Проводник

Беляцкая Инна Викторовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Проводник (Беляцкая Инна)

Беляцкая Инна Викторовна

Проводник

   Глава 1

   Середина 90-х годов. Россия.

   Вечер у меня сегодня закончился рано, 00 часов 30 минут. Для меня это детское время. Мне уже 20 лет, я учусь на 3 курсе престижного университета г.Москвы. В субботу, как и все дети богатых родителей, вечер и ночь провожу в модных клубах.

   Я забыл представиться, меня зовут Денис, для друзей я просто Ден, девушки зовут меня ласково Денчик.

  Я вышел из ночного клуба после полуночи, сегодня тусить, не было настроения, девчонки уговаривали остаться, но мне стало скучно. Я решил ехать домой отсыпаться.

  Такси я поймал быстро. Ехать нужно было за город, мы проживали в престижном коттеджном поселке, для богатых бизнесменов.

  Мои родители были не олигархи, но имели свой бизнес, который последние годы процветал, деньги у нас были.

   Только не подумайте, что я родился с серебряной ложкой во рту, нет. Мои родители начали свой бизнес во время перестройки, когда завод, где они работали, закрылся. Они решили рискнуть, всё у них получилось, но не сразу. Первое время было много проблем, иногда мы сидели на голодном пайке, но все-таки родители смогли поднятся.

   В посёлке, где мы жили, раньше располагались дачи для ветеранов труда и других, уважаемых в стране советов людей, но наш безжалостный капитализм вытеснил с этой дорогой земли, всех жильцов. На этой земле построили престижный поселок. Но нашей семье повезло, на этой земле у моего деда была дача. После кончины деда, земля досталась нам бесплатно, по наследству.

   Своих дедушек и бабушек помню смутно, я поздний ребёнок в семье. Моим родителям было далеко за 30 лет, когда я появился на свет. Говорят, что тут не обошлось без шаманства. Мама как то рассказывала, что они с папой ездили к целителю, что бы я получился.

  Дед, от которого осталась дача, был коммунистом и большим патриотом нашей родины, но не выдержал схватку с нашим российским капитализмом и умер от сердечного приступа. Бабушка пережила его только на 2 года. А у родителей в это время бизнес начал приходить в упадок. Они продали квартиру в Москве и переехали на дачу, тогда этот район считался дальними Подмосковьем.

   С большими усилиями родители наладили бизнес, снесли старую деревянную дачу и построили небольшой коттедж. Нашим соседом был старый дед (он тогда казался мне старым). Он был кореец, коммунист и большой друг советского союза.

  Когда наш дачный поселок начали заселять богатые люди, соседа пытались выселить, но отец тогда помог ему выкупить землю и перестроить его дом. Наверное, отец уже тогда знал, что сосед сыграет важную роль в моём будущем.

   Мне было 3 года, когда меня отдали в садик. Внешность у меня всегда была девчачья, выглядел я, как ангелочек и у всех знакомых вызывал умиление. Они охали и ахали, глядя на меня, а я злился. И тогда я решил, что нужно вести себя как мужчина, в моём детском понимании именно так должны были вести себя мужчины. Я начал драться по поводу и без повода.

   После того как меня, сбежавшего из садика доставил домой наряд милиции, а бедная мама проплакала всю ночь, отец сказал:

   - хватит, раз хочешь драться, значит будешь драться, но только не с обычными людьми, а с сильным противником.

   Меня забрали из садика и отдали на воспитание соседу. Мама считала, что отец поступает очень жестоко, но отец стоял на своём и теперь вместо воспитателя из садика, меня воспитывал сосед.

   В первый же день, я понял, что мама не зря плакала и говорила про жестокость.

   Наш корейский сосед был из бедной многодетной семьи, он считал, что только труд и терпение может сделать из ребёнка настоящего человека.

   Начался мой персональный ад. На драки и другие хулиганские выходки у меня просто не было времени, а к вечеру и сил. Мы с соседом занимались домом, огородом, садом и ещё была зарядка, силовые упражнения и приёмы рукопашного боя.

