Тувинские сказки

Автор неизвестен

Серия: Сказки и легенды народов мира [0]
Жанр: Народные сказки  Фольклор    1970 год   Автор: Автор неизвестен   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тувинские сказки (Автор неизвестен)Для детей младшего школьного возраста

Предисловие

При слове «Тува» кто-то, должно быть, вспомнит, что читал «Слово арата» Салчака Тока, кто-то любовался переливчатым блеском тоджинских соболей на ВДНХ, кто-то слышал по радио тувинские мелодии, кто-то видел на юбилейном празднике танец «Звенящая нежность», кому-то из вас попадались треугольные и ромбовидные марки с всадником, рыбаком, охотником или почтовый конверт с видом кызыльского парка…

Тува — это Сибирь, Саяны, сердце (географический центр) Азии, край, где берет свое начало могучий Енисей. Из справочника мы узнаем, что Тува по своей площади больше Бельгии, Голландии, Дании и Швейцарии, вместе взятых. Недра Тувы богаты каменным углем, золотом, асбестом, солью, редкими металлами.

Богата не только природа, богаты и щедры ее люди. Тува — край замечательных тружеников: пастухов и охотников, лесорубов и геологов — строителей новой жизни.

Центр республики г. Кызыл — небольшой современный город, ему несколько десятилетий от роду. Здесь есть заводы, школы, техникумы, педагогический и научно-исследовательский институты, краеведческий музей имени 60 богатырей, широкоэкранные кинотеатры, национальный музыкально-драматический театр, библиотеки, книжное издательство.

На глазах меняется лицо Тувы. От дымного очага до огней электростанций, от импровизаций народных сказителей до больших художественных произведений, писателей-профессионалов, от дырявой юрты и берестяного чума до больницы и просторных домов культуры — таков путь тувинского народа, самого молодого в семье советских народов.

Тува с птичьего полета необычайно разнообразна: она вся пересечена быстрыми реками — притоками Енисея. Горные остроконечные вершины сменяются зелеными привольными долинами, пастбища чередуются с посевами, тайга — с кипучими поселками и городами.

В Туве можно проехать на любом виде транспорта — от самолета до тувинского конька-горбунка, маленького, мохнатого, крепконогого.

Каждое лето тувинские фольклористы выезжают «на охоту за сказками».

Люди старшего поколения охотно делятся своими воспоминаниями. Это очень разные по внешности и характеру люди: словоохотливые и молчаливые, подвижные и степенные, безбородые и убеленные сединами «аксакалы».

Еще недавно был жив знаменитый сказочник Тюлюш Баазанай. Рассказывают, что один бай проиграл ему прекрасного скакуна, — старик сумел выполнить его требование — триста сказок было рассказано в одну длинную холодную зиму. Настоящая тувинская Шехерезада!

В Туве любят сказки. В каждом доме встретишь книги тувинских сказок, книги о сказителях, таких как Ооржак Чанчы-хоо, Салчак Бичен, Ооржак Маннай. Их знают за много верст вокруг.

Сказителя брали с собой, чтобы скоротать время в тайге, сказителя приглашали раньше в далекие торговые караванные переходы до Монголии, Тибета и Китая.

Тувинские сказки рисуют картины борьбы богатырей со злобными, враждебными силами, с захватчиками и грабителями. Мифологически сказки отражают древние представления о природе, о происхождении местных названий.

Слушая эти сказки, ярко представляешь жизнь и быт народа, его думы и характер. Человек может быть счастлив в борьбе за лучшую жизнь — такова основная мысль сказок. Настоящее место на земле — человеку честному, трудолюбивому, смелому, бескорыстному.

