Эрмитаж памяти

Булатова Елена

Жанр: Поэзия  Поэзия    2014 год   Автор: Булатова Елена   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эрмитаж памяти (Булатова Елена)

Первые стихи

* * *

Черемуха. Безумная луна

И теплый воздух Сада Эрмитажа.

Подсвечены слегка дома.

Краса Петровского все та же,

И медленно вращение Земли.

И ночь и день сменяются неспешно.

И нас несут немые корабли,

Где спит надежда.

Все тишь. И в тишине едва звенит

Ударом крови в барабанной перепонке

Явление стиха – собачкою в попонке

При Даме, что фантазия дарит.

* * *

Еще не началось. И на полу

Тихи виолончели дремлют.

А ветер в розовом углу

Едва колокола колеблет.

И пылью дышит клавесин

Один…

* * *

Магический сирени аромат

Заполнил сад.

Волшебное сияние луны

Навеет сны.

Светлеют в темном небе облака.

Твоя рука

Согреет охладевшую мою.

Молчи! Люблю…

* * *

Тягучи ритмы болеро,

Экстазом чувственным томимы.

Под грохот барабана гром

Обрушился с небес на мимов, —

И смесью черно-золотой

Взлетели юбки и вуали, —

Застыли четкою эмалью

На глине тонко расписной.

* * *

Все утро дождик поливал

Совсем еще сырую землю

И только к вечеру устал.

И вот на тротуаре дремлет

Июньский тополиный пух.

И только что, вот-вот потух

Последний яркий отблеск солнца,

Но небеса еще светлы,

И отражение ветлы

В подсохшем лужицы оконце.

* * *

Дождем прибило тополиный пух,

Продуло ветром пробензиненные трассы.

Магнитных бурь магические пассы

Сжимают сердце и захватывают дух.

И чудному молчанью древних муз

Откроется улыбка Джиоконды

Потайная, как золото Голконды,

Что спрятано в глуби хрустальных друз.

* * *

И снова летние дожди —

Какой-то благостный феномен…

Постой, откликнись, обожди,

Окстись! Но к этому не склонен

Случайный равнодушный взор —

Удар рапирою в упор.

* * *

А мне так важно знать, что я красива,

Что я желанна, и что я нужна,

Как леди с древним именем Годива,

Едва открывши очи ото сна.

Сегодня двадцать мне, и запахи жасмина

По-прежнему мне голову кружат.

И май несет меня дорожкой серпантина

По краю пропасти, и ноги не дрожат.

Неведомым путем без долгого сомненья

Лечу, лечу – взмываю в облака

Над зеленью лесов, над буйным роз цветеньем, —

И лишь от ржавчины скриплю слегка…

* * *

Отшельником в толпе шумливой

Прохожий одинокий молчаливый,

Купаясь в белом шуме, как в волнах,

Потерянный в веках и ветрах,

В жужжаньи рифм, в строфах – куплетах

Единственный он видит смысл и прах.

А жизнь идет, летит —

Промчится мимо,

И правила игры неумолимы…

* * *

Меня не жаль? Не жаль…

Я птица – черный лебедь

Взлетаю над страной,

И спутник мой – кровавый месяц

Летит за мной.

Меня не жаль? Не жаль…

И черными крылами

Я рассекаю ночь.

Внизу мерцает слабыми огнями,

Что отметаю прочь.

Меня не жаль? Не жаль…

Я Сирин, я Алконост,

Бесшумен мой полет.

И крик пронзительный – мой голос

Проклятья шлет.

Меня не жаль? Не жаль…

Самолюбиво веря

В стремительный каприз,

Сложив крыла и стиснув перья,

Бросаюсь вниз.

Меня не жаль? Не жаль…

* * *

И здесь мы 19 лет

Рябина окна заслонила —

От взглядов школьников укрыла

Убогий наш менталитет.

И свадьбы понеслись в черед,

И катятся коляски снова,

И жизнь продолжиться готова,

И душ предвидится отлет…

* * *

Неспокойное лето в Москве

Всех бросает то в жар, или в холод.