  Когда я после недели истязаний, прибежал к отцу весь в слезах и соплях, стал просить, отдать меня обратно в садик, отец очень твердо отказал мне. Ещё он добавил, что прибавит соседу гонорар, что бы он увеличил нагрузки. После этого разговора я не по-детски, обиделся на отца и уже больше ни когда не обращался к нему с такой просьбой.

   Такси подкатило к моему дому, я расплатился. Что бы не раздудить родителей, зашел в дом через черный вход.

   Уже начиная засыпать, я услышал, как к нашему дому подъехало несколько машин, это показалось мне странным.

  Наш дом стоял предпоследним на улице, но отец был дома и спал, а к соседу ни когда, ни кто не приезжал, за все годы нашего знакомства.

  Мою комнату светили фары от машин, я чисто интуитивно быстро сполз, с кровати на пол и вовремя ушел из зоны обстрела.

  По окнам начали палить автоматными очередями. Я забрался под кровать и съёжился. Видимо отец перешел дорогу криминальному авторитету или просто у него решили забрать бизнес, таким вот не оригинальным способом, просто тупо расстрелять всю семью, ведь нас только трое и наследников больше нет.

   Пока я размышлял об этом, выстрелы прекратились. Сейчас бандиты зайдут в дом и добьют раненых и мне конец.

   Тут я увидел, как в нескольких сантиметрах от меня отодвинулись доски, и образовался люк. Я подполз ближе и заглянул туда. Терять мне всё равно не чего.

  Я просунул голову в люк и меня просто схватили за голову и шею и втащили. Я кувырнулся в воздухе и больно приложился попой об бетонный пол. Люк закрылся, включилась маленькая лампочка над головой. Я попал в папин винный погреб, а передо мной стоял мой сосед мастер Есикото.

   - нам надо срочно уходить, сейчас бандиты взорвут дом - сказал он.

   Я с трудом поднялся на ноги. Он вручил мне ручной фонарик и начал двигаться к бетонной стене. Подошел к стене, пошарив внизу рукой, на что-то нажал, стена начала отходить, тогда я очнулся от ступора и начал двигаться за ним.

  Проходя мимо полок с вином, я захватил две бутылки самого дорогого папиного вина и прижал их к груди. Сосед посмотрел на меня и видимо хотел, что то сказать, но я опередил его.

   - я хочу помянуть родителей - проговорил я.

   Сосед только покачал головой, и мы вошли в проход. В коридоре было темно, пришлось зажечь фонари.

  Сосед повернулся, что то нажал и стена начала закрываться. После того как она полностью закрылась, он посветил на стену фонариком и я увидел небольшой рычаг. Мастер повернул рычаг несколько раз из стороны в сторону и вытащил его из стены.

   - всё - сказал он - теперь проход заблокирован, и никто не узнает о тайном ходе.

   Мы двигались по коридору, освещая дорогу фонарями. По моим подсчетам мы уже порядком отошли от дома, когда раздался взрыв. Вибрация от взрыва дошла даже до нашего тайного прохода.

   Прощайте мама и папа, я даже не смогу попрощаться с вами, как положено, взрыв уничтожит всё в доме.

   Через некоторое время мы вошли в подвал дома мастера Есикото. Тут было оборудовано спальное место, небольшая кухня и даже душ с туалетом.

   - тебе нельзя выходить в комнаты, бандиты могут следить за моим домом - сказал мастер - когда они не обнаружили тебя среди погибших, они начнут тебя искать.

  - тебе придется отсидеться у меня в подвале, а позже мы решим, что делать - добавил он.

   Он ушел к себе, а я открыл бутылку вина и начал её пить прямо из горлышка. Мой отец всю жизнь помогал соседу и платил ему только ради этого случая, он очень надеялся, если произойдет страшное и они с матерью не выживут, то мастер Есикото спасёт меня и позаботится обо мне. Был тайно, даже от меня, прорыт проход между домами. Спасибо тебе папа. Но вот как мне жить дальше без вас и как остаться в живых при нашем капитализме? На этот вопрос пока нет ответа.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.