Русский хан. Дилогия

Лошаченко Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русский хан. Дилогия (Лошаченко Владимир)

Глава 1

– Шашлык бабья не терпит, – подвел итог дискуссии мой друг Витюха.

– Хватит вам трындеть, – встрял его брат Валерка. – Водка греется и шашлык сгорит.

– Наливаю.

Коллектив шустро расхватал шампуры и стаканчики с горючим.

– Ну, за рыбалку, – произнес я тост.

Выпили и накинулись на мясо: оно получилось обалденное – с поджаристой корочкой, а запах… Недаром я его в городе в сухом вине замачивал, со специями.

Люблю отдохнуть на природе, особенно порыбачить, вот и собрался в родную деревню, к Вите Крюкову – на озера. Прихватил с собой палатку – не хотелось лишний раз напрягать его домашних. Хорошо, что Витя с братом встретили меня на автовокзале, а то пыхтел бы я с перегруженным рюкзаком. Наша компания на двух мотоциклах за пять минут домчалась до места назначения, а место было примечательное и необычное. Представьте себе: березовые колки и среди них сосновая роща. Производила она, мягко говоря, странное впечатление – по краям обычные сосны, а в центре темные, почти черные. «Темный бор» – как окрестили его местные жители. Вот тут-то и решили накрыть дастархан на месте, где здешняя молодежь постоянно устраивала пикники.

Сабантуй наращивал обороты, травили байки, анекдоты, не забывая о водочке.

Я себя сдерживал – впереди рыбалка. В мужской компании по традиции зашел разговор о женщинах. Занятие зряшное и малоперспективное, думаю, женскую логику нам никогда не понять – они просто другие.

Тут я толкнул сидящего рядом Валерку – поинтересовался о «Темном боре», на что получил непечатный, но вполне ясный ответ: толком никто ничего не знает, сплошная мистика, а вот люди иногда якобы пропадают.

Водка в скором времени закончилась, и наступил черед «чемергеса» – местной самогонки. Запашина – впору противогаз надевать. Нет, к «чемергесу» нужно привыкать постепенно – я отскочил в сторонку и закурил. Определенно, население в деревнях потихоньку спивается, да и в городах не лучше, в свои тридцать лет я осознавал эту беду четко. Тогда, летом тысяча девятьсот восьмидесятого года, я и представить себе не мог, что будет твориться через десять-пятнадцать лет, что несчастная Россия будет переживать такой геноцид от демократов – товарищу Сталину и в страшном сне такое бы не привиделось. Но все это в светлом будущем, а тогда я покуривал и отдыхал душой, глядя на наш коллектив. С погодой нам повезло – июнь стоял ровный, без вывертов, как часто бывает в Сибири: птички поют, стрекозы со шмелями летают и воздух чистый, пахнущий хвоей. Лепота. Пацаны призывно махали руками, мол, налито и шашлык остывает. Зажав нос, я хлопнул стаканчик и взялся было за шашлык, но организм воспротивился.

Воду я привез из города – была в рюкзаке двухлитровая емкость (в деревне насосом качали водичку прямо из Иртыша, ни о какой фильтрации и хлорировании понятия не имели, потому полдеревни и маялось почками). Машинально зажав в руке шампур, поперся за водой: рюкзак лежал в люльке Валеркиного «ижака» – далековато он поставил свой агрегат. Подойдя ближе, заметил странную вещь: перед «ижаком» струилась голубоватая дымка, вроде ничего не горит, да и тумана сегодня не было. Покрутил головой – больше ничего особенного не приметил.

«Наверное, почудилось», – решил я.

Шагнул – вспышка в глазах, слегка закружилась голова, а тело защипало как от слабого удара током. Присел на траву, густо усыпанной опавшей хвоей – немного полегчало. Наверное, тяжко стало от «чемергеса» – вот заразы, на чем только его настаивают и гонят, не иначе как на старых портянках, бр-р…

«Какая гадость этот ваш самогон. Не буду больше пить», – подумал я, вытаскивая из рюкзака бутылку с водой, похлебал маленько – полегчало. Взглянул на ближайшее дерево: елы-палы – никак кедр. Тут-то меня и накрыло. Надо же, такое и в белой горячке не привидится, да и пью я в меру. Лес был другой. Вокруг росли могучие кедры, и между ними – гигантские папоротники. Бред собачий: кедр растет у нас только на севере области, но не в девяносто километрах от города.

