и Моя Пустота медленно поднимается с потертого сидения и проходит к выходу. Я как завороженный слежу за каждым его движением, не смея сделать и вдоха, чтобы не испортить момента. В последний миг он, наверняка случайно, оглядывается, и наши взгляды сталкиваются. Я замираю, а он, поймав после моего взгляда еще с десяток недовольных, выходит из вагона и растворяется в суетящейся толпе.

А на следующей станции выхожу я.

Университет, однокурсники, преподаватели. Все как в тумане. Весь день я думаю лишь о нем. О его красных волосах, блестящем колечке в губе, о татуировке на шее. А еще о том, что он мне не по зубам, что такие, как он, выбирают себе подобных, а не каких-то там потасканных жизнью невзрачных цивилов.

Невзрачный.

Я замечаю, как моя однокурсница, что с какой-то радости периодически усаживается рядом со мной, пудрит носик, вглядываясь в зеркало. Я чуть наклоняюсь, вижу свое отражение и оценивающе оглядываю его. Светло-русые волосы, серая кожа и глаза цвета поросячьей мочи, как любит подшучивать мой дедушка. И правда. Моча.

Однокурсница замечает мой внимательный взгляд, начинает судачить про какую-то ерундовину. Я бы и рад поддержать беседу, если бы мне это действительно было интересно. Но девушка не замечает моего скучающего взгляда. Она рассказывает и рассказывает о зеркалах, о чем-то мистическом, об ауре, наконец, а затем нечаянно задевает меня рукой, и я морщусь. Почему-то ей кажется, что у меня что-то болит, и я не решаюсь оспорить сложившиеся выводы и поставить ее в известность, что я терпеть не могу человеческих прикосновений. Хотя если бы ко мне прикоснулся Он, мне бы, наверное, понравилось.

День проходит, я спускаюсь в метро, захожу в первый попавшийся вагон. На обратном пути я никогда не рассчитываю увидеть Его, но почти всегда выходит иначе. И в этот раз на следующей станции я вижу, как парень с ярко-алыми волосами заходит в вагон, оглядывается в поисках свободного места и направляется в мою сторону. Я немею, осознавая, что свободных мест всего два: рядом со мной и напротив меня. И прихожу в ужас. Ведь если он будет настолько близко, беспокоясь о том, что он заметит, я не смогу смотреть на него, как это делаю по обыкновению. Находиться в такой близости и не иметь возможности взглянуть – настоящая пытка.

Моя Пустота садится напротив меня. В его наушниках гремит что-то тяжелое. Иногда он в такт музыке качает головой. К моей удаче, он роется в телефоне, потому я украдкой все же наблюдаю за ним, шумно вздыхая и то и дело сглатывая образовывающийся в горле комок.

Вы спросите, почему я называю его Моей Пустотой. Вы спросите, почему я так называю парня, будучи парнем. Вы спросите, почему я ничего не делаю, раз действительно люблю его. Как много вопросов. Но я отвечу на каждый. Не по порядку.

Во многих рассказах или комиксах Гей-направления большое внимание уделяется становлению персонажа, тому моменту, когда он Внезапно Осознает, что не из той лиги, если вы понимаете о чем я. Так вот, у меня не было этого становления. Я всегда знал, что мне нравятся парни. Это не стало для меня шоком, ужасным проклятьем или как еще воспринимают подобные предпочтения неподготовленные к случившемуся люди. Я не просыпался ночью в поту, содрогаясь от мыслей, что вместо женщины мне приснился обнаженный мужчина, не плакал в темных углах, осознавая, что влюбился в одноклассника. Не было этого. И это ответ на ваш второй вопрос.

Алфавит

Похожие книги

Без серии

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.