Детский сон

iZnoGouD MeFiSt

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Это произошло крайне давно, в 1999 году. Мне тогда было лет шесть, хотя иногда кажется, что прошло совсем немного времени, особенно, когда вспоминаю детство. Порой думается, что забыть тот сон, в котором я увидел дьявола, мне не удастся до самой смерти. Потому что его морщинистое лицо и тяжелый мучительный взгляд прочно засели в памяти.

– Тише, тише, – прошептала мама, глядя на меня с сияющей улыбкой. Затем перевела взгляд на отца, читающего газету, – баю баюшки-баю, не ложись на краю. Придет серенький волчок и ухватит за бочок. Спи мой малыш, спи…

Я прикрыл веки и, притворившись спящим, стал подглядывать за родителями. Мама посмотрела на отца и обворожительно улыбнулась ему. Отец закрыл газету и вздохнул.

Мама сказала:

– Эх, сегодня что-то я устала, – и посмотрела в окно, за которым мерцал мрак, – Ты закончил свою работу, милый?

Отец, издав короткий кашель, на мгновение взглянул на отблески лунного света, разлегшиеся на зеленом ковре и ответил:

– Да, почти. Завтра, окончательно добью ее. Извелся я за месяц, надо бы отпуск взять. Он устало посмотрел ей в лицо, положил газету на стол и приподнялся с кресла:

– Пойдем спать.

– Да, дорогой, возьми отпуск на две недели хотя бы, отдохнешь, расслабишься, – сказала она, вставая с кровати, и через плечо взглянула на меня. Потом нажала на выключатель. – Пойдем…

Я тем временем находился далеко от всех. Воображение рисовало, чего я раньше никогда не видел. Может в детстве так и должно быть, но вскоре весьма причудливая картина исчезла, и я увидел большие темные замки, над которыми кружили кругами стаи гулко каркающих ворон на фоне ночного неба. А возле бетонных стен удачно расположились пугающие деревянные хижины, а в вверху, где две башни соединялись мостом, мелькнули силуэты людей, стреляющих из лука и что-то кричащих.  Вдруг одновременно со скрипом двери раздался голос отца: «Я люблю тебя, Анна».

Тишина. Еще немного и я разлепил склеенные веки, затем поглядел в потолок, на котором, словно на спиритической доске, возникали странные буквы. Я медленно посмотрел налево, потом от резкой боли в пояснице в потолок. Стали наворачиваться слезы. Я издал глухой стон и, поморщившись, попытался приподняться. Лучи солнца, проходя сквозь жалюзи, падали на кровать и  рисовали на ней причудливые орнаменты. И во всем доме стояла удивительная, нагнетающая тишина, которая, кажется, заставила меня обливаться холодным потом, страх застрял под сердцем, будто только что принесенные с улицы бусинки прижали к спине.

– «Ай, как все болит», – мысленно выдал я слова и снова попытался встать, только уже быстро, но чудовищная боль мгновенно меня прервала. Тело вновь упало на кровать. Раздался глухой звук. Я хотел было крикнуть но, немного пораздумав, решил остаться в кровати и прислушаться хоть к какому-нибудь голосу. Но, к сожалению никого и ничего не услышал. Только дом продолжал гудеть тишиной, а в саду завывал горячий майский ветер. Боль постепенно начала затихать. Тело покрылось омерзительно холодным потом. Одеяло прилипало к ногам. Я встал с кровати, и пружины ее застонали. Затем осторожно вышел из комнаты и направился вдоль разбросанных  вещей на кухню.

«Что же произошло, когда я спал?» – подумал я, но мое внимание подманил стоявший около окна раскрытый настежь шкаф. Внутри было пусто. Я на мгновение почувствовал запах маминых духов, исходивший от стенок. В зале никого не было, хотя обычно здесь спали дедушка с бабушкой. «Но куда же они исчезли? В конце концов, куда пропали мои родители?» – мысли будоражили разум. Я вошел в коридор и услышал за спиной чудовищный треск, будто лопнула труба. Потом снова тишина. Ноги слегка задрожали, а тело неконтролируемо затряслось. Я обернулся, но никого не увидел. За спиной,  со стороны кухни раздался омерзительный смех. Я  вздрогнул и закричал:

– Мама!

 А потом, оборачиваясь на все стороны, побежал к входной двери. Голос исходил из ниоткуда, и казалось, будто невидимая сущность, летая в воздухе, злорадно усмехалась надо мной. Я, тяжело дыша, толкнул дверь, но она оказалась заперта. Ладони затряслись около алюминиевой ручки, и вскоре превратились в маленькие кулачки. Я начал неистово бить о стекло, покрытое изнутри старой засохшей грязью, но на улице лишь только пел ветер и шептали деревья.

– Я знаю, что тебе страшно, малыш, – вдруг невзначай произнесло оно, – ты, наверное, до сих пор думаешь, что тебе кто-то поможет?

– Нет, оставь меня в покое! Я… я боюсь!

– Знаю, малыш, меня боятся многие, – громоподобно изрек голос, – но ты не бойся, я тебе ничего не сделаю. Я с тобой всего лишь хочу поговорить…

– Н-е-т! – крикнул я, обливаясь слезами и колотил в стекло, которое жалобно дрожало, – я тебя не знаю и знать не хочу! Что ты сделал с моими родителями?! Отвечай!

– С ними все в порядке.

– Тогда где же они?

– Там, где вы живете подавно, позабыв обо мне… Я обречен вашим Всемогущим Богом на вечные муки и одиночество. Я очень любил вас, людей, но меня не любил никто. Я подарил вам свет, но вы все равно меня боялись. Теперь я один в большом городе одиночества и тьмы, в котором я абсолютно одинок, как позабытое и никем не замеченное зерно, лежащее на дне мешка. Со временем оно высохнет, и никто не увидит этого. Я верю, что когда-нибудь вы поймете и не дадите мне это сделать.

Небо плавно перекрасилось в фиолетовый цвет, тучи, как кони бежали по небесному полю, превозмогая порывистый ветер. На моих глазах все листья деревьев и растений мгновенно высохли и упали на землю мятыми желтыми клочками. Невзначай начали возникать возле меня ярко зеленые облака, постепенно превращающиеся в белые прозрачные шары. Они окутали меня, и я от страха куда-то провалился, будто под землю, глаза невольно зажмурились, и тело окутала дымка, которой предшествовала плотная темнота. Яркая вспышка зеленого цвета на мгновение ослепила меня, и я снова оказался дома. Вдруг из ниоткуда появилось морщинистое лицо, на котором виднелись странные сюрреалистические пятна. Дьявол смотрел на меня красными глазами, улыбнулся жутко и в то же время жалостно и через несколько секунд исчез во мгле, оставив на полу дымящиеся черные следы. Вспышка вновь озарила меня, погрузив надолго в темноту, и в  этом плотном осязаемом мраке я  слышал звуки собственного дыхания. Сон растворился, как кровь растворяется в океане.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.