Хочу - творю, хочу - вытворяю

Диплодок Алиса

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ШАБАШ

ГЛАВА 1

Это был обычный день в школе. Даже странно. Такого обычного дня не было с тех пор, как я пошла в первый класс. Да, думаю, и раньше тоже. Все сейчас как-то очень правильно… слишком правильно. Что-то обязательно должно произойти. Неважно, что: провалится Неудачник в школьный подвал, Зеленка подкинет живую крысу в рюкзак Алены, кто-то нарисует на потолке в столовой карикатуру на директора… да мало ли что может случиться в школе, треть учеников которой… впрочем, сейчас не об этом.

Я шла по школьному коридору на практические дополнительные занятия по информатике. Вдруг передо мной из-за угла выскочил Вихрь. Это мой закадычный приятель из параллельного класса. Вечно он куда-то летит, не видя дороги, и врезается во что ни попадя. Конечно, Вихрь — это всего лишь прозвище. На самом деле его зовут Антон, но имя, данное родителями, в нашем интернате ровным счетом ничего не значит. Так вот, несется Вихрь по коридору и, естественно, со всей имеющейся дури, а ее немало, врезается в меня, и мы красиво летим на пол.

— Вихрь… — устало вздохнула я — ну что тебе стоит хоть иногда посматривать по сторонам? Здесь ведь люди ходят.

— Привет, Русалочка! — Радостно крикнул он, вставая, помогая мне подняться и совершенно игнорируя мое замечание. — А я тут такое видел!

— Ну? — Хмуро переспросила я. Спина еще болит после падения.

— Представляешь, в столовке…

Ну, что я говорила! Опять. Сколько можно издеваться над бедным директором? А ведь он многое сделал для того, чтобы все ученики смогли нормально получать знания. Сколько преподавателей мы довели до белого каления, а он все пытается найти того, кто нам понравится, хотя это по определению невозможно.

— Да ты меня не слушаешь! — прервавшись на полуслове, восклицает Вихрь.

— Прости, задумалась. Так что там в столовой произошло?

Приятель махнул на меня рукой. Безнадежно.

— Пошли, покажу.

Мы спустились вниз на этаж, потом опять поднялись. Никогда не понимала, по какому принципу построено здание нашей школы. Мне иногда кажется, что привезенные блоки, как конструктор, собирал ребенок-великан. Кубик туда, кубик сюда: вот и ладненько.

В столовой наблюдалось столпотворение. Впрочем, как и всегда. Мы протолкались в кружок любопытных в центре зала. В полу зияла круглая обугленная дыра как раз по размеру ученика, не в меру увлекающегося шоколадом, булочками с корицей и прочей кондитерской снедью. Я осторожно заглянула в темноту провала: глубокий, не меньше двух этажей.

— Опять Водяной что-то острое Горынычу в еду подмешал. — Сказал унылый пацан рядом со мной. — Не любит он его.

Горыныч — полноватый тихий и безобидный паренек, волей злого рока наделенный не в меру мощным огненным потенциалом. Его способности всегда проявлялись в самый неподходящий момент, а от острой пищи сразу зашкаливали, и Водяной прекрасно это знал. Он «водный» и люто ненавидит всех «огненных» парней.

С «водными» девчонками, к сожалению, все наоборот. И вот сейчас он подошел сзади, обнял меня за плечи и осторожно отстранил от дыры. Я резко высвободилась.

— Твоя работа? — отрывисто спросила я.

— Конечно! — горделиво признал он, по-хозяйски убрав прядь волос мне за ухо. Я отстранилась.

— И зачем ты это сделал?

— Прости, детка, не твоя забота.

— Отстань, я тебе не детка! — рассердилась я.

— Так что же? Утопишь меня? — рассмеялся он. — Давай, призови бурю на мою пустую голову!

— И призову когда-нибудь, если не прекратишь Горыныча гнобить!

— Не прекращу, даже не надейся!

Между противниками протиснулся Вихрь и раздвинул нас в стороны, уперев руки нам в плечи.

— Девочки, не ссорьтесь. — Сказал он.

Водяной фыркнул, но отошел. С Вихрем он предпочитал не связываться. Тот как раз мог и бурю наслать, и дунуть так, что он пролетит через весь коридор со скоростью пушечного ядра. Были случаи.

