За свободную любовь!

Уленов Анатолий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
За свободную любовь! (Уленов Анатолий)

ГЛАВА 1 ВОВКА

   1

  Автомобиль из-под арки, где густо лежала тень, вынырнул на белый свет и покатил по пустынному двору мимо мрачного, сталинской постройки дома, выкрашенного в грязнo-желтый цвет. Гладкая темная поверхность машины отражала белесое пасмурное небо, которое москвичи могли наблюдать неизменно каждый день в течение вот уже двух недель.

  Автомобиль аккуратно обогнул гордо громоздящийся посреди тротуара переполненный мусорный бак и остановился напротив обшарпанного подъезда. Шум мотора стих, открылась задняя дверца, и на асфальт уверенно ступил высокий, атлетически сложенный молодой человек.

  Его звали Вовкой, ему было двадцать лет, у него были темно-каштановые коротко стриженные волосы и выразительные карие глаза. Он не был совершенством, но был вполне красив, красив той не особенно яркой, но приятной красотой, которая нравится многим.

  Одет он был в джинсовый костюм от "Armani" черного цвета и черную же шелковую рубашку, отчего образ его приобретал некоторую зловещесть.

  - Через пять минут, - кинул Вовка шоферу.

  - О` кей.

  Перед молодым человеком была подъездная дверь, покрытая свежей темно-коричневой краской, по которой чья-то рука уже успела выцарапать матерное слово. Неизъяснимая тоска навалилась на молодого человека, когда взгляд его наткнулся на эту дверь.

  Темный подъезд, пропахший пылью и кошками. Широкие ступени, резные перила. Лифт. Шестой этаж.

  В последнее время он почему-то везде замечал только убожество и грязь. Облупившаяся краска, детские рисунки, выщербленная плитка вызывали едва ли не аллергию. И ничего невозможно было поделать с этим.

  Выйдя из лифта, Вовка вытащил из кармана куртки записную книжку и сверил адрес. Похоже, все точно.

  Изобразив на лице более-менее приветливое выражение, он нажал на кнопку звонка. Несколько мгновений, и дверь отворилась.

  Приветливое выражение стекло с лица, как стекает мыло.

   Молодой человек остолбенело смотрел на открывшего ему дверь мужчину, чувствуя себя так, будто его ударили сзади, неожиданно, и чем-то очень тяжелым.

   Хозяин квартиры смотрел на него с не меньшим изумлением.

   - Сергеев?
- проговорил он.

   Молодой человек молчал.

   - Ты... зачет пришел сдавать?

   "Господи, какой зачет?! Он что, обалдел?!"

   - Д-да, - выдавил он, с ужасом думая о том, что с минуты на минуту ему должен звонить охранник.

   Зачет, действительно зачет, какой хороший выход! Пытаясь преодолеть ступор в мозгах, молодой человек панически вспоминал, какой именно предмет ведет этот человек в университете. Он до боли хорошо помнил это лицо, и выражение его - особенно хорошо.

   Однако не вспоминалось. Мозги превратились в желе и тяжело плескались в голове, напрочь отказываясь думать. Их парализовало от неожиданности.

   Преподаватель ждал, начиная явно нервничать.

   - Зачетка с тобой?

   - Зачетка?..

   - Ну а допуск?.. Постой, ты же сдал, вроде как, или я ошибаюсь? Ты ведь Сергеев, так?

  "Сопромат!
- вспомнил молодой человек, - Он преподает сопромат! Панфилов... Как же его... Константин Викторович что ли?"

  Где-то в глубине квартиры зазвонил телефон.

  Преподаватель посмотрел на молодого человека с плохо скрываемым раздражением.

  - Ты... ну, проходи, - решился он и рванулся к телефону.

  Как только он скрылся, Вовка выхватил записную книжку, снова глянул на номер квартиры, и кривая улыбка изумленная и безумная сверкнула на его лице.

  В дверном проеме медленно, нереально медленно возникла фигура преподавателя.

  Он стоял против света, и Вовка не мог видеть его лица. Зато тот, должно быть, разглядел его прекрасно. Молодой человек смотрел на темный силуэт, пытаясь быть спокойным. И наглым.

