Железные Люди в Стальных Кораблях

Багрянцев Владлен Борисович

Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Коекак привел кабину в порядок. Запах остался, но ему не привыкать.

Еще раз осмотрел пульт управления и аварийный ящик. Как это типично для русских, никакого намека на радио. Вместо этого целых три сигнальных пистолета.

Компас, примтивный навигатор, автопилот… Слава предкам, все работает. Все было хорошо, и хорошо, что было. А теперь, курс 17–68…

Через много часов, когда он только собирался выключить двигатель и сделать очередной перерыв, его ослепил прожектор и дважды оглушил мегафон, нордачем и английским:

– Береговая оборона Исландии! Глушить мотор, стоять на месте!! Назвать себя, ждать призовую команду!!!

– С Новым Годом, – ответил Джеймс Хеллборн.

Глава 2. Увидеть Лондон и умертвить

Хеллборн сидел на подоконнике и делал вид, что любуется лондонским пейзажем, а гросскоммандер Натаниэль Гренвилль сидел за столом и делал вид, будто наводит порядок в куче цветных карандашей. Они оба делали вид.

– Вы отлично поработали, Джеймс, – как бы между прочим заметил гросскоммандер.

Сэр Натаниэль, военноморской атташе Нового Альбиона, был сед и импозантен. Чернозолотой мундир, украшенный многочисленными Орденами Британской Империи, импозантность только подчеркивал. Гросскоммандер Гренвилль слишком много времени проводил в Лондоне и очень редко возвращался домой. Вслух он часто выражал сожаление о старых добрых временах, когда Новый Альбион входил в Британскую империю, поэтому обитатели Нижнего Фрэнсисберга называли его не иначе, как "младобриттом" – и это было далеко не самое сильное оскорбление. Но Те, Кто Принимают Решения, были лучше осведомлены об истинном положении дел, поэтому сэр Натаниэль продолжал занимать свой пост и творить добрые дела во имя Родины и Расы.

– Вы шутите, сэр, – Хеллборн выдавил из себя кислую улыбку. – Это была настоящая катастрофа.

– Нуну, Джеймс, вы же не собирались остановить русское вторжение в одиночку? Это было бы слишком даже для вас!

– Но теперь Свальбард потерян для нас надолго, если не навсегда… а ведь он так был нам нужен, – Хеллборн оставил подоконник и перебрался в ближайшее пустое кресло.

– Все еще только начинается, лейтенант, – военноморской атташе полюбовался на аккуратную "поленницу", составленную из красных карандашей. Ура, с одним из цветов покончено.

– Будет война, сэр? – Хеллборн понизил голос.

– Не будем себя обманывать, Джеймс, – сэр Натаниэль переключился на оранжевые карандаши. – Мы ждали ее, мы к ней готовились, мы желали ее. Мы даже молились на нее.

– Сколько у нас времени? – голос Хеллборна упал еще на несколько децибелов.

– Несколько недель, не больше. Максимум месяц, говорят оптимисты, но я никогда не был оптимистом, когда речь шла о Грядущей Войне. Жаль, она начинается как минимум на пять лет раньше, чем мы рассчитывали. Но далеко не все на этой планете зависит от нас.

– Пять лет? – переспросил лейтенант. – Что мы могли успеть за пять лет? Простите, если говорю банальности, сэр, но подготовку к войне нельзя закончить. Ее можно только прекратить. Что бы мы ни сделали за пять лет, наши противники… и союзники тоже не будут стоять на месте.

– Об этом какнибудь в другой раз, Джеймс, – вздохнул Гренвилль. – Вы лучше продолжай рассказывать. Как к вам отнеслись восточники… фризы… – Сэр Натаниэль запнулся и натужно рассмеялся. – Вечно я путаю эти жаргонизмы. Неважно. Как все прошло в Исландии?

Хеллборн откинулся в кресле.

– Местное отделение секретной службы и полковник Рузвельт собственной персоной проявили такое удивительное равнодушие к моим приключениям, что я даже забеспокоился. Но сэр Уолтер посоветовал мне не обращать внимание на пустяки. Гораздо большим везением я считаю тот факт, что всего через несколько суток из Рейкъявика в Лондон отправлялся почтовый дирижабль. И вот я здесь.

– Похоже, у сэра Уолтера все под контролем, – кивнул Гренвилль.

– У меня сложилось аналогичное впечатление.

– Как вам понравился русский десант? – "поленница" зеленых карандашей была идеальна.

– Я предоставлю вам подробный отчет, сэр…

– Это само собой. Но мне интересны ваши впечатления уже сейчас. В двух словах, в общих чертах…

– Не знаю, сэр… – задумался Хеллборн. – Меня одолевают двойственные чувства. Это была блестящая операция – и безумная одновременно. Вы понимаете, что они сделали?! Просто взяли побольше солдат и запихнули их в обычные дизельные субмарины. Набили до отказа, как банку креветками. Они там плыли стоя, как пассажиры трамвая в час пик. Экипажи были буквально прижаты к своим постам. Минимальный паек, без элементарных удобств. Попробуйте проделать такой фокус с английскими, альбионскими… с моряками любого флота Старого и Нового Света – и они обязательно взбунтуются! Теперь я вижу, что у русских подобные фокусы в порядке вещей. А ято считал полковника Горлинского старым болтуном и фантазером!

