Алле-гоп!

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Алле-гоп! ( )

***********************************************************************************************

Алле-гоп!

http://ficbook.net/readfic/1938100

***********************************************************************************************

Автор:Старки

Беты (редакторы): Касанди

Фэндом: Ориджиналы

Персонажи: м/м

Рейтинг: NC-17

Жанры: Слэш (яой), Повседневность

Предупреждения: BDSM, Насилие, Нецензурная лексика

Размер: Миди, 78 страниц

Кол-во частей: 13

Статус: закончен

Описание:

Достопочтенная публика! Дамы и господа! На арене цирка вас ожидает вольтижировка и сальто-мортале, аттракцион на трапеции и номера эксцентрики. Мы начинаем! Алле–гоп! Весь вечер на арене цирка высокомерный хозяин жизни Влас и ничтожный ниочёмыш Славик. Один из них - «оберман», другой «унтерман».

Примечания автора:

«оберман» - верхний в цирке, тот, кто подлетает, зависает, переворачивается.

«унтерман» - нижний в цирке, силовая опора для верхнего, тот, кто подкидывает, ловит и вновь выбрасывает.

Но цирк здесь абсолютно ни при чём!

БДСМ - без философии, намеки

арт от helencapricorne

http://s8.znimg.ru/1402771800/ae7f689ry4.jpg

обложка от helencapricorne с образом от Nadel и Сучарой в аквариуме, СПАСИБО!

http://s1.znimg.ru/1402870140/dr3lxbi75r.jpg

Видение Nadel - Славка и…. его мочка уха:

http://s3.znimg.ru/1403520960/74hlk6b5ld.jpg

Влас. Без Картье.

http://s8.znimg.ru/1403521560/tlr1us1m5g.jpg

========== Номер первый: «Шаривари» ==========

В придорожном кафе «Поляна» обозначилась разделительная линия по классовому признаку. Так как кафе новое, ещё не замызганное, да и меню честное, девчонки за буфетом чистенькие, приятные, народ валом валит. Обычно народец простой: заматерелые от волчьего одиночества матершинники–дальнобойщики, случайные залётные, уставшие от пассажирских дум командировочные, взбудораженные семейства, нагруженные околовсяческими покупками в столичных торговых центрах, местные пьяницы, изгнанные из ближайшего городка злобными жёнами, ушлые бизнесмены мелкого пошиба, что возвращаются с товарами или договорами всё из той же столицы. Короче, за небольшой срок существования — три месяца — здесь навидались всяких. Сегодня как именины — обновление контингента. Впору вешать постыдно–зазнайские плакатики «Вот кто здеся был!». С полчаса назад на стоянку да ещё и с желанием намыть–навощить свои крутые тачки, вокруг которых нервно задышали простодыры–водилы, завернули трое. От них пахло лишними деньгами, хрустящими рубашками, лосьоном и парфюмом класса Celebrity. Господа сначала некоторое время осматривали это достопочтенное заведение с порога с гримасой насторожённости на лощёных лицах, потом долго прицеливались к столику, чтобы и от кухни подальше, и от демоса — «чтоб не пахло», а ещё было пристальное вчитывание в потрёпанное меню. Впечатление, что господа не умеют читать по–русски, только по–свейски али по–англицки приучены. Но улиток и кантуччи здесь не подавали, пришлось довольствоваться рыбным стейком и более–менее знакомым «цезарем». Для придания ужину долженствующей элитарности к кофе вежливо попросили «вот из той бутылочки по пятьдесят грамм». Бутылка ирландского виски «Уайлд Гиз» стояла здесь в основном для украшения, нежели для клиентов. Но разве ж таким откажешь? Даже цены не спросили! Буфетчица Оксана смело заявила, что «это будет по 700 рэ за стопарик». А эти лощёные даже не крякнули. Так и была прочерчена эта линия — антагонистических интересов между эксплуататорами и эксплуатируемыми.

Разговор трёх господ был неслышен остальной публике, да и плебс не совался своим грязным рылом в калашный ряд: держали дистанцию, предпочтя оставить «солнцеподобных» без внимания.

— Знаешь, друг мой Георг, давай завязывать с практикой встреч с нужными людьми у тебя на даче, — томно высказался один из господ, брюнет с оливковой восточной кожей и масляными карими глазами. — Этот закупщик уже и не помнил, кто он, для чего он, нахрен он! Расплылся от удовольствий! Разве же это дело?

— Нет проблем! Не дача, так не дача! Но где ещё так живенько можно и удовольствие получить, и подпись оттяпать? — отвечал круглый, розовощёкий, аккуратно причёсанный, всегда сытый человечек. По–видимому, Георг.

