Тень на стене

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

***********************************************************************************************

Тень на стене

http://ficbook.net/readfic/939627

***********************************************************************************************

Автор:Маниакальная_Шизофрения

Беты (редакторы): Ри Хайдел

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: Криспиан (демон) и Вильгельм (человек)

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Романтика, Фэнтези, Songfic

Размер: Мини, 8 страниц

Кол-во частей: 1

Статус: закончен

Описание:

- Ты все же приворожил, отдал на заклание сердце мое… – шепчет, изгибаясь, приглашающе разводя ноги и прикусывая губу, смотря в мои глаза. Я знаю, что в полутьме они светятся зеленым, что когда-то давным-давно пугало его еще сильнее.

Посвящение:

по заявке mesalina

Публикация на других ресурсах:

только с моего разрешения, иначе нашлю понос на ваши голвы.

Примечания автора:

По песне Канцлера Ги “Тень на стене”

Когда из яви сочатся сны,

Когда меняется фаза луны,

Я выхожу из тени стены

Веселый и злой.

Безумно хохочу, радуясь свободе. Быть может, кратковременной, быть может… Как захочет мой Инквизитор, мой убийца, моя смерть и моя жизнь. Сколько раз он лишал меня жизни? Он называет меня демоном, исчадием ада. А я любуюсь совершенным изгибом его тонких губ. Он вырывает мне язык, а я, захлебываясь кровью, пытаюсь произнести его имя. Он выкалывает мне глаза раскаленным прутом, а я вновь смеюсь, зная, что не смогу не видеть его просто потому, что он не в силах ослепить меня. Он может растерзать мою плоть, но дух мой он из раза в раз оставляет неприкосновенным, словно сам надеется на то, чтобы я возродился. И я каждый раз, снова и снова прихожу к нему, немым укором стою за его плечом, тенью просачиваюсь всюду, любуясь и проклиная, умирая от жажды и одновременно желая покончить с этим раз и навсегда…

- Когда зеленым глаза горят,

А зеркала источают яд,

Я десять улиц составлю в ряд,

Идя за тобой!

Он звука этого голоса я пьянею и выхожу из тени, зная, что ему достаточно и лунного света, чтобы меня разглядеть. Он узнает меня всегда, в любом обличье, будь я хоть младенец или старец.

- Так быстро? Неужели я сноровку теряю? – усмехаюсь, подходя к нему ближе, смотря в глаза.

- Теряешь. А я теряю терпение и время…

- Быть может, это неспроста? – провожу тыльной стороной ладони по его щеке, а он, забывшись, ластится ко мне, словно дворовая кошка.

- Быть может… Не надоело гоняться за тем, чему быть не суждено? – улыбается горько, резко перехватывая мою руку и больно сжимая.

-Твоя душа в моих руках

Замрет, как мышь в кошачьих лапах,

Среди тумана не узнает меня.

И ты на годы и века

Забудешь вкус, и цвет, и запах

Всего, что есть в переплетениях дня!

Шепчу ему на ухо, перед этим проведя кончиком языка по скуле, тут же слегка зарумянившейся.

- Ты, демон, приворожил меня? – закрывает глаза и выдыхает шумно.

- Вильгельм… К чему мне это?
- вновь смеюсь тихо, но все же срываюсь и хохочу в голос, обнажая свое безумство, как тело свое обнажает куртизанка в портовом бардаке, бесстыдно и привычно.

- Откуда мне знать? – его тихий голос отрезвляет на какой-то миг, заставляя заткнуться, подавиться смехом, даже прекратить вдыхать прохладный и сырой воздух этой городской ночи.

- Быть может, потому что ты ударил по мне моим же оружием?

- Влюбил?

- Быть может…

- Кто ты для меня?

-Ты спишь и видишь меня во сне,

Я для тебя - лишь тень на стене,

Отпрыгиваю от него в сторону, растворяясь во мраке, лишь мои горящие глаза выдают меня, но я и не прячусь. Я лишь играю. Как кошка с мышкой. Или… Или как мышка с кошкой, как знать…

- Ты тень, которую я встречаю раз за разом. Демон, который встретится мне везде, куда бы я ни пошел…

- Сколь неразумно тебе и мне

Не верить в силу дорог!

