Сказочник

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Лера

Сказочник

Толчок бедрами. Женский стон. Еще толчок. Острые ноготки впиваются в мужские плечи, задыхающийся шепот прямо в сердце: "Еще... пожалуйста...." Хриплое дыхание, неправдоподобное тонкое тело выгибается дугой, ловя искры удовольствия.

Он рывком сел на кровати. Потер лицо, ссутулил плечи. На постель смотреть было тошно. Так нельзя! Он же не мальчишка, видеть такие сны! И ладно бы, про какую-то постороннюю женщину... если бы.... Будущая леди Старшего дома. Почти жена ближайшего друга. Изумительно хрупкая фигура, талия - двумя пальцами обхватить можно, высокая маленькая грудь, прямые плечи, идеально вылепленная спина. Бедра - совершенной, покатой формы. Ослепительно белая кожа, длинные тонкие пальцы, розовые ноготочки. Лицо - ожившее произведение искусства. Глаза глубокого болотного цвета, волосы - цвета гречишного меда.... Безупречные манеры, безукоризненная вежливость всегда и во всем. Понятие чести рода, дома, семьи. Понятие долга. Тонкое чувство юмора. Мягкий голос. Ироничные интонации. И все это сокровище - не его. Увы. Остается порадоваться за друга, и смотреть со стороны, как он превратит жизнь этой очаровательной женщины в беспросветный праздник. Да. Он даже не пытался попасть в список кандидатов в женихи. Куда ему?! Лорд всего-то в десятом поколении, пусть и с безупречным послужным списком - его предку высокое звание лорда даровал сам Император, за то, что тот отличился во время череды бесконечных военных действий. Земли, дарованные тем же Императором, находятся на тех же завоеванных территориях соседней страны. Материальное положение - более чем приличное. Можно даже сказать, неприлично отличное. Что поделать, если мужчины рода А` Кхон всегда отличались умом и сообразительностью. Как и женщины. И все же... нечего и соваться. Не поймут, запрезирают те же вчерашние приятели по походам в Клуб.

И каждую ночь одно и то же. Тонкое белое тело в его руках плавится от страсти, изгибается, просит. Наваждение. Бред. Стыд. И ничего с собой не поделать.

Через два дня - свадьба. Он - свидетель. Почетно, весьма. Открывает новые перспективы и горизонты. Больно до потери сознания. Невозможно отказаться.

Один день до свадьбы. Вокруг суета, суматоха. Неожиданно приходит решение - сразу после его непосредственного участия, садится на ближайшего дракона и возвращается в родовое имение, и гори оно синим пламенем.

Счастливый жених находит время поболтать с другом - все о той же невесте.

- Знаешь, приятель, скоро я буду очень богатым человеком.

- И очень счастливым, - поддакнул Кхон. Он крутил в пальцах бокал с тягучим напитком.

- Даааааа....
- С совершенно дурным видом протянул жених. Кхон насторожился. Он уже не раз выручал приятеля - карточные долги порой превышали все разумные пределы.

- За леди дают такое большое приданое, раз ты так уверен?
- закинул удочку Кхон.

- Не такое большое, как хотелось бы, - скривился молодой лорд. Кхон насторожился еще больше, но разговор продолжить не удалось - очередной вопрос требовал участия хозяина дома, и счастливый жених пропал из кабинета.

Итак, день икс настал. Все приготовления были завершены, все было прекрасно и идеально. Кхон, с утра мучился дурным предчувствием, просто таки кожей ощущал, что его друг что-то вычудит. Но пока все шло по накатанной. Главный Стряпчий составляет брачный договор по всем правилам, чернь за окном ревет от восторга - невеста молода, красива, добра. В большой зале кроме аристократии пускают и купеческое сословие. Толстяки потеют, краснеют от собственной важности, от важности момента. Кхон пристально наблюдает за залом, и только по этому отмечает знакомое лицо. Скользкий тип, промышляющий шантажом, перекупкой долгов и прочими неблаговидными делами. Кхон хмурится. Это-то здесь что забыл? Но тут же отвлекается - подходит невеста. От ее красоты перебивает дыхание, мир на миг теряет четкие очертания. Усилием воли взяв себя в руки, мужественно улыбается молодой женщине, и снова задыхается, получая ответную улыбку. Чистую, радостную. Он понял, что этот момент не забудет никогда в жизни. Не забудет, и все тут.

