Меня укусил бомж

Дихтяр Юрий

Жанр: Современная проза  Проза    2012 год   Автор: Дихтяр Юрий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Меня укусил бомж (Дихтяр Юрий)

Ангел у окна

Он устал. Хотелось просто выпить рюмку под вчерашние макароны и варёную колбасу. Хотелось посмотреть телевизор, краем глаза следя за картинкой и не вникая в смысл слов. Хотелось с размаху грохнуть об стену чашку. Хотелось лечь в тёплую ванную и провести лезвием по запястью. У него было много странных желаний.

Но он не мог себе это позволить. Может когда-нибудь, но не сейчас. Сейчас его ждала Снежка, самое чудесное существо на свете. Тонкая ниточка, которая удерживала его в этом мире. Большеглазая, кудрявая, с пухленькими щёчками и веснушками на курносом носике. Она расстроится, если не дождётся отца и найдёт его в ванной, полной крови.

Он допил чай, сотворил на лице улыбку и пошёл в детскую.

– Папа, ну где ты ходишь? Я уже спать хочу.

– Ну так спи, – он сел на кровать, сдвинув в сторону одеяло.

– А сказку?

– Ну, конечно, куда же без сказки.

– Пап, а сказки – это всё враки?

Он сделал серьёзное лицо, хотя действительно захотелось рассмеяться.

– И кто это тебя таким словам научил? Воспитательница или нянечка? Или папа.

– Папа!!! – засмеялась она, тыча пальчиком в его сторону. – Это меня папа научил!!!

– Ах ты, обманщица! Папа и слова такого не знает. Нет, доця, сказки – это такие истории, которые когда-то случались, только давно.

– И что, великаны есть?

– Есть. Конечно.

– А почему я их не видела?

– Просто они такие громадные, что их не видно.

– Как это?

– А вот так. И они нас не видят. Потому, что мы такие малюпусенькие.

– А я уже выросла. Я вчера всю кашу съела и выросла. Они меня теперь видят?

– Ну, теперь обязательно увидят.

– И съедят?

– Да нет, они девочек не едят. Просто пожуют и выплюнут. Вот так! – и он расставил руки, сделал страшное лицо и принялся её щекотать. Её смех был похож на музыку – такой звонкий и мелодичный.

– А!!! Хватит, великан!!! Отпусти меня!!! Пап, а ангелы тоже есть?

– Конечно, есть. У них такие пушистые крылья и золотые кольца над головой. Они приносят деткам сны. Ты спать собираешься?

– Не-а. Пап, а моя мама – ангел?

Он промолчал, у него перехватило дыхание, и слёзы подобрались к глазам. Он поцеловал дочку в лобик.

– Ангел, да? И у неё крылышки? И она теперь на облачке живёт?

– Кто тебе это сказал?

– Бабушка. Она знает. Она мне ангела на картинке показывала. Ангелы красивые и добрые, да?

– Да…, добрые.

Он прижал девочку к себе, гладя её по рыжим кудряшкам. Только бы не заплакать, только бы она не увидела слёз.

– Пап, отпусти, задушишь. Правда, что мама ангел?

Она внимательно посмотрела ему в глаза. Слишком долгой оказалась пауза. Он попытался улыбнуться, кивнул головой.

– Да, любимая, мама – ангел.

– Ты мне врёшь?

Её взгляд настолько пронзительный и взрослый, что врать было почти невозможно. Почти. Но он смог. Он поборол в себе этот пагубный порыв сказать правду. Не мог этого позволить. Он отец и его работа – врать, оберегать её от правды жизни. Врать всю жизнь. Правда слишком ядовита и тяжела, чтобы взвалить её на маленькие веснушчатые плечи. Зачем ей знать, что папа не попал на день рождения дочки, потому что напился и уснул в парке на скамейке. Что игрушку, которую дочь просила, он не купил, потому что не было денег даже на хлеб… Что мама, самая лучшая на свете мама, гуляла направо и налево, без разбору. Что бабушка, самая добрая бабулечка в мире, гнобила свою дочь с самого рождения, выжила её из дому и помирились они только год назад. Что он сам не хотел рождения дочки и требовал, чтобы жена сделала аборт, и даже бил её иногда, когда приходил уставший и изрядно выпивший. Что ни разу не свозил дочку на море. Что Деда Мороза не существует, что великанов нет и никогда не было, что это не зубная фея приносит монетку под подушку за выпавший зуб. Что мама её не ангел, а дура. Дура, выпившая пять упаковок снотворного и уснувшая навеки. Просто легла спать рядом с ним, пьяным, вернувшимся с очередной попойки с коллегами по работе. И он всю ночь спал с трупом, и утром обнаружил жену в засохшей блевотине, с остекленевшими глазами и открытым ртом, с вывалившимся языком. Спасибо, что она додумалась отправить дочь к бабушке. Хорош ангел. Ангел. Ангел.