- Я верю только в Бога, Криспиан, - он, как и я, во тьме. И я даже знаю, что сейчас будет. Холодное лезвие кинжала жалит меня в грудь, в самое сердце, а на мертвеющих в миг губах тает прощальный поцелуй. А еще я знаю, что он еще долго будет стоять там, в тени, что отбрасывает высокий каменный дом, растирать пальцами пепел, которым я развеялся, и грустно улыбаться.

А я, очутившись в вечном пекле, плавясь от боли и тоски, буду опять хохотать, все безумнее и злее, лелея его образ, навеки запечатленный в моем холодном сердце. Пожалуй, это самая сладостная и одновременно самая терпкая из мук, коими я упиваюсь, коими я живу… Жил… ровно до следующего полнолуния, когда я вновь выйду из тени, а он пойдет ко мне на встречу, мерно стуча каблуками по мостовой.

Когда я умер, ты был так рад,

Ты думал, я не вернусь назад -

Но я пробрался однажды в щель между строк,

И я взломал этот мир как ржавый замок:

Я никогда не умел ворожить -

Но иначе не мог!

Я не мог не явиться к нему не мог еще хоть однажды не увидеть его лица и не услышать его голоса… И тогда я вновь пришел в мир людей, не праздно слоняться, нет, только ради него, будто прихотью какой была мне очередная смерть от его руки.

От всегда целовал меня на прощание, прежде чем я рассыпался бы пеплом, умирая, покидая его мир. И ради этого я готов умирать вновь и вновь, только лишь бы почувствовать его жаркие губы. Это словно лихорадка, я существую от полнолуния до полнолуния, и жар мой можно утолить лишь сухостью его губ, а разум мой может излечить от тьмы лишь его образ…

Когда я в камень скатаю шерсть,

Тогда в крови загустеет месть

И ты получишь дурную весть

От ветра и птиц.

Он никогда рад мне не был. Всегда будто знал, где искать меня. И всегда убивал, не давая толком к себе прикоснуться. Но будто я не видел, что и он одержим… Только я не хочу больше отпускать его и не хочу, чтобы он отпускал меня. А это может значить только одно…

На сей раз, я в воды Кровавой реки окунулся, делая тело свое неуязвимым, а после заклятье произнес, оборачиваясь птицей ночной. Пусть теперь изловит меня, морок мой. Время надо мной не властно, кажется, что прошел лишь краткий миг, а я вновь вхож в его мир, под властью полной луны…

Но ты хозяин воды и травы,

Ты не коснешься моей головы,

А я взлечу в оперенье совы,

Не видя границ,

***

Ночь вновь ласкает меня своим черным бархатом теней, а мои перья разрезают ее тьму, словно горячий нож масло. Я вновь и вновь проклинаю себя за эту слабость и за то, что желаю совершить. Но… Пусть уж лучше так, я не вынесу вновь разлуки.

Подбитой птахой стучусь в его окно, что спустя пару моих вдохов распахивается.

- Здравствуй, Криспиан… – он устало прислоняется к каменной стене и поправляет светлую прядь, выбившуюся из низкого хвоста, стянутого кожаным шнуром.

- Не надоело ли тебе? – усмехается… Я же бьюсь об пол, чтобы принять свое обличье, рассыпав совиные перья по всей комнате.

- Надоело, Вильгельм…

- Так уходи. Не возвращайся боле, хватит, настрадались… Пора бы прекратить весь этот балаган уже. Давно пора… – он в глаза мне не смотрит, потупившись.

- Уходить?

- Тебя оставив вспоминать,

Как ты меня сжигал и вешал?..

-Дитя Анэма умирало, смеясь…

- Я весел нынче пуще прежнего.

- А я убью тебя опять…

Неспешно иду к его узкой койке и заваливаюсь на нее, закинув руки за голову, нисколько не стесняясь своей наготы.

- А я вернусь к тебе, сказать:

“Ты предо мной изрядно грешен,

Так искупи хотя бы малую часть!”

- Тебе ли говорить об искуплении, демон?

-Быть может и мне…

Ты спишь и видишь меня во сне,

Я для тебя - лишь тень на стене,

Я прячусь в воздухе и в луне,

Лечу как тонкий листок!

- Покинь меня, оставь лишь привкус пепла на моих губах и те сны, что мукой поутру становятся, молю. Ты хотел, чтоб я сломался?! Так изволь пожинать плоды! Я твой, демон! С головы до ног! Забери мою душу, сожги ее в пламени Анэма…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.