Невеста под торжественный рокот барабанов ставит на бумагах свою роспись, передает перо будущему мужу. Он берет перо из ее пальцев, и неожиданно разворачивается к залу с мерзкой улыбкой и спрашивает:

- Ну что, Дворг, устраивает тебя такая выплата долга?

Кхон каменеет от мгновенного понимания. Все просто и отвратительно. Перекупщик долгов собрал все долговые бумаги Тарда, и теперь требует выплаты. А Тард со свойственной ему фантазией, решил расплатиться с кредитором. Он перевел взгляд на леди Саэту, и похолодел. Только что милое и приветливое лицо окаменело и побледнело. Да, дурой эту леди не назвать ни при каких обстоятельствах.

- Тард, что ты творишь!?
- прошипел он.
- Это дурная шутка.

- Ой, да отвяжись! Она теперь моя, и что хочу я то с ней и делаю!

- Лорд А. Тард. Что вы себе позволяете, - ледяным голосом спросила леди Саэта.

- Молчать. Поняла?
- леди Саэта беспомощно оглянулась вокруг. Увы, придти на выручку ей было некому. Мать ее лежала в обмороке, сестра рядом, младший же брат еще ничего не понимал в силу своего возраста.

- Да как тебе сказать, Тард, - Дворг лениво поднялся и встал рядом.
- Не больно-то. Зачем мне эта... ледь? Я за деньги, ты же знаешь.... А за нее в борделе много не выручишь, она там долго не протянет....

- Какова сумма долга?
- скучающе спросил Кхон.

- Двести тысяч золотом, - так же скучающе ответил Дворг и с интересом глянул на мужчину. Тот не меняя выражения лица, подписал чек, потом брачный договор. Брачный договор трясущимися руками принял Стряпчий. Чек перешел к Дворгу.

Кхон успел подхватить бесчувственное тело своей жены в сантиметрах от пола. Бережно уложив ее на воздушную подушку, повернулся к окаменевшему Тарду. Тот расплылся в дурацкой улыбке:

- Дружище, поздравляю....
- фразу отсекла белая перчатка.

- На дуэль. Магическую. За оскорбление чести и достоинства леди Саэты.

- Ты с ума сошел?

- Не я.
- Кхон отсек гудящий зал куполом. Закутал в купол бесчувственную до сих пор леди. И атаковал первым.

Дуэль много времени не заняла. Под гробовое молчание людей, Кхон поднял жену на руки и шагнул в портал.

Появление его в родовом замке вызвало переполох среди слуг и родни.

- Жена вот моя.
- Кхон кивнул на бесчувственную девушку.
- Женился я. Поздравлять будете после, а пока я не позову - даже не суйтесь в мое крыло.
- И снова скрылся.

Уложил тонкое тело на кровать. Откинул с лица белоснежную фату, коснулся прохладных губ своими. Его затрясло. До сознания медленно доходил смысл произошедшего, и теперь кровь бешено гуляла по венам, заставляя сердце заходиться в диком ритме. Осторожно освободил волосы от острых шпилек, ослабил шнуровку корсета, снял перчатки, растер ледяные руки. Укрыл до подбородка одеялом, ушел в купальню, оставив дверь открытой. Надел халат, пододвинул кресло к кровати, сел рядом. Нежно погладил бархатную щеку, пропустил между пальцами шелковую прядь волос. Порывисто наклонился, жадно втянул ноздрями горьковатый запах женского тела. Стиснул зубы, заставляя себя убрать руки за спину. Поднялся, нашел на полке флакон нюхательных солей, поднес к носу девушки. Через пару минут веки дрогнули, открывая затуманенные глаза.

- Слава богам, леди, вы очнулись.
- Он с облегчением вздохнул.

- Милорд.... Где мы?

- Мы в моем родовом имении, - снова вздохнул Кхон.
- После дуэли я порталом ушел сюда. Прошу прощения, что не дал вам возможности попрощаться с семьей.

- После ... дуэли?

- Лорд Тард покинул наш бренный мир, - после короткой паузы ответил Кхон.
- Я не мог оставить все так.

- О, боги, - леди Саэта резко села.
- Это мне не приснилось.

