Маленькие бродяги

Родари Джанни

Жанр: Детские приключения  Детские    1954 год   Автор: Родари Джанни   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Маленькие бродяги (Родари Джанни)

Перевод с итальянского

Г. Малахова и Ю. Новиковой.

 
 

Джанни Родари

МАЛЕНЬКИЕ БРОДЯГИ

Рисунки А. Кокорина.

СЕРОЕ ОДЕЯЛО

Двое ребят, Франческо и Доменико, жили с матерью в бедной деревушке, затерявшейся среди гор Кассино. Франческо было десять лет, а Доменико шесть.

Их отец пять лет назад ушёл воевать и, хотя война уже кончилась, ещё не вернулся домой.

Бенедетта, их мать, зарабатывала две — три лиры в день, помогая каменщикам. А Франческо и Доменико занимались тем, что ходили в лес за хворостом и собирали на продажу металлический лом: старые патронные гильзы, осколки снарядов… Война побывала и здесь, в этом горном краю.

Как-то в лесу в куче сухих листьев Доменико нашёл не разорвавшуюся мину, похожую на коробку. Доменико попытался отвинтить крышку, но тут мина неожиданно взорвалась.

Доменико вышел из больницы с рукавом, засунутым в карман. Деревенские ребятишки стали называть его «одноруким», «одноручкой».

Эти прозвища выводили Доменико из себя, он швырял своей левой рукой в ребят камнями. Франческо вставал на защиту брата, ввязываясь в драку с подростками, которые были куда сильней и старше его самого. Из таких схваток он обычно выходил весь в синяках и кровоподтёках. Но явно превосходящая сила «противника» не пугала Франческо.

Наконец вернулся с войны их отец Джованни. Он приехал на телеге тряпичника, в ногах у него стоял чемодан. В нём лежали грязное бельё, кулёк с яблоками и серое солдатское одеяло всё в дырах. Оно было очень похоже на то одеяло, которое лежало у них дома на тюфяке. Только домашнее было немного побольше.

* * *

— Вот моя доля, — говорил не раз Джованни. — Вот всё, что я навоевал. Я прошёл две войны и с каждой привёз по одеялу. Правда, на этот раз я вернулся не только с одеялом, но ещё и с кашлем.

Зимы были холодные, и отец кашлял всё время. За два года мать родила ещё двух мальчиков: сначала Пеппе, потом Ринуччиа.

Наконец вернулся с войны их отец Джованни.

 
 

Отец всё ещё никак не мог найти работы, а крохотного клочка земли не хватало, чтобы прокормиться. Семья перебивалась кое-как. Отец ходил за хворостом вместе с Франческо и Доменико. Иногда в лесу его душил кашель, и он в изнеможении опускался на пень. Доменико молча прижимался к отцу; чёрные волосы его падали на глаза. Франческо, не знавший, что ему делать, крутил ремни вещевого мешка, который подарил ему отец.

Доменико был очень привязан к отцу. Казалось, он надеялся, что отец поможет ему вернуть руку… Кто знает?

Отец часто говорил:

— На свете есть доктора, которым заменить руку — сущий пустяк. Эти доктора делают руки так ловко, — ну, прямо не отличишь от настоящей… Привяжут тебе такую руку, и ты будешь орудовать ею, как своей: сможешь есть, одеваться, работать… Вот будут у нас деньги, я возьму тебя в город и куплю там хорошую руку. Увидишь, ты будешь играть на гитаре не хуже Микеле-тряпичника. Мы вместе пойдём к доктору: тебе он приладит руку, а меня вылечит от кашля. Доктора — учёные люди… Только вот нужны деньги… Правда? Собака, и та не вильнёт хвостом бесплатно!..

Тем временем отцу становилось всё хуже. Скоро он уже больше не выходил из дому, а всё лежал на соломенном тюфяке под двумя своими солдатскими одеялами, привезёнными с двух войн. Но и два одеяла не могли согреть больного.

Бенедетта чиркала спичками, которые давал ей сосед, и разводила огонь в очаге. Ринуччиа и Пеппе взбирались на два стула — единственное достояние семьи, старшие рассаживались, как могли: кто на кирпичах очага, кто прямо на полу. Маленькое пламя, мерцая, скрадывало убогость комнаты. Но отцу всё равно не удавалось согреться.

— Какой чудесный огонь! — говорил он. — Посмотрите на одеяло: оно теперь красноватое, не правда ли?.. Если бы я был богатым, знаете, что бы я делал? Я соткал бы большое-пребольшое одеяло и покрыл бы им всех, кому холодно.

— Какое большое? — спрашивал Доменико. — Во всю долину?

— Больше, — отвечал отец. — Больше, чем Рим. Больше, чем вся Земля…

— А какого оно будет цвета? — задавал вопрос Франческо.

— Серое. Я бы сделал его вот таким же серым. И протянул бы его от колокольни над крышами всех домов, чтобы никому на земле не было холодно.

— Оно промокнет во время дождя, — озабоченно заметил Доменико.

Пытаясь улыбнуться, отец убеждал:

— Нет, вода не просочится!

Ему становилось всё хуже. Чтобы купить отцу лекарство, Бенедетта стирала бельё в богатых домах. Но лекарство так и осталось лежать на камине, возле коробки с солью: отец не успел принять его.

Спокойный, с восковым лицом лежал он под своими серыми одеялами. Казалось, что он просто заснул, но на самом деле он умер.

ЧЕЛОВЕК С ЛИСТКОМ

Когда отец умер, Доменико перестал ходить с Франческо за хворостом. Он сторонился людей и всё время молчал. С ожесточением заправлял Доменико пустой конец рукава в карман пиджака, не обращая больше внимания на насмешки деревенских ребятишек.

Доменико увидел на пороге двух незнакомцев. Они о чём-то толковали с Бенедеттой.

«Кто сделает мне теперь новую руку? — думал он. — Зачем отец умер?..»

С отчаянием взглянув на серое одеяло, он убегал из дому и одиноко бродил по лесу.

Однажды, вернувшись домой, Доменико увидел на пороге двух незнакомцев. Они о чём-то толковали с Бенедеттой. Один из них был невысок и толст, на животе у него висела серебряная цепь — от одного кармана до другого. Второй был молодой парень, высокий, сухопарый, с белыми волосами и красными кроличьими глазами.

«Альбинос [1] с красными глазами», — подумал Доменико.

Толстый человек показывал Бенедетте какой-то листок бумаги. Та слушала его, сложив руки на фартуке. Франческо стоял в комнате, испуганный и бледный.

— Вы бедны, Бенедетта, — говорил полный мужчина, — у вас четверо ребят. Как вам прокормить их?.. Вот я и хочу вам помочь… Ведь мы же христиане. Верно?..

А потом мы с вашим мужем были вот как… — он скрестил указательные пальцы правой и левой рук, показывая, какими он и Джованни были друзьями. — Мы вместе воевали, — продолжал он, — не в этой войне, — в другой, в Албании… Когда я узнал о вашем несчастье, я даже хотел приехать на похороны. Верно, Пио?

Альбинос кивнул головой, неприятно усмехаясь.

— Да только, знаете, какие теперь дела? Всё время крутишься, как волчок: то одно, то другое… Жизнь — тяжёлая штука. Верно, Бенедетта? Вот я и подумал: «Почему бы тебе, Винченцо, не помочь по старой дружбе семье Джованни? Почему не пристроить на работу детей своего старого друга? Ведь всегда можно подобрать какую-нибудь работёнку, подходящую для ребят…» Остальное вы уже знаете… А вот разрешение местных властей на работу… Читайте!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.