Все началось с троллейбуса или бабушка виновата?

Серия: Все началось с [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Все началось с троллейбуса или бабушка виновата? ( )

OLGA-OLGA

Все началось с троллейбуса или бабушка виновата?

Глава 1

«Жизнь - несправедливая штука», - думал молодой парень двадцати пяти лет, вылезая из-под стола, где обосновался после потрясающей новости, а если точнее - просто сполз от избытка чувств. Мало того, что Аленка вторую неделю не дает: то у нее голова болит, то критические дни, то гороскоп не позволяет; так еще от начальства пришло указание взять в его отдел на практику студента. Ладно бы обычного, с которым можно договориться, чтобы не появлялся здесь, а практику подпишут и просто так, так нет же! Сын начальника, чтоб его троллейбус переехал!

- Черт! Троллейбус…

Быстро схватив со стола папку с документами, необходимыми в понедельник на планерке, Олег выбежал из здания. Работая третий год в строительной организации, он успел приобрести славу очень исполнительного и ответственного работника, после чего получил прибавку к жалованию и должность начальника отдела снабжения.

И вот он уже полгода копит на новенькую Хонду, передвигаясь на общественном транспорте. Но сегодня, как на грех, его задержали, а пятница, вечер – это приговор. Толкучка обеспечена.

POV Олег

Подлетев к остановке, успеваю запрыгнуть на ступеньку троллейбуса в последний момент. Немного не рассчитав, всем телом впечатываюсь в какую-то тетку необъятных размеров.

- Молодой человек, что вы себе позволяете?

Тут же в диалог включается более древняя ветвь эволюции.

- Совсем оборзели! – шипит бабулька справа от меня. – Если нацепил штаны Кардена и трусы Кельвина, это не значит, что можно теперь все. Девушкам деваться от них некуда, – взмах руки в сторону стокилограммовой сорокалетней девушки.

Поперхнулся воздухом, стараясь спрятаться за высокого мужика в панамке. Интересно, с чего она взяла, что я ношу белье этого Кельвина? От моей защиты так сильно воняло луком и немытым телом, что пришлось срочно ретироваться влево, задевая какого-то старичка.

- Как так можно? – визжит он, размахивая хиленьким кулачком. – Да я в твои годы даже прикоснуться к старикам не решался!

- Боялись, что рассыпятся? – не выдерживаю я, загораживаясь портфелем.

- Да ты, да я… Совсем стыд молодежь потеряла. Скоро конец света настанет!

Охрененный вывод. Возмущенно фыркаю и взъерошиваю свои короткие светлые волосы. Судя по тому, что себе позволяют эти старцы, они о почтительности тоже только от дедов слышали.

А тем временем на очередной остановке народ прибывает. Приходится продвинуться вперед, старательно огибая антикварные раритеты. Дышать нечем, сентябрь выдался очень душным и жадным на дожди.

- Подвинься, - мне в спину упирается кулак бабушки - рентгена. Этот божий одуванчик подпрыгивает на месте и иногда сплевывает на пол. Ей плохо видно? Может, подсадить ее на голову тому лысому мужику впереди меня, пусть получит моральное удовлетворение на старости лет от езды на шее.

Тут мне в копчик упирается что-то острое и ввинчивается.

- А-а-а, - ору я, оборачиваясь вполоборота.

Вижу в ее руках зонт на длинной трости. Нет, я понимаю, что со старшим поколением нужно общаться вежливо, но беда в том, что на ум приходила масса слов, преимущественно нецензурных. Я глубоко вздохнул, медленно выдохнул и лишь после этого умудрился выдать нечто более-менее цензурное:

- А не подохренели ли вы, уважаемая?

Бабка уже открыла рот для последующей тирады, как очередная масса народа толпой хлынула в троллейбус. Меня снесло ударной волной. Поджал ноги и меня спокойно прибило к какой-то девушке. Довольно симпатичной сзади. Н-да, недотрах сказывается, от соприкосновения наших тел, стадо мурашек промаршировала от макушки до пяток с лозунгом «Даешь измену в массы!»

Ее длинные черные волосы приятно пахли жасмином, а голова находилась на уровне моей груди. Как раз мой любимый размерчик.

- Кхм, кхм… - раздалось сбоку.

Поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с глазами соседки. Марь Ивановна была самой инициативной сплетницей нашего двора. Подозревала всех и во всем. Пропала кошка – Петр Павлович из третьего подъезда с дружками пустил на колбасу под самогонку; спилили дерево – дрова Настя из пятой квартиры заготавливает, чтобы поджечь ларек с алкогольной продукцией. Поморщился и попытался сделать вид, что это не я, а мой клон.

- Олежек, а ты расстался с Аленочкой? – чувствую, как она навалилась на меня. Причем, девушка тоже постаралась обернуться, становясь к ней лицом.

- С чего вы это взяли, Марь Ивановна?

Старушка ехидно ухмыльнулась, а у меня мороз прошел по коже. Вдруг чувствую, как к моей ширинке прикасаются чьи-то пальцы. Лицо наливается краской, а член заинтересованно приподнимается. Щечка девушки окрашивается румянцем. Неужели?!

- Извращенец! – орет она, полностью ко мне обернувшись. И тут я понял, что попал. Передо мной стоит парень. Маленький, миленький, хорошенький, но парень!

- Еж твою, Богу мать!

Все пассажиры резко повернули головы в нашу сторону, и воцарилась гробовая тишина. Рыгнуть что ли для создания атмосферы?

- Ты чего орешь? – возмущенно смотрю в лицо этого индивидуума.
- Сам же мне яйца гладил, а я извращенцем оказался?!

- Я даже не касался твоих яиц!

И тут подает голос третий участник нашего треугольника, то есть моя соседка:

- И зачем так орать? Я просто хотела, чтобы вы подружились!

Слов нет, одни многоточия. Стадо мурашек промаршировало обратно, уныло волоча за собой порванные лозунги.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.