Искра

Серия: Триумф любви [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Искра. Цикл: Триумф любви

Посвящение:

Всем, кто остался нам верен. Для тех, кто знает, как больно любить. Любить….и прощать….

Примечания автора:

Очень подходи к этому произведению песня Витаса "Я больше всех тебе не верю…"

Мне легче наверно добраться до звёзд,

Пройти сквозь туман, и бурю, и дождь,

Чем преодолеть всего несколько вёрст

До дома, где ты меня ждёшь и не ждёшь..

Мне легче поверить в другую любовь,

И с нею прожить сотни дней и ночей,

Чем видеть тебя, погибать вновь и вновь,

И вновь понимать, что тебя нет родней!

Припев:

Я больше всех тебе не верю,

И больше всех тебя люблю,

Но не могу с тобой не расставаться..

Я больше всех тебе не верю,

И больше всех тебя люблю,

Но не могу к тебе не возвращаться..

Глаза закрываю, и вижу опять

Как ты умаляешь меня о любви

И просишь тебя никогда не бросать

Но в жизни ты скажешь: «Уходишь — иди..»

Свободная птица не станет ручной,

Не будет послушной ни с кем, ни за что,

Но если полюбит, то всею душой..

Любить так как ты не умеет никто!

Пролог

Морская Цитадель была ключом к водному пути Северного королевства. Так уж пошутила природа, но береговая линия страны состояла сплошь из отвесных скал. Маленькие заливчики у подножия гранитных монолитов невозможно было использовать в качестве настоящих стоянок для больших кораблей. Единственный морской порт молодого королевства располагался в глубине материка. Туда можно было попасть только по реке, что разрезала пополам огромный континент, всего-то пять веков назад завоеванный хлынувшими из-за северных гор воинственными кочевыми варварами.

Оценив богатство раскинувшейся перед ними земли и трудолюбие ее мирных жителей, захватчики не стали понапрасну жечь все вокруг, а осели на захваченном, формируя десяток молодых и крайне воинственных владений. В мире, где продолжительность жизни составляла в среднем двести-триста лет, а многие доживали и до пятисот, после того едва успело смениться пара поколений. Но за столь недолгое время часть первоначальных владений или погибли, или распались, или же слились в новых границах. Таким было и самое крупное на материке королевство Хилдон, занимавшее самую завидную его часть, богатую как равниной, так и лесами, горами и морским побережьем. Многие облизывались на столь лакомый кусок, да только боялись подступиться. Короли-воины, правившие этими землями, собирали их огнем, мечом и договорными браками. Впрочем, их соседи ничем от них не отличались. Время было такое — не зевай, а то сожрут.

Так что бурлящий котел смут и страстей до сих пор не успокоился, будоража молодое королевство в окружении не менее агрессивных соседей то и дело вспыхивающими мятежами и кровавыми набегами. И если в центральных провинциях безраздельно правил король, то периферия принадлежала Великим Лордам, что лишь формально подчинялись монарху, входя в его Совет. Власть Лордов в собственных владениях была ничуть не меньше королевской, а уж богатствами многие из них даже превосходили собственного повелителя.

Одним из таких ленных, полунезависимых владений была Морская Цитадель, что запирала устье единственной судоходной реки материка. Весь поток грузов из-за океана в сторону далекой столицы шел мимо Цитадели. Ее катапульты надежно перекрывали неширокий в этом месте пролив. Лорды морской крепости были владыками торгового пути. Именно в их руках вот уже более пяти веков хранились ключи от золотых сундуков королевства. И все короли, когда-либо восседавшие на высоком престоле в Радужной палате, видели в мечтах это место своим. Но Морская Цитадель была неприступна. Ее стены, мощные бастионы и башни вырастали из самой толщи синевато-черных гранитных скал, у подножия которых гремел вечный прибой, терпеливо обтачивая острые клыки прибрежных рифов.