Над селом уже давно опустилась ночь, закончен рабочий день, угомонилась детвора, выпито много зеленого чаю с молоком, а мы все сидим — слушаем и записываем. На лужайку перед юртой сказителя собралось много народу. Годы высушили и слегка ссутулили тоолчу — сказителя. Он поглаживает остренькую реденькую бородку, хлопает длинной трубкой о колено, прочищает ее и продолжает напевать сказку. Увлекаясь и вдохновляясь, он разводит руками, представляет героев в лицах, подчеркивает слова жестами и мимикой.

Тува… Начало лета, все цветет и радует глаз. Рассыпались желтые ромашки, огненной шапочкой мелькают золотые жарки, дружно цветет марьин корень, благоухает белопенная черемуха. Дальше дорога идет среди бескрайних полей. С перевала смотрим на поселок, раскинувшийся в долине между гор, у самой речки, прямыми улицами с новыми смолистыми домами, слышим деловой рокот трактора в поле: новая хорошая жизнь пришла в эти степи.

Вспоминаются стихи одного тувинского поэта:

В той сказке было все наоборот: Верблюжий хвост — земной касался пыли, Рога козла — врезались в небосвод, И слабые — в ней силачами были. Что я теперь бы сверху разглядел — Назвать бы можно сказкой настоящей: Страну, где столько интересных дел, Горячее переполняет счастье. И чудеса в обычае у нас, Мы им привыкли верить без опаски. И жизнь, людьми творимая сейчас, Прекраснее любой волшебной сказки.

И взрослым и детям будут по душе слова мудрой сказки, и пусть их читают не только в Туве.

М. Хадаханэ.

Оскюс-оол

Жил-был Оскюс-оол. Бродил он по аалам, тем и кормился. Однажды пришел он в аал Караты-хана.

— Откуда идешь, Оскюс-оол? — спросил его хан.

— Лето наступает — ищу, где хойтпак [1] есть, зима наступает — ищу, где бора-быда [2] есть, — ответил Оскюс-оол.

— Так и быть, буду кормить тебя — летом хойтпаком, зимой бора-быда. Но за это будешь пасти семьдесят моих желтых козлов. Только смотри: в горы гоняй — в степь не пускай.

На другой день Оскюс-оол погнал семьдесят желтых козлов в горы, а они все норовили в степь повернуть. Совсем уморился Оскюс-оол, кричит-надрывается:

— Отрубит хан мои руки вместе с рукавами, снимет мою голову вместе с шапкой.

Вдруг, откуда ни возьмись, появился седой старик с бородой до самого пояса.

— Почему ты кричишь-надрываешься, Оскюс-оол?

— Как же мне не кричать? Караты-хан приказал козлов в горы гнать, а они все в степь поворачивают — никак не остановишь.

— А ты не кричи. Заверни голову стада в гору и скажи: «Семьдесят желтых козлов, к земле «тактагалдай» [3] ! — посоветовал старик и исчез.

Завернул Оскюс-оол голову стада в гору и сказал:

— Семьдесят желтых козлов, к земле «тактагалдай»!

Остановились козлы, как вкопанные. Сколько ни гнал их Оскюс-оол, — козлы ни с места.

— Ну и вредный старик — верблюд бродячий, стрела кривая! Должно быть, это сам черт за моей головой приходил, — закричал Оскюс-оол.

Вдруг, откуда ни возьмись, снова появился седой старик с бородой до самого пояса.

— Почему ты опять кричишь-надрываешься, Оскюс-оол?

— Как же мне не кричать? Козлы стоят как вкопанные. Как же я их в горы отгоню?

— А ты не кричи, скажи спокойно: «Семьдесят желтых козлов, от земли «бодара» [4] ! — посоветовал старик и исчез.

Послушался Оскюс-оол старика и говорит:

— Семьдесят желтых козлов, от земли «бодара»!

Только сказал — козлы тотчас встрепенулись и побежали в гору.

Поздно вечером загнал Оскюс-оол стадо в загон и пошел спать в ханскую юрту. Стал Оскюс-оол искать место, где бы прилечь — не находит: вся кошма на полу занята ханскими слугами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.