— Совмещать удовольствие и бизнес не обязательно, — тихо, но железно отчеканил брюнет.

— Влас, тебя послушать, так удовольствия вообще по боку! — подключился красавец с вырубленным подбородком и сексуальной ямкой на нём. — Жизнь… проходит! А у нас одни обязательства, балансы, сальдо, партнёры… И заметь! Не партнёры для секса, а так, нудные потные дядьки. Мы в последний раз когда веселились–то?

— Так только что, на даче. Вон Георг налакался, как юнга перед первой ночью в кают–кампании.

— Это разве веселье? Это наша общая беда! — Яркий блондин с чёрными бровями (впрочем, чтобы сойти за красавца, ему не хватало шевелюры) ободряюще похлопал по плечу пухлого Георга. — В последний раз мы веселились, когда ввязались в спор с Козловским на хозяйку «Голди».

— Это Влас ввязался, а мы были так… свидетели! — вставил Георг. — Я как вспомню, что он вытворял перед этой престарелой золочёной матроной, так восторг и священный трепет перехватывает моё горло. Брависсимо! Я в офсайде против такого мастерства.

— Влас — игрок высшей категории. Сеть магазинов ювелирки того стоила, не правда ли? А где сейчас мадам Расстегаева?

— Без понятия, — высокомерно дёрнув верхней губой, ответил тот, кого называли Власом. — И мне это не интересно. Мне, правда, тогда от отца влетело. Он оказался слишком щепетилен. Таким образом активы не наращивают, видите ли. Но ведь принял «Голди», не подавился и не поморщился… а вы развлеклись.

— Мы? — розовощёкий Георг аж подпрыгнул. — А ты нет?

— Что уж тут весёлого? Разве только азарт! Я привык побеждать, а она в какой–то момент рефлексировать начала. Дескать, как так, тебе двадцать пять, а мне сорок пять, ты не можешь меня любить, и бла–бла–бла… энд габидж! Но прозрения хватило на пару дней… — тот, которого называли Власом, самодовольно улыбнулся.

— С твоими данными это наверняка было нетрудно: одинокую, уставшую без ласки бабёнку, которая хоть сорок пять, но ещё ого–го, охмурить и расплавить, — с неприкрытой завистью протянул Георг.

— Внешность ничто! — безапелляционно заявил брюнет. — Вон Дэн у нас тоже красавчик, но в подобные игры не ввязывается. Однолюб!

— Мы с тобой не сравнимся, оставь себе лавры победителя, — помрачнел блондин. — Хотя я, конечно, согласен с тобой. Внешность — это полдела. Даже четверть его. Наш Влас — диктатор, сталь, чёрт, харизма. Задушит любого! Не шантажом, так силой, не убеждением, так лаской!

— Любого? — Темперамент Георга не давал ему вальяжно развалиться на кресле. — Ну–ну… не обобщайте, господа аристократы! Оглянитесь. Вон знатные мужички–дальноёбщики. — Влас на этом месте поморщился. — Да похеру им ваша харизма, обаяние и стальной взгляд: обложат, обоссут и рыгнут в харю. Вот и всё приручение!

— Зачем мне обольщать или приручать дальнобойщика? — Весь вид брюнета выдавал нарастающее раздражение: кто–то осмелился сомневаться в его способностях? — Какая от этого польза делу? Одна вонь.

— Ну… почувствовать себя творцом нового человека.

— Мне это неинтересно! Могу взяться только за неслабый кон.

— Георг, ты опять его подначиваешь! — возмутился Дэн. — Что за детство! Вам же не по восемнадцать лет! Это ты тогда Никитку дрессировал, влюбил в себя заморыша на спор, но ведь эта блажь, как юношеские прыщи, должна уже пройти! Ты такой контрактище подписал, обвёл «Эль–банк» вокруг пальца, нигде не накосячил, тебе запросто генеральную забабахали. Всё! Веди проект дальше, тебя отец хоть завтра в своё кресло пересадит! А тут кого–то приручать! Время, что ли, есть на это? Да ещё и дальнобойщика!

— Шутка же! — почти ласково улыбнулся кареглазый Влас. — Никого я не собираюсь приручать. Это Никитку я на слабо дрессировал. Сейчас мне мало морального удовлетворения. Ты прав, я уже не тот. Просто сволочь превратился в меркантильную сволочь. Давайте–ка лучше обсудим, как бы обойти америкосовский налог на спот–операции. Что думаешь, Дэн?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.