Лиллак (Первая жена)

Одиссева Пенелопа

Серия: Сказки, в которые верю [0]
Жанр: Мистика  Фантастика    2014 год   Автор: Одиссева Пенелопа   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Одиссева Пенелопа

Лиллак

- Лиллак!
- окликнули трое крылатых воинов женщину, бредущую по песку.

Ветер донес слова, взметнув её волосы черной волной, и умчался в море, гонять настоящие волны. Низкие тучи грузно проплывали над неспокойной водой, которая будто старалась дотянуться до неба соленой пеной брызг.

Начиналась буря, и человеческие фигуры на берегу выглядели хрупкими и жалкими. Но воины не были людьми.

- Сансеной, Сеной и Семангелоф,- удивленно произнесла темнокожая женщина, узнав воинов, - что вы ищите здесь? Никого и ничего нет далеко вокруг на этой земле, она также пуста и бесплодна, как и чрево мое. Неужели за мной посланы вы?

- Создатель велит тебе вернуться в Эдем, - сурово произнес Сеной, а его спутники обнажили огненные мечи.

- Разве простил Господь гордыню мою?
- зажглись надеждой глаза Лиллак, словно темная ночь озарилась светом ярких звезд.

- Ты предстанешь пред очами Его для суда, - Семангелоф взял за руку прекраснейшую из сущих, и та вскрикнула от боли.

- Не достаточно ли наказания за одну вину?
- вопрошала Лиллак у бесстрастных воинов, плотным кольцом окруживших её.

Напрасно искала Лиллак сочувствия, молчали воины, лишь усиливающийся ветер яростно свистел вокруг, не причиняя вреда. Стена взметнувшегося песка на мгновение скрыла их силуэты, и воины с женщиной исчезли с берега.

Из-за груды камней поднялся темной тенью Малхира, тот, кто посмел мнить себя равным Господу, ввергнутый за то в бездну вечной немилости и гнева. Высок и силен был падший ангел, мог обращаться в зверей и тварей земных и гадов морских, но за все существование свое не встречал Малхира еще никого столь же манящего, до того прекрасной показалась ему Лиллак.

- Вот желанная спутница моя в адской бездне!
- Вскричал он и расхохотался, вызвав молнии и гром над кипящим морем.

- Что ж, долго ждал я такой, как Лиллак, подожду и Суда её. За какую вину повторно хочет покарать Он?

Задумался Малхира, и решил узнать о том сам. Хоть и не мог падший ангел появляться в Эдеме в своем истинном обличии, изредка принимал вид Змея извивающегося, надеясь на свою долю любви и всепрощения. Видел он создание человека из праха, наблюдал и смеялся над его наготой и наивностью, втайне завидуя милости Божьей, коей равно одаривал Он ангелов и созданного Хаадама.

Безупречно прекрасен сад Эдем, равно как и любое другое творение Господа. Земной рай немногим отличался от небесного, предназначенного для ангелов и самого Бога. Материальная красота земного являлась точным воплощением духовной чистоты и безгрешности небесного.

Среди дивных растений и животных жил человек, не зная печалей и горестей, пребывая в мире с самим собой и почитая Господа. Несмотря на это одиноко стало Хаадаму в саду, ибо создал его Бог по образу и подобию своему, а и сам Он создал Ангелов, Землю и человека от одиночества.

Тогда узрел Господь в морских водах гибкую Лиллак и вспомнил о ней: сотворена была она на пятый день как ангел морской, крылья и волосы прекрасного создания отливали подводной тьмой, темная кожа напоминала мокрый песок, а тело имело изгибы волны и манило взор. Решил Бог отдать её в жены Хаадаму, прежде лишив ангела крыльев, дабы стала она подругой Хаадаму, равной во всем. Отпали быстрые крылья, опечалив Лиллак, но, утешил призвавший её Господь, вложив руку ангела в руку человека из праха, и назвав их мужем и женою.

Она впервые увидела столь совершенное существо, подобное Богу, а соприкоснувшись с ним руками, поняла, что кожа его тепла и приятна на ощупь, и тело его из плоти, как и все звери в Эдеме. Подняв на мужа глаза, Лиллак возликовала: потерянные крылья того стоили! В глазах человека она затерялась, словно в небесной вышине, да и радость, переполнявшая её, была сходна с радостью от полета. Тело Лиллак звенело, Хаадам манил её, точно неизведанная морская глубина. Оба были одинаковы ростом, темнокожи и темноволосы, только у неё не было хвоста и жестких коротких волос на щеках и подбородке. Стали они жить в счастье и радости.

