Бог никогда не моргает

Бретт Регина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Бог никогда не моргает (Бретт Регина)

Введение

Моя подруга Кэти однажды прислала мне отрывок из книги «Вино из одуванчиков» Рэя Брэдбери. В ней речь идет о том, как много лет назад один мальчик тяжело заболел. Люди не могли понять, что с ним. Просто жизнь его угасала. Никто не мог ему помочь, пока не появился старьевщик мистер Джонас. Он велел спокойно отдыхать и слушать. Мальчик спал на раскладушке во дворе, мистер Джонас нашептывал ему, а потом потянулся и сорвал с дерева яблоко.

Старьевщик сидел возле больного столько, сколько потребовалось, чтобы открыть мальчику секрет внутри него. Я не знала, что такой же секрет я и сама храню в душе. Некоторые люди приходят в этот мир более хрупкими. Подобно нежным фруктам, они легкоранимы, чаще плачут, ими уже с молодости овладевает и печаль. Мистер Джонас знал все это, потому что и сам был одним из таких людей.

Слова Джонаса что-то изменили в мальчике, и он выздоровел. Эти слова что-то изменили и во мне. Некоторые люди легкоранимы. Я одна из таких людей.

На то, чтобы найти и удержать счастье, мне потребовалось сорок лет. Я всегда чувствовала, что в момент моего рождения Бог наверняка моргнул. Он пропустил это событие, так и не узнав, что я появилась на свет. У моих родителей одиннадцать детей. Я всем сердцем их люблю, равно как своих братьев и сестер, но иногда чувствую себя забытым котенком из большого помета. Как часто замечала Кэти, я была самым маленьким из котят. В итоге в шесть лет я была ребенком, которого сбили с толку учительницы-монахини, в шестнадцать — сильно пьющей потерянной душой, в двадцать один родила, не имея мужа, университет окончила в тридцать, восемнадцать лет была матерью-одиноч- кой и только в сорок наконец вышла замуж за человека, который меня на руках носит.

В сорок один у меня нашли рак. Год ушел на то, чтобы победить болезнь, еще год — на восстановление после этой борьбы.

Когда мне исполнилось сорок пять, я лежала в постели, размышляя обо всем, чему научила меня жизнь. Моя душа дала течь, идеи полились рекой. Ручка просто подхватила их и перенесла на бумагу. Свои мысли я напечатала, превратив в сорок пять уроков в газетной колонке, которые преподала мне жизнь. Редактору моя работа не понравилась. Как и его редактору. Я упросила их все равно ее опубликовать. Кливлендские читатели газеты «Плэйн дилер» полюбили мои уроки.

Рак сделал меня достаточно смелой для того, чтобы прямо разговаривать с боссами. Когда у тебя рак, ты больная, лысая и слабая после химиотерапии, мало кто может сделать тебе что-нибудь похуже. Для меня победой было справить сорокапятилетие. Рак груди заставил усомниться, что удастся столько пройти. Три мои тетки умерли от этой болезни: одна в сорок два, другая в сорок четыре, третья в пятьдесят шесть, так что положение вырисовывалось безрадостное.

Но я выжила. Когда мне стукнуло пятьдесят, я дописала еще пять уроков, и газета снова стала публиковать эту колонку. И тут случилось нечто восхитительное. Со всей страны люди начали присылать письма. Священники, медсестры и соцработники просили репринты, чтобы напечатать их в брошюрах, церковных изданиях, газетах небольших городков. Представители всех конфессий и те, кто не причисляет себя ни к одной религии, находили в моих уроках что-то близкое сердцу. Хотя в некоторых уроках я говорю о Боге, люди видели в них универсальные истины. Я слышала об агностиках и атеистах, которые носят список уроков в бумажнике, вешают на стену в офисе и прикрепляют магнитиками к холодильнику. Люди со всего мира размещают эти уроки на сайтах и в блогах. Каждую неделю с начала выпуска колонки в Зейнсвилле, штат Огайо, из Австралии отправляли электронные письма с просьбой переслать несколько экземпляров газеты. Это была самая популярная моя колонка за двадцать четыре года в журналистике.

Большинство моих эссе впервые появились в газе-тах «Плейн дилер» или «Бикон джорнел». Некоторые нигде ранее не публиковались.