- Боюсь, что нет.

- Мной торговали, как рабами на рынке.

- Леди, не стоит так...

- Суть не меняется. Он меня продал, вы купили.

- Леди, не говорите так.

- Как еще я должна говорить.
- Красивое лицо на миг дрогнуло. Потом девушка выбралась из под одеяла, оглядела себя.
- Удивлена. Полагала вас более решительным. Чего вы ждете? Я же ваша вещь!

- Вы моя жена, - громыхнул Кхон, выведенный из себя окончательно.

- Жен не покупают!

- Мне стоило безучастно смотреть, как вас продают в бордель?!

- Стоило!

- Я настолько вам противен?
- резко севшим голосом спросил Кхон, и девушка осеклась.- Понятно. Что ж. Я сочувствую вашему положению, но оно не изменится. Вы моя жена, я ваш муж. Осталось скрепить этот факт действием.
- Разочарование и обида затопили волной разум, заставляя говорить вещи, которые упоминать он не собирался вовсе. Теперь оставалось только смотреть, как девушка из его снов неловкими, скованными движениями стягивает с себя платье. Он шагнул вперед, убирая нервные пальцы от ряда застежек, почувствовал, как она сильно вздрогнула, когда он коснулся ее голой кожи.

Когда на ней осталась только тонкая сорочка, он рывком подхватил ее на руки и шагнул на кровать. Тяжелый полог закрыл их от остального мира, оставив тонкую полоску света.

Он прижимал тонкое тело к себе, слыша, насколько она напугана, и не верил в то, что это все - реальность.

- Я понимаю, что ты заслуживаешь лучшего. Что тебе обидно. Что я тебе противен. Что тебе страшно. Но ты просто не знаешь, как я жил все время, мечтая о тебе. Я просто не мог отдать тебя никому. Наверное, если бы не Тард, я бы просто украл бы тебя.
- Прерывисто шептал он, зарываясь лицом в пышные волосы.
- Я не могу отказаться от тебя. Понимаешь? Не могу. Хочешь, я дам тебе время привыкнуть к себе? Хочешь?

- Делай как хочешь сам, - горький, безучастный шепот в ответ сковал сердце льдом и разлил по мозгу жгучий яд обиды. Он глубоко втянул воздух сквозь зубы, и впился в нежные губы властным поцелуем, зарываясь пальцами в ее волосы, сминая плечи. Слабый протестующий писк он проигнорировал, слишком занятый тем, что освобождал гибкое тело от последней преграды перед наготой. Рубашка полетела на пол. Он гладил нежное тело, целовал настолько бережно, как только мог, но никакого отклика не было. От разочарования он готов был бросить все, но тело его остановиться уже не могло. Сжимая ладонями хрупкие плечи, он накрыл ее своим телом, требующим только одного. От плеч он спускался ниже, целуя, как клеймя. Накрыл горошину соска губами, нежно посасывая твердый комок. И тут услышал судорожный вздох. Это вызвало в душе ликование, и он заставил себя не торопиться, бережно ласкать откликающееся тело. Он поглаживал мягкий животик пальцами, потом сменил их языком, опускаясь, все ниже, к развилке судорожно сжатых бедер. Преодолел слабое сопротивление, развел бедра в стороны, целуя их внутреннюю поверхность, выводя на горячей коже узоры языком. Стиснул ягодицы ладонями, приподнял за бедра. Поднял голову, тяжело дыша, посмотрел на Саэту. Губа закушена, глаза закрыты, пальцы судорожно комкают простынь. Одним литым движением он скользнул в жаркую тесноту ее тела, ожидая преграды, но ее не последовало. Толчок бедрами - осторожный, легкий. Полу всхлип. Более глубокий толчок. Стон. Держаться больше нет сил, и он снова накрывает ее своим телом, стараясь двигаться не слишком резко. Стройные ноги обвиваются вокруг его бедер, и это вызывает ослепительную вспышку в мозгу. Тонкое тело выгибается под ним, губа закушена, глаза закрыты. Толчок бедрами. Женский стон. Еще толчок. Острые ноготки впиваются в мужские плечи, задыхающийся шепот прямо в сердце: "Еще... пожалуйста...." Хриплое дыхание, неправдоподобное тонкое тело выгибается дугой, ловя искры удовольствия.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.