Когда Хаадам пел, от чарующих звуков его голоса замирало все живое в Эдеме, и тогда Лиллак принималась танцевать, вознося руки к небу и смеясь от счастья, прославляя и благодаря Создателя.

Дни проходили под тенью раскидистых деревьев, щедро дарующих паре вкусные плоды, вода в ручьях насыщала и освежала. Хаадам и Лиллак бродили среди зверей, держась за руки. Они нарекали их именами, дивясь помыслу Господа, до того необычными иногда выглядели звери и птицы.

День ото дня томилась Лиллак рядом с Хаадамом. Она заметила, что все животные и птицы стремятся найти себе пару и дать потомство. Птицы вили гнезда, звери рыли норы или искали тихие уголки среди камней и кустов. Маленькие животные были милыми и беззащитными, наполняя Лиллак восторгом и непонятной тоской.

- Хаадам, муж мой, что со мной?
- спрашивала она первого человека, ведь он был образом и подобием Божьим, мудрым и знающим. Но молчал Хаадам, не находя ответа прекрасноликой жене.

- Смотри, смотри! Воистину это и есть высший замысел Господа - они даруют жизнь!
- восклицала она не раз, наблюдая за рождением детеныша, и после - за вылизывающей свое потомство самкой. И однажды поняла Лиллак, от чего томится, и чего не хватает ей.

- Супруг мой, я знаю, для чего мы есть! Ты - человек, созданный из праха в плоть, а я жена твоя. Нет более человеков, тогда как род любого зверя разрастается с каждым новым потомством. Если дикие звери, птицы, рыбы и гады могут даровать жизни себе подобным, то и мы можем! Взгляни, в этом саду из всех существ женского пола только тело моё не плодоносит...

Но прервал речи её Хаадам, гневно накрыв рот Лиллак своей ладонью:

- Молчи, жена! Тебе ли понимать в замыслах Бога? Как смеешь утверждать о назначении своем, которое даже я, собеседник Господа, не знаю?

И рассказал он о словах Лиллак Господу, и прогневался Он:

- Лиллак! Только Я, Сущий на небесах и на земле, на суше и на воде, даю жизнь! Откажись от слов своих! Или ты возомнила себя равной Мне?

Потупила взор Лиллак, нечего ей ответить Создателю. Изгнана была Лиллак из Эдема в голые пески пустынь, где скиталась под ветром и сгорала от зноя. Но более всего мучилась она от тоски по Хаадаму и воспоминаний о времени, проведенном рядом с ним.

И вот теперь предстала пред очами Создателя Лиллак, изгнанная из Эдема за грех гордыни.

- Господь Всемогущий! Ты вновь караешь меня? Скажи, в чем виновата я, бескрылая и лишенная мужа? Сколько терпеть гнев Твой?
- бросившись ниц пред взором Бога, зарыдала женщина.

- Бесстыдная демоница! Как смеешь ты, после всего содеянного ждать милости?
- к ней бросилась ещё одна женщина, появившись из-за пышнозеленых кустов.

Она была белокожей и русоволосой, и нахождение рядом двух столь разных женщин резало глаза Малхира, притаившегося на дереве рядом с местом Суда в облике Змея.

- Постой, Шеба!
- кинулся вслед Хаадам, бережно отводя русоволосую в сторону.

- Шеба? Ошибка?
- приподняв бровь, переводила глаза Лиллак с мужа на светлую женщину и обратно.
- Кто это, Хаадам?

На Хаадаме и Шебе были одеты лиственные одежды, скрывающие наготу, что удивило Лиллак еще больше. Разве есть им чего стыдится? Или тела их созданы не Господом и несовершенны? Она оглядела Хаадама и внезапная догадка озарила её, когда Лиллак не увидела у мужа хвоста. Хвост - ошибка - Шеба. Бог решил создать жену человеку из хвоста, чтобы она знала свое место?

- Шеба - истинная жена Хаадама, - раздался голос Сансеноя, конечно, воины были все это время рядом.

- Так вот как наказываешь меня!
- воскликнула Лиллак, чувствуя в груди нечто, разрывающее сердце и застилающее глаза красной пеленой. Хотелось причинить боль той, другой и заставить сожалеть о выборе Хаадама.

В голове у Лиллак замелькали воспоминания о днях с мужем, душившие горло и сжимающие так, что женщина свернулась на земле, подтянув колени к груди, пытаясь вздохнуть и избавиться от боли.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.