– Не вру, милая, мама твоя – самый красивый и добрый ангел на свете. А теперь – спи.

Он расцеловал её – в щёчки, в глазки, в лобик и в губки. И даже в подбородочек. И вышел из комнаты, щёлкнув выключателем. Девочка повернулась набок и сразу же уснула.

Возле окна мелькнул бледный силуэт. Красивое женское лицо с пышными, распущенными волосами, перетянутыми ленточкой, заглянуло в комнату, задержавшись на секунду. «Спи», – шепнули губы, дыхнули на стекло. Крылья расправились и видение исчезло. За окном сияла звёздами ночь.

В поиске любви

За последние трое суток я спал часов пять, не больше. Выпил ведро кофе и выкурил блок сигарет. Чёрт, спрашивается – на кой ляд мне это нужно? Всё равно, что искать верблюда в игольном ушке, или как там говорят? Голова уже не соображает совершенно. Нет, нужно поспать. Срочно обняться с подушкой и спать, спать, спать.

«У тебя красные глаза, да и вообще, ты выглядишь на миллион… собачьих какашек», – сделал мне комплимент знакомый бармен из ночного клуба. И я ничего не ответил, потому что он, скорее всего, прав. Зачем я только подписался? Откуда взялся на мою голову этот гламурный педик?

– Вы же детектив, сыщик. Это ваша профессия. Для вас такое дело вообще пара пустяков.

Посетитель был весь в белом – батистовая рубашка, лёгкие брюки свободного покроя, белые кожаные сандалии. Золотистые кудряшки на голове, пухленькие губки, греческий нос. На таких, наверное, бабы гроздьями вешаются. Да и не только бабы. Просто эталон чувственности. Но он не выглядел слащавым, как некоторые эпатажные звёзды. Нет, он был именно сладкий, такой сладкий, что хотелось попробовать на вкус. Я отогнал неизвестно откуда появившиеся неправильные мысли.

– Будете кофе? – спросил я.

– Спасибо, давайте вернёмся к делу. Почему вы не хотите искать мою сестру?

Я показал ему гору папок на столе.

– Вот, за половину дел я ещё не брался. У меня аврал и цейтнот.

– Ну, если не брались, значит, могут ещё полежать. Я не просто так обратился к вам.

– Поймите, у вас дело неотложное, а я не могу вот так всё бросить. У всех дела неотложные.

– Давайте подойдём с другой стороны. Поговорим о вознаграждении. Может моё предложение заинтересует всё же вас?

Да я напишу в чеке такую сумму, что у него лопнет селезёнка от количества нолей. Сначала думал взять с него по тарифу. Но теперь оторвусь по полной. Никто его за язык не тянул. Я точно не тянул. А если обманет, пришлю к нему людей, которые исполосуют симпатичную мордашку и сделают из него Квазимодо.

– Давайте так – вы тратите на поиски трое суток.

– Сколько? Вы с ума сошли!

– Трое суток. И в случае успеха я выдам вам чек на предъявителя. А вы сами впишете сумму. Любую.

– Очень смешно. А в случае неуспеха?

– Такого ещё ни разу не было. Но, если вас это беспокоит, я заплачу вам, ну, например, сто тысяч.

– Рублей?

– Не принципиально. Валюту выберите сами. Но, поверьте, вы справитесь. В прошлом году сестру искал продавец мороженного, и ему понадобилось всего пара часов. И это в Нью-Йорке. А там людей побольше, чем в вашем городе.

Третьи сутки закончатся через три часа, а у меня ничего нет. Ничегошеньки. Дырка от рогалика, или как там правильно? Это точно диверсия конкурентов. Пока я рыскаю по городу в поисках Любви, заметьте, не Любови, а именно Любви… Какие, всё таки, попадаются странные люди…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.