Я обернулся – и у меня просто челюсть отвалилась: дастархан вместе с парнями и вторым мотоциклом исчезли. Я ошарашенно похлопал глазами, затем покричал, посвистел – результат ноль. Вернулся на место нашего пикника – никаких следов. Закурил. Стоп – нужно подключать серое вещество. Где я? Куда меня занесло? Фантастику я почитывал, но на ней не зацикливался. Одно знал наверняка: со мной вряд ли случится что-то необычное.

Ущипнул себя за руку – ничего не изменилось, боль от щипка ощущаю, значит, не сон. Понятно, что меня занесло – но куда? Определиться во времени и пространстве не получается – исходных данных маловато. Так, спокойно – нужна разведка местности. Вооружение у меня, правда, слабоватое – охотничий нож, сделанный по знакомству в одной шарашке. Нож, правда, замечательный: рессорная сталь, лезвие с кровотоком и поперечной проточкой – для откупорки бутылок, и длина клинка нормальная, около тридцати сантиметров. Прицепив ножны с ножом к ремню, двинулся вперед, пройдя метров двадцать, услышал писк вперемежку со слабым мяуканьем.

«Не понял, откель тут кошки объявились?» Пара шагов, и я наткнулся на звериную тропу, впереди что-то желтело. «Так-так, кто у нас тут? Опаньки, да тут тигр». Сказать, что я был в шоке, значит, ничего не сказать. Передо мной лежала зверюга со здоровенной стрелой в груди. Таких тигров не существует в природе: длина около четырех метров, да и в холке с меня ростом наверняка. Про клыки вообще молчу. А пискун, вот он – белый и пушистый. Тигренку от роду не больше недели – он бестолково тыкался в холодные соски матери и пищал, бедолага.

«Придется взять с собой – ведь погибнет». Сунув малыша за пазуху, решил глянуть, из чего грохнули мамашу. Самострел нашел быстро – его осмотр оптимизма не добавил, тетива была не из лески или проволоки, а из жил какого-то травоядного. Вернулся обратно, раскачав, выдернул стрелу. Смутные подозрения подтвердились: наконечник был костяной. Вот это называется сходил, блин, за хлебушком, то бишь за водичкой. По всей видимости, меня закинуло в прошлое, лет на семьсот-восемьсот назад. Страха особого не было – все происходящее воспринималось как-то нереально. Главное, до цивилизации добраться, к людям. Устроил небольшой перекур, затем вернулся и снял тетиву с самострела – авось пригодится. Пошел к мотоциклу с малышом за пазухой. Он, видимо, заснул.

Ну и чем кормить его прикажете? Молоко нужно пацану, а где его взять? Что-нибудь придумаю.

Завел «ижака» и потихоньку двинул в сторону деревни – ее, как таковой, на месте не оказалось. Вокруг была первозданная природа. Вышел на берег: вот это река – раза в четыре шире нынешней и глубина соответственно.

Озираясь, заметил невдалеке отблеск. Решил проверить, что там такое. По прибытии обнаружил еще один феномен: посреди дикого перелеска на идеально очерченном пятаке асфальта – автозаправка с сараем. На этой заправке трудился наш знакомый по кличке поп Гапон. И нехило трудился, если за короткий срок смог себе отгрохать кирпичный домище. Я быстренько поскакал к дверям, на которых висела табличка «Обед». Постучал – тишина. Дернул ручку двери. Результат неожиданный – ручка оказалась в моей руке, выдранная с «мясом». Что за хрень? Недолго думая, двинул плечом – дверь упала внутрь помещения. Раньше такой силищи я в себе не замечал, хотя занимался спортом и комплекции я крепкой. Здесь что-то не то, наверное, перенос во времени повлиял. На заправке Гапон обосновался основательно: кушетка, газовая плита с холодильником, два столика со стульями и небольшой телевизор в придачу. Открыл холодильник – повезло зверенышу. В «Саратове» стояла запотевшая трехлитровая банка с молоком. Открутил вентиль газового баллона, включил газ. Налил молока в кастрюльку и поставил на конфорку для подогрева. Тут раздался писк – малыш героически преодолевал порог помещения. Во как, аж из люльки прибежал. Посадил его на кушетку, нашел в посудном столе блюдце и приступил к кормлению.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.