Замутилось в больной голове,

То изжога замучит, то голод.

Прозаизмы великих, увы,

Недоступны безрогой корове, —

Я стою на подмостках Москвы,

Спотыкаясь на рифме и слове

На веселых подмостках Москвы…

* * *

Закрываю программу. Конец

Наступает шестому сезону.

И подводит итоги слепец,

И в сомнениях нету резону,

В тех, которые все-таки здесь

И грызут, и грызут, словно мыши,

Поджидая, чтоб съехала крыша,

Окончательно плешку проесть…

* * *

Вновь выбоины мостовых

У дома, некогда родного.

И многих нет. В краях иных

Услышишь дружеское слово.

В подъезде шум чужих шагов,

Но замкнут звук, как в пирамиде,

Почти забытых голосов

Тех, кто участвовал в корриде

Безжалостного бытия

И все же жив ушел с арены, —

Надежды все на перемены,

За ними следую и я.

Бабушке

* * *

Запах ночных тубероз и левкоев,

Томных гардений, турецких гвоздик

Девочки сон нарушал, беспокоил

Тенью героев нечитанных книг.

Дальнее эхо песней неспетой, —

Ночи холодной мрачный напев.

Тихое лето, забытое лето, —

Фото помятое на канапе.

Тени прозрачные, знаки былого —

Сеткою трещин покрытый картон.

Вечность роняет последнее слово, —

Лопнет струна и забудется сон.

* * *

Взвизги скрипки, плевки флейтиста,

Гуттаперчевый рот сопрано

На змеиной головке артистки.

Вечер начался как-то странно —

Бьется, бьется в виске усталом

Полуночной Москвы непокой,

Век серебряный, сон золотой

Отзвенел драгоценным металлом.

Черни сероводород

Закурился. Кровью пьяный

Пасть развергнул Бегемот,

Прорицает волхв туманно,

Что-то пишет Геродот.

2-х тысячный год

* * *

В двухтысячный год от эр ха

Непрестанно писала стихи.

Дневник зарифмованный

Велся из месяца в месяц,

Начавшися в летней Москве,

Собирая грехи

И радости быта

И свежесть веселого леса.

Сменил говорливый мой стих

Тишину акварелей моих,

И точности глаза не нужно

Туманному оку,

И только гляжу с удивленьем

На дело ручонок своих,

Как будто не я исполняла

Урок, мной же заданный к сроку.

А музыка стихла.

В углу позабытый рояль —

– Так звалось бы в прошлом

Мое электронное чудо.

И жаль почему-то,

Поистине, искренне жаль,

Что я ни художником,

Ни музыкантом не буду.

Куда мне теперь…

Да и надо ли думать о том,

Что где-то лежит горюч-камень

Под горкой, поросшею лесом.

Ведь главное сделано —

Дочь продолжает наш дом,

А мальчики вырастут

И разлетятся, как бесы.

* * *

Взбесилась ли погода? Между делом

Напомню – 30 градусов в тени,

И лупит солнце в глаз осатанело

И в темя. Выйди, ночь, угомони.

В Пало Альто замани.

Купаюсь в супе – не в свекольнике– окрошке,

В борще, в харчо – все только от плиты.

Бульон с тефтельками залит не понарошку

В бассейн, куда ныряешь с простоты,

Широты и долготы.

Ползу к бассейну, как к единственной отраде,

Скривяся, едва ноги волочу,

Лихой молодкой по горам, к ограде

«Божественной прохлады»– не куку, —

Опираясь на клюку.

20 сентября

* * *

Прохлады роз касается щека,

Босые ноги ощущают травку,

Фонтан бульбулькает. И теплы ветерка

Порывы там, где сын прилег на лавку.

И вспомнив о дворце Бахчисарая,

Я хрипло пела о фонтане слез.

А падший ангел, изгнанный из рая,

Бросал в меня орешки диких коз,

И запах шашлыка, летевшего, сгорая,

А, может, барбекю, дразнил капризный нос.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.