– Полковник Горлинский действительно фантазер, но коевчем его рассказы не были далеки от истины. Уж мнето вы доверяете? Я имел с ними дело в прошлую войну, – гросскоммандер задумчиво поднял взгляд с потолку, – и мне совсем не понравилось то, что я увидел… Их потери были велики? Я не имею в виду сражение, – уточнил сэр Натаниэль.

– Они потеряли как минимум одну субмарину, я слышал разговоры их офицеров на берегу.

– Они были расстроены этим фактом? – один из синих карандашей оказался короче других.

– И да, и нет, сэр. Не могу объяснить почему, – замялся Хеллборн, – но мне это не понравилось.

– Мне это тоже никогда не нравилось, – вздохнул Гренвилль. – И не только мне. Вот и сейчас. Короткий бросок и вся Европа в шоке. Одни в панике, другие в восторге. Правительство Его Величества выразило глубокое сожаление в связи с инцидентом. Данорвежский кабинет министров заседает круглые сутки, но не может принять решение. В Кристиании бурные демонстрации, "Копенгаген не способен удержать древнее национальное достояние".

– Древнее? – удивился лейтенант.

– Северяне раскопали в какойто саге упоминание о визите викингов на Свальбард. И на этом основании… Хорошо, что они не претендуют на Северную Америку или Новый Альбион! – рассмеялся Гренвилль.

– Вряд ли они навещали Альбион, сэр, – пожал плечами Хеллборн.

– Вам виднее, ведь это была одна из безумных теорий вашего учителя, профессора Лайнбрейкера.

– Профессор никогда не поддерживал эту теорию, напротив! Это его старый враг, профессор Стэнхоуп…

– Избавьте меня от этого! – Гренвилль выставил перед собой ладони в протесте. – Лучше скажите, что вы делаете сегодня вечером?

– Простите, сэр?… – моргнул Хеллборн.

– Я спрашиваю совершенно серьезно.

– Я только что с корабля; даже не знаю, где я буду сегодня ночевать, – развел руками лейтенант. – Уезжая, я вернул ключ хозяйке пансиона…

– Пустяки, Джеймс; оставайтесь в посольстве, в гостевых комнатах. Не имеет смысла снимать новую квартиру на… – гросскоммандер задумался и снял трубку телефона. – Мисс Блади, зайдите ко мне.

– Что вы хотели сказать, сэр? – не понял Хеллборн. Сэр Натаниэль не успел ответить, ибо на пороге оказалась мисс Блади, его секретарша, угрюмая дама двадцати пяти лет. Если бы не загадочный шрам, пересекавший лицо, ее бы тоже могли рисовать на плакатах. Форма сержанта ВМФ ей совершенно не шла. Еще она была вдовой, имела прескверный характер и работала в Лондонском отделе совсем недавно. На этом знания Хеллборна о сотруднице сэра Натаниэля исчерпывались.

– Прямой рейс только через три дня, сэр, – с ходу заявила мисс Блади. – Насколько мне известно, вы предпочитаете для наших сотрудников ("наших сотрудников" мисс Блади тщательно подчеркнула) прямые рейсы. Раньше ничего нет. Заказать билеты?

– Да, конечно. Ничего не поделаешь. Спасибо, мисс Блади. – Гренвилль бросил взгляд на браслет часов. – Вы можете быть свободны до вечера.

– Вы возвращаетесь домой, Джеймс, – продолжил сэр Натаниэль, когда дверь закрылась. – Здесь вам делать больше ничего. Главное Управление хочет иметь как можно больше свободных агентов поближе к дому.

– А сегодня вечером, сэр?… – напомнил Хеллборн.

– Ах, да. Будет большой прием в посольстве Транскавказии. В честь Нового Года.

– Не поздновато ли? – удивился лейтенант.

– Разумеется, – продолжал сэр Натаниэль, – в честь настоящего Нового Года был большой прием в МИДе для всех дипломатов и глав государств; их много в эти дни в Лондоне. Но транскавказцы желают в очередной раз громко напомнить о себе; особенно этот их премьер с непроизносимой фамилией. Как всегда, нас ждут двести или триста сортов вин – только ради этого стоит заглянуть.

– Но почему Новый Год?

– Транскавказцы – ортодоксы; по крайней мере, премьер и посол. Их церковь до сих пор пользуется византийским календарем, вот и выпадает у них Новый Год на 13е число. По крайней мере, так мне объяснили, – развел руками гросскоммандер. – У вас есть парадный мундир?

– Он остался гдето в Бергене. Все, что у меня есть – это костюм, любезно предоставленный сэром Уолтером. Иначе бы мне пришлось возвращаться в Лондон прямо в грязной полевой униформе, – добавил Хеллборн.

Гренвилль порылся в ящике стола и извлек на свет визитную карточку.

– Вот, зайдите в "Аберкромби и Финч", у нашего посольства там открытый счет. В их гардеробе можно найти мундиры всех флотов и армий планеты. Они живо подгонят один из них под ваш размер. Здесь сто фунтов, на всякий случай, на такси и прочие мелочи.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.