Крепость, выстроенная с умом, словно парила над окрестностями. Днем на высоком шпиле главной башни трепетало знамя цвета морской волны с золотым дельфином; ночью зеленый огонь приветливо светил кораблям с вершины маяка. Именно в крепости торговые корабли брали лоцманов, ибо без опытных проводников нечего было соваться в коварный пролив. Труд лоцмана оплачивался очень высоко, но еще больший процент получал Лорд крепости.

Но все же главным кормильцем для жителей Цитадели был Великий Океан.

…Вечный, бессмертный, дарующий как жизнь, так и смерть, он был добр к своим детям.

— Мы рождаемся с солью в крови, — не раз говорил граф Вориндо своему младшему сыну. — В наших жилах часть Океана. Его немолчный рокот всегда в нашем сердце.

И это было правдой. Жители Цитадели считали позором для себя быть похороненными в земле. Они уходили в морскую глубину, чтобы, растворившись в ней, стать волнами и хранить покой родины.

Океан давал пищу, одежду, защиту и богатство. Наземные владения крепости выглядели диким нагромождением скал, где практически не было пахотной земли, и только дикие козы могли жить здесь привольно. Правда скалы эти были богаты серебром и жадеитом, что позволяло лордам крепости богатеть еще больше. Но основной промысел всегда велся в море. Именно оно давало рыбу, моллюсков, перламутр, морского зверя с его мягким мехом и тонкой, но такой прочной кожей. Из нитей наскальных улиток ткали драгоценный радужный шелк, тяжелый и струящийся как вода. На отмелях и в подводных пещерах добывали жемчуг и кораллы. Из водорослей делали веревки, корзины, циновки, парусину. Из особого сорта, выращиваемого на специальных плантациях, производили муку для рассыпчатых, сытных хлебцев. Из водорослей делали многое, в том числе и лекарства, сладости, даже горячительные напитки. И все это доставалось нелегким трудом. Океан не любил ленивых. Но тот, кто работал не покладая рук, всегда жил в достатке. На материке крепость закупала лишь немногие предметы роскоши, в основном производя на продажу свое.

Здесь жили смелые, открытые люди, привыкшие лицом к лицу встречать любой шторм, гордые и немногословные. Цитадель славилась своими моряками, ювелирами и морскими охотниками. И все они были воинами с самого рождения. Ибо блеск золота испокон веков привлекал многочисленных недругов. И потому-то на стенах и бастионах крепости ни днем, ни ночью не смыкала глаз стража, а катапульты всегда были готовы к бою. Все было так, словно враг уже подступил к Цитадели. И сколько себя Рэни помнил — это всегда было законом, еще со времен первых Лордов.

Первое, чему учили всех детей в крепости — это плавать и владеть оружием. И сын лорда не был исключением. С самого детства его главной игрушкой был арбалет: вначале маленький, слабосильный. Затем, когда мальчик чуть подрос, легкий, но смертоносный. Отец сам учил его стрелять и владеть длинным морским ножом. Лорд любил его. Хотя в глазах света Рэниари не имел никаких прав на его внимание, поскольку был незаконнорожденным ребенком. Но Цитадель всегда жила по своим законам. В жилах Рэни текла кровь властителей края. И в глазах людей он был сыном Гвиура и никем иным.

Однако были и те, кто с этим не соглашался.

Асин, законный супруг Гвиура, и его сын, старший брат Рэни, относились к мальчику со снисходительной брезгливостью. Асин происходил из рода Лордов Крепости Круглого Холма. Его судьба, как и судьба его мужа, была решена еще при их рождении.

Владения Крепости Круглого Холма простирались на запад от владений морских Лордов. Уже никто и не помнил, как и почему пролилась первая кровь, и кто был виновен в этом. Но на протяжении четырех веков между владениями не прекращалась война. Она длилась и длилась, то затухая, то вспыхивая вновь, пока во главе своих кланов не встали два умных и проницательных человека. И они решили прекратить старую вражду, поженив своих детей. Так Асин стал супругом Гвиура. В мире, где маги могли создавать родовые коконы, мужская беременность не была чем-то удивительным.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.