Мир Авиации 2003 01

Журнал Мир Авиации

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мир Авиации 2003 01 (Журнал Мир)

АВИАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

Издается с 1992 г.

№ 1 (30) 2003 г.

На обложке:

Горячее лето 41-го.

СБ 44-го сбап, Западный фронт. Рисунок В.Золотова

СБ: первый этап – от серии 1 к серии 96

Владимир КОТЕЛЬНИКОВ Москва

Отстрел носовых пулеметов на СБ

Вопрос о передаче СБ в серийное производство встал в апреле 1934 г., когда машина еще проектировалась. Военные заявили о желании получить в 1935 г. 500 самолетов этого типа, из них 50 – в третьем квартале и 450 – в четвертом. Представители промышленности сочли эти планы совершенно нереальными. Не было моторов, пулеметов, радиостанций и многого другого, что требовалось для выпуска бомбардировщиков. Но по мере того, как опытные образцы постепенно воплощались в металл, цифры становились конкретнее. 26 ноября 1934 г. на совещании в Главном управлении авиационной промышленности (ГУАП) утвердили выпуск в следующем году 200 СБ. Рассчитали даже цену одной машины – 205 тысяч рублей. Это было очень недешево – примерно вдвое дороже примерно такого же по размерам «крейсера» Р-6 и лишь чуть дешевле четырехмоторного ТБ-3.

Для освоения производства СБ выбрали лучшее самолетостроительное предприятие страны – завод № 22 в Филях. С 5 декабря 1934 г. началась передача туда рабочих чертежей. Этот процесс в основном завершился к 20 февраля следующего года. Примерно через неделю сдали оставшиеся чертежи.

Командование ВВС всячески подгоняло руководителей промышленности. 1 февраля 1935 г. начальник ВВС РККА Я.И. Алкснис писал в ГУАП: «По предварительным данным идущих заводских испытаний машина дает такие показатели, что ее внедрение в серийное производство надо всемерно форсировать». 25 февраля командарм М.Н. Тухачевский, начальник вооружений РККА, утвердил отчет по испытаниям СБ-2ИС. В акте утверждения было записано: «Считать самолет «скоростной бомбардировщик (СБ)» прошедшим государственные испытания и подлежащим внедрению в серийное производство и принятию на вооружение…»

Но СБ-2ИС, признанный основой для серии, продолжал испытываться и доводиться. Команда Архангельского упорно боролась с перегревом моторов и неудачной центровкой самолета. Опытный экземпляр машины раз за разом выставлялся на испытания с новыми переделками. Руководство завода № 22 уже не раз попадало впросак, запуская в производство недоведенные самолеты и потом расплачиваясь за ошибки конструкторов и изменения в требованиях, «задним числом» вносившиеся Управлением ВВС (УВВС). Заводчане выжидали, сколько могли, но с планом, подкрепленным постановлениями всех высших инстанций, не поспоришь. С середины весны 1935 г. приступили к подготовке серийного производства СБ.

И худшие ожидания дирекции оправдались. На завод пошли чертежи с изменениями, затем с изменениями к изменениям. А в Филях уже не только изготовили значительную часть оснастки, но и начали делать наиболее важные узлы серийных самолетов. Чтобы разобраться со всей этой «кашей», на предприятие перебазировали бригаду Архангельского, которая позднее превратилась в конструкторское бюро завода. Впоследствии именно оно осуществляло модернизацию машины и готовило все последующие модификации.

Противостояние между ЦАГИ (а самолет проектировался в АГОС ЦАГИ) и руководством завода № 22 подходило к «точке кипения». По плану первый десяток машин требовалось сдать в августе. Но лишь к сентябрю второй опытный СБ приобрел привычные для нас черты – новое вертикальное оперение, увеличенное поперечное V крыла. Моторы вынесли на 100 мм вперед, усилили центроплан, заменили гидропневматические тормоза на чисто пневматические. Вдобавок немало изменений внесли в вооружение и оборудование машины. Естественно, к 1 сентября еще ни одного серийного самолета не было готово. ЦАГИ продолжал слать дополнения и изменения к документации. На заводе постоянно меняли рабочие чертежи и технологические карты. Чтобы выполнить план, нужно собирать бомбардировщики, но представители Туполева выступили категорически против использования уже изготовленных узлов, не соответствовавших измененным чертежам. Кончилось тем, что 15 октября 1935 г. поступило указание сборку СБ прекратить, ЦАГИ – привести в порядок чертежи, а весь выпуск бомбардировщиков в 1935 г. ограничить 10 машинами для войсковых испытаний. Но путаница уже достигла таких масштабов, что с завода сообщили о возможности сдать только четыре самолета. Согласившись с этим, Совнарком специальным постановлением разрешил сдать оставшиеся шесть СБ к 1 апреля 1936 г.