— Спасибо. — Сказала я. — Он мне просто прохода не дает, все норовит как-нибудь поддеть и поиздеваться. Я уже не знаю, что делать.

Вихрь подмигнул.

— Не бойся, вместе справимся. Пошли, поможем Горыныча отмазать, а то его скоро завуч найдет.

Мы понимающе переглянулись и отправились в учительскую. А такой тихий был денек…

ГЛАВА 2

Справились мы на удивление быстро. Завуч и заместитель директора по работе с «особо одаренными» учениками Татьяна Викторовна прочитала Горынычу нудный выговор — недолгий, но исключительно мозговыносящий — и отпустила к нам: мы активно звали его под видом подготовки к зачету по алгебре. Никакого зачета, конечно, не предвещалось. Это был всего лишь способ освобождения, появившийся уже давно и много раз испытанный на практике.

По дороге от учительской к нам присоединилась моя подруга и одноклассница Сашка-Песчаник. Прозвище было обоснованным. Она очень сильно увлекалась уникальной живописью. Правда, земляного потенциала у нее не было, но ей это ничуть не мешало создавать потрясающие мозаики из цветного песка, которыми восхищалась вся школа. Сашка заговорщически мне подмигнула и прошептала, что сегодня на закате объявляется шабаш по случаю окончания года. Я только тяжело вздохнула.

— А ты откуда знаешь? — спросил Горыныч. — Это же только для «стихийных».

Подруга расплылась в широченной улыбке и заявила, что помощнику организатора полагается знать все.

— А цель этого безобразия, — я полюбовалась ее недовольной гримаской — какая?

— Ну… — замялась она — я, честно говоря, не запомнила… а тебе-то какая разница, ты же все равно не придешь!

Я перестала улыбаться. Действительно, какое мне дело до этих сумасшедших шабашей… меня никогда воспитатели не отпустят, хоть и смотрят на это ученическое мероприятие сквозь пальцы. Даже в школе-интернате родители не пожелали оставлять меня без присмотра. Я их, конечно, понимаю, но… тоска, одним словом.

— И правильно, что не пойдет. Маленькой Золушке в двенадцать пора в кроватку! — издевательски пропели у меня из-за спины. Еще один «огневик» — Лара по прозвищу Зеленка. Почему ее так звали, никто не знал, но имечко прикипело намертво.

— А ты вообще молчи, гадюка. — Вступился за меня Вихрь. — Тебя ведь как всегда Горец выгонит еще до начала праздника, так что сиди и не высовывайся.

— Ой, кто бы говорил! Этот Горец ничего не умеет, кроме как гонять слабеньких девушек!

— А вон, кажется, он идет! — обернувшись, сказала Сашка. И действительно, к нам приближался жилистый и высокий парень в темно-зеленых джинсах и серой толстовке.

— Привет. — Сухо поздоровался он в своей обычной манере. Мы кивнули. Зеленка окинула его ненавидящим взглядом и пошла прочь. Мы молча и напряженно проводили ее.

— А почему она тебя так не любит? — спросила я у Горца, но ответил мне, как обычно, Вихрь:

— Каждый раз эта гадюка — я поморщилась, и он язвительно исправился — Зеленка перед началом праздника устраивает драку или скандал, а Горца всегда назначают ответственным за порядок. Вот он ее и гоняет.

— Так все просто?

— Да, а чего усложнять? — Усмехнулся Горец и по своему обыкновению ушел, не попрощавшись.

Он был скрытным и неразговорчивым, неохотно общался с другими учениками, в основном по делу. Его настоящее имя всегда оставалось под грифом тайны, и даже учителя предпочитали прозвище.

— До полуночи осталось пять часов. — Обеспокоенно сказала Сашка, посмотрев на часы в конце коридора.

— Ну конечно! Это же так мало! Надо же еще марафет навести! — насмешливо воскликнул неугомонный Вихрь, за что получил с двух сторон по подзатыльнику: от подруги и от меня. «Ибо нефиг», как говорит наш «любимый» Водяной, когда на него находит философское настроение.

ГЛАВА 3

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.