  - Тебя к телефону, - услышал он.

  Вовка кивнул, легко и элегантно прошел по коридору, проскользнув боком мимо хозяина квартиры, и взял трубку.

  - Алло? Все в порядке, - сказал он шоферу, - Да... я позвоню...

  Положил трубку на рычаг, обернулся, говоря себе: "Мне все по фигу! Все по фигу!"

  - Зачет, значит, сдавать, - зловеще проговорил преподаватель и вдруг расхохотался.

  Теперь, когда вернулась способность соображать, Вовка вспомнил сего преподавателя очень хорошо: прошлая сессия, за первый курс... вымученная троечка...

  Ох, ненавистный сопромат! Настолько ненавистный, что за весь курс Вовка видел преподавателя всего пару раз и то издалека - он был всегда такой элегантный, костюм безукоризненно отглажен, галстук в тон. Аккуратно подстриженная черная борода, и что-то такое снисходительное в глазах всегда, когда он смотрит на тебя, ожидая ответа на вопрос. Кто бы мог подумать, что он...

  - Желание клиента - закон, - проговорил Вовка, размышляя о том, что судьба разлюбила его окончательно и бесповоротно. Ну за что такое?
- Если пожелаете, буду сдавать вам зачет, но... Может, займемся чем поинтереснее?

  Вовка работал в публичном доме. В одном из первых, что организовали в Москве предприимчивые люди, действующие по принципу, если есть спрос, то должно быть и предложение. Тогда еще не было изданий, публикующих рекламу подобных заведений типа: "Красивые юноши для вас, дамы и господа", тогда телефоны этих немногочисленных заведений передавались из рук в руки друзьями и единомышленниками.

  Тогда еще было лето 1995 года...

  Константин Викторович смотрел на него со все возрастающим интересом, оправившись после первого шока от столь невероятного совпадения, он обрел обычно присущую ему твердость духа.

  - Не стой в дверях, - сказал он, сам с неудовольствием чувствуя невольные командные нотки в голосе, все-таки он говорил со своим студентом. Со своим студентом! "Господи Боже мой!
- мысленно воскликнул Константин Викторович, - Что же я с ним делать-то буду?!"

  - Проходи, садись.

  Вовка опустился на диван со всем возможным изяществом.

  - Время идет, - цинично заметил он.

  - Что, не терпится?

  - Терпится. За вас беспокоюсь, вам денежки платить.

  - Не беспокойся. И расслабься, сексом с тобой я заниматься не буду.

  - А почему так?
- вопросил Вовка, почувствовав огромное облегчение, но одновременно и легкий укол самолюбия.

  Панфилов только устало махнул рукой.

  - Не задавай глупых вопросов. И прекрати выпендриваться.

  - Да разве ж я выпендриваюсь?

  - И раз уж - как ты верно выразился - желание клиента, закон... впрочем, давай забудем об этом. Меня, честно говоря, больше устраивают между нами общечеловеческие отношения. Ты как, согласен общаться со мной на таком... уровне?

  - На фиг нам общаться? С какой стати?

  - Не хочешь - не заставлю. Иди, звони шоферу и убирайся ко всем чертям.

  Вовка уже направился было к телефону, но мысль о том, что сейчас шофер засыплет его вопросами, почему он возвращается так скоро, и - ладно еще шофер, ему можно не объяснять - так ведь спросит еще и тот, кому ответить придется...

  Молодой человек повертел в руках трубку, и положил ее на рычаг.

  Панфилов смотрел на него и улыбался, на фоне черной бороды, особенно ослепительно-белыми казались зубы.

  - Итак?

  - Ладно, готов исполнять требования клиента.

  - Клиента... Многие студенты занимаются бизнесом, но я и предположить не мог, каким бизнесом занимаются некоторые из них.

  - Неужели? А вы кого заказывали, пенсионера? Возраст - восемнадцать-двадцать, так кажется записал диспетчер, самый студенческий, между прочим. Кого вы ожидали увидеть?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.