Бомбардировщик доставил работникам завода множество забот. Технология изготовления новой машины включала ряд новых процессов, с которыми раньше не сталкивались, таких, например, как потайная клепка. Много хлопот доставляла гладкая обшивка. Все цельнометаллические самолеты, которые ранее строило это предприятие, обшивались гофрированным листом, гораздо более жестким. Такую конструкцию имели Р-3, И-4, ТБ-1 и другие. Гладкие листы часто давали «хлопуны» – выпуклости или вмятины, нарушавшие аэродинамику. Требования же к выдерживанию профиля крыла у скоростного СБ были куда выше, чем у тихоходных ТБ-1 или ТБ-3.

В марте 1936 г. работники партконтроля подсчитали, что на освоение производства нового бомбардировщика истратили 3184 тысячи рублей только на заводе № 22. Еще 1618 тысяч вложили на заводе № 18 в Воронеже, которому тоже предписали готовиться к выпуску СБ. Но там эти деньги по большей части пропали зря, поскольку завод вслед за этим получил приказ перейти на производство дальнего бомбардировщика ДБ-2, который так и не вышел из стадии опытного образца, а затем переключили на илыошинский ДБ-3.

Первые три серийных СБ военная приемка полностью забраковала, не допустив до летных испытаний. На 1 февраля 1936 г. еще один самолет стоял на сборке, а для другого изготовили все необходимые узлы. Лишь 19 февраля один СБ подготовили к испытаниям. Но подвело бомбардировочное вооружение. Бомбосбрасыватели работали крайне ненадежно. Сформировали совместную бригаду из специалистов заводов № 22 и № 32. За три дня упорного труда они «довели до ума» два первых бомбардировщика. Военпреды четырежды заставляли подвешивать в бомболюки полный комплект бомб (макетных, конечно) и сбрасывать их на траву аэродрома. 13 марта самолеты, наконец, приняли, а уже на следующий день подняли в воздух и перегнали в Щелково. Туда стали направлять все бомбардировщики первых выпусков. Все эти машины страдали многочисленными недостатками и проверялись по отдельной инструкции, предусматривавшей различные послабления производственникам. 14 марта Алкснис докладывал Ворошилову: «Первые 20 штук по Вашему приказанию принимаются со значительными отступлениями и дефектами (невзаимозаменяемость основных агрегатов, трещины по обшивке крыльев и фюзеляжа, нарушение профиля крыльев и обводов и десяток других дефектов, не явно опасных для полета)».

На 20 марта в НИИ ВВС находились три СБ, на 25 марта – пять. В начале апреля в Щелково уже начали подбирать машины для войсковых испытаний и отправки в округа.

Первые 10 самолетов проходили по плану 1935 г., за 1936 г. УВВС хотело получить сразу 750 СБ. Но начальник ГУАП НКТП М.М. Каганович на эту цифру никак не соглашался. Лишь в марте 1936 г. он подготовил договор с УВВС на поставку 600 бомбардировщиков.

Выпуск СБ находился под жестким контролем ГУАП и УВВС. Начальник Управления материально-технического обеспечения ВВС комбриг Базенков лично выезжал на завод каждые два- три дня. Ежедневно на стол к Алкснису ложились сводки о состоянии дел на заводе. Вот такая сводка за 7 июня:

«На окончательной сборке -14.

На заводском аэродроме – 12 (в т.ч. испытано в воздухе -8).

Возвращены на завод для доделок -11.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.