Эти уроки подарила мне жизнь, а я дарю их вам.

УРОК 1

Жизнь несправедлива, но все равно хороша

Эта бейсболка всегда возвращается ко мне, чуть более выцветшая и потрепанная, но крепкая как никогда.

Все началось с Фрэнка. Я прошла свою первую химиотерапию и не могла поверить, что теперь лысая. Я увидела парня в бейсболке, на которой были слова «Жизнь хороша».

Мне жизнь совсем не казалась хорошей, и все должно было измениться только к худшему, так что я спросила парня, где он купил этот головной убор. Два дня спустя Фрэнк через весь город приехал и вручил мне такую. Фрэнк — волшебный парень. Маляр по профессии, он живет двумя простыми словами: «мне нужно».

Они напоминают моему другу о том, что надо быть благодарным за все. Вместо того чтобы сказать: «Я сегодня должен идти на работу», он говорит: «Мне нужно идти на работу». Фрэнк не говорит: «Я должен сделать покупки», а идет и делает. Вместо того чтобы говорить: «Я должен свозить детей на бейсбольную тренировку», просто везет. Такой подход работает во всем.

Если бы эту бейсболку носил не Фрэнк, а другой человек, в ней, наверное, не было бы такой силы. Бейсболка темно-синяя, с овальной нашивкой, на которой белыми буквами выведен этот лозунг. И ведь жизнь была хороша. Даже несмотря на то, что у меня выпали волосы, брови, мое тело ослабло. Вместо того чтобы носить парик, я надевала бейсболку — это был мой ответ раку, мой плакат для всего мира. Люди любят попялиться на лысую женщину. Когда они таращились, то получали мое сообщение.

Я постепенно вылечилась, волосы снова отрасли. Я убрала бейсболку, как вдруг у моей подруги обнаружили рак, и она спросила у меня о ней. Сначала я не желала расставаться с этим головным убором. Бейсболка была моим драгоценным оберегом. Но я должна была ее передать другому человеку. Если бы я этого не сделала, удача наверняка отвернулась бы от меня. Подруга пообещала вылечиться и передать бейсболку другой.

Когда кепка возвращалась ко мне, она с каждым разом выглядела все более изношенной и потертой, но у каждой женщины горела в глазах новая искра. Все, кто носил счастливую Химиокепку, и по сей день живут и здравствуют.

В прошлом году я передала ее другу и сотруднику Патрику. В тридцать семь у него нашли рак толстой кишки. Патрик получил бейсболку, хотя я и не была уверена в ее исцеляющей силе. Мой сотрудник рассказал своей матери о кепке и о том, что он сам стал теперь новым звеном в этой цепи исцелений. Его мать нашла компанию «Лайф из гуд инкорпорэйтэд», ту, которая сделала и нашу Химиокепку, и многие другие продукты с лозунгом «Жизнь хороша». Женщина позвонила в компанию, поведала историю нашего оберега и заказала целую коробку таких же. Эти бейсболки она разослала самым близким друзьям и родственникам Патрика. Те сфотографировались в них. По всему холодильнику Патрик развесил снимки университетских однокашников, их детей, собак и даже газонных фигурок в бейсболках «Жизнь хороша».

Ребята из «Лайф из гуд инкорпорэйтэд» были очень тронуты рассказом матери Патрика. Они назначили общее собрание сотрудников, организовав акцию «Переходящая счастливая Химиокепка», и передали свои бейсболки тем, кто нуждается в поддержке. Они отправили Патрику фотографию, где у всех ста семидесяти пяти служащих компании на головах были эти кепки.

Патрик прошел химиотерапию и сейчас чувствует себя нормально. Ему очень повезло: у него даже волосы не выпали, а только поредели. Он никогда не носил знаменитый талисман, но сила кепки распространилась и на моего друга. Бейсболка лежала на столике у лестницы, и Патрик каждый день мог видеть лозунг. Это помогло ему пережить действительно тяжелые дни, когда хотелось прекратить химиотерапию и сдаться. Всем, кто страдает раком, знакомы такие дни. Даже тем, у кого рака никогда не было, они знакомы.

Как оказалось, не кепка, а лозунг всех нас поддерживал и заставлял двигаться дальше и дальше. Жизнь действительно хороша.

Передай другому.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.