Авиация и космонавтика 2012 03

Журнал Авиация и космонавтика

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Авиация и космонавтика 2012 03 (Журнал Авиация)

На первой странице обложки фото Дмитрия Пичугина

Фото предоставлено ЗАО «ГЕФЕСТ и Т»

20 лет на передовом рубеже

Материал подготовил Михаил Никольский

В настоящее время из-за лавинообразного роста стоимости самолетов и авиационных средств поражения развитие военной авиации фактически зашло в тупик. К примеру, в ценах 2010 г. цена одного истребителя F-22 составляла 412,7 млн. долл., стоимость «массового» F-35 «всего-то» 115,7 млн. долл., цена «неприлично дешевого» Еврофайтера — порядка 80 млн. евро. На этом фоне «классический» F-18E выглядит уж совсем «бюджетным» — каких-то 50 млн. долл. Стоимость отечественных перспективных разработок не разглашается, но вряд ли она в разы отличается от затрат «вероятных союзников».

Не менее стремительно растет стоимость авиационных средств поражения. Ни для кого не секрет, что на Западе упор делается на использование управляемого вооружения. Вот только уже сегодня модуль JDAM, который превращает обычную бомбу в высокоточную, даже в самой дешевой комплектации обходится демократическому налогоплатильщику примерно в 30000 долл., а стоимость специально спроектированных корректируемых и управляемых боеприпасов достигает сотен тысяч долларов. Мало того, абсолютно во всех крупных конфликтах («Буря в Пустыне», Балканы, Ирак, Ливия, в меньшей степени Афганистан) с определенного момента наблюдался дефицит высокоточных средств поражения из-за невозможности своевременного восполнения израсходованных КАБ и УР.

Возможно, слово «тупик» — это сказано слишком сильно, тем не менее основания для этого существуют. И что тогда делать? Путь известен. Дороговизна ЛА заставляет конструкторов делать универсальные самолеты, способные выполнять очень широкий спектр крайне противоречивых зачастую задач.

Иначе говоря, вновь приходится искать компромисс в отношении летных данных, боевой нагрузки, подготовки летно-технического состава.

Не стоит забывать и о том, что вооруженные конфликты на протяжении последних 30 лет велись между качественно и количественно неравными противниками. В этих условиях дорогие самолеты и дорогое оружие в целом свое существование оправдали. А если противники будут даже не равными, а хотя бы сопоставимыми? Уровень потерь тогда станет совершенно иным. Большой расход высокоточных боеприпасов заставит перейти на использование обычных бомб, из-за чего потери только возрастут. Как компенсировать потери очень дорогостоящих самолетов?

Генеральный директор, главный конструктор ЗАО «ГЕФЕСТи Т» А.Н. Панин

В ближнесрочной перспективе, до окончания войны, никак. Это просто невозможно технически. Даже «дешевый» F-16 — не Ил-2 времен Второй мировой войны, которые ежемесячно можно было выпускать сотнями. Цена потери в переносном смысле возросла многократно. Противоречие порой заложено в назначении самолета и его высокой стоимости. F-22 создан для «большой» войны с адекватным противником. А ведь узкоспециализированный «Рэптор» не принимал участие ни в одном конфликте — не нужен он для этого. В «большой» войне, не дай Бог она случится, будут и большие потери, восполнить которые не удастся. Получается, что в «скромном» конфликте возможности F-22 избыточны, а в большой войне его участие, с большой вероятностью, ограничится лишь начальным этапом. Универсальный самолет тоже не выход: стоимость растет, а боевая эффективность, в части выполнения отдельных, специальных задач, снижается. Так где же выход?

Выход — в удешевлении стоимости авиационной техники и бортовых систем, пересмотре самой концепции применения вооружения. Вообще-то, чтобы прийти к такому выводу большого ума не требуется. Большой ум потребен для реализации данного подхода, ибо задача в современных условиях представляется почти фантастической. Впрочем, она уже решена — в России. Наш журнал писал о самолете Су-24М с СВП-24, модернизированном ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» (см. «АиК» № 5/2010 г.). Эти самолеты худо- бедно, но поступают в строевые части ВВС РФ. Отзывы экипажей однозначны: «В бой только на «ГЕФЕСТЕ». Новое бортовое оборудование Су-24М с СВП-24 обеспечивает бомбометание обычными бомбами, по точности сопоставимое с использованием КАБ. Если же учитывать фактор надежности вооружения, то вероятность уничтожения цели Су-24М с СВП-24 обычными бомбами даже выше, чем КАБами или УР, хотя самолет способен применять и имеющееся на вооружении высокоточное вооружение — все те же КАБ и УР класса «воздух-поверхность».

Добиться снижения стоимости авиационных комплексов при одновременном повышении их эффективности возможно за счет «единой технологии»: построения бортовых систем на едином принципе и на унифицированной элементной базе.

Ту-22МЗ, модернизированный ЗАО «ГЕФЕСТи Т»

Модернизированное рабочее место штурмана бомбардировщика Ту-22МЗ

Специализация бортовых систем, а значит и самолета, достигается изменением программного обеспечения и, частично, состава оборудования. Именно такой подход реализован специалистами «ГЕФЕСТа». Разработанные по единому принципу системы возможно установить едва ли не на любой отечественный боевой авиационный комплекс, включая вертолеты. С технической точки зрения концепция, реализованная «ГЕФЕСТом», новинкой не является, зато революционен организационный подход.

Исторически в нашей стране тактико-техническое задание (ТТЗ) на авиационный комплекс выдавалось головному разработчику, то есть крупной авиационной фирме — «микояновцам», «сухим», «туполям»… Головной разработчик формулировал технические задания (ТЗ) для смежников, которых зачастую сам же и определял. Дальше шла своеобразная «цепная реакция» деления ТЗ. К примеру, головной разработчик навигационного комплекса определял и выдавал ТЗ разработчику инерциальной платформы, а тот — создателям гироскопов и акселерометров. Увязка комплекса в целом велась только на уровне головного разработчика, озабоченного, в первую очередь характеристиками самой «платформы», то есть летательного аппарата. Исключения конечно есть, но их мало.

ТТЗ предполагает оценку и разработку комплекса с точки зрения и техники, и тактики боевого применения, в ТЗ упор сделан на техническую сторону вопроса. На Западе дело обстоит несколько иначе. Головным разработчиком комплексов специального назначения, главным оружием которых является электроника, выступают электронные фирмы вроде IBM, хотя и там основной «пирог» заказов все равно делят между собой авиационные фирмы.

ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» получило на модернизацию Су-24М не ТЗ, а ТТЗ. Произошло это не от хорошей жизни. Первая чеченская кампания лишний раз подчеркнула очевидные недостатки современного бомбардировщика в части поражения точечных целей в условиях ограниченной видимости. Проблему требовалось решить и как можно быстрее, и как можно дешевле. Все-таки шли 1990-е гг. Для крупной фирмы это даже не заказ — мелочевка. Тем более, что речь о доработке всего парка Су-24М тогда и не шла.

В отсутствие экспериментальной базы специалистам ЗАО «ГЕФЕСТ и Т» пришлось работать непосредственно в войсках, прежде всего в Липецком авиацентре. Неудивительно, что все проблемы решались в тесном взаимодействии с военными без обычных при «нормальном» ходе работ посредников. Параллельно с новой техникой отрабатывалась и новая тактика боевого применения.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.