Танец сакур

Каверина Екатерина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Танец сакур (Каверина Екатерина)

Пролог

Лунный свет несмело проникал через распахнутые окна, тихий голос бамбуковой флейты нежно звучал в хрупкой тишине, мерцали свечи. Девушка в тяжелом изумрудном кимоно, расшитом красными, золотыми и синими цветами, медленно шла по проходу. Концы широкого красного пояса покачивались в такт ее шагам, наконец, она вошла в луч лунного света: блестящие черные волоса убраны старинными заколками, слой рисовой пудры покрывает лицо, на котором выделяются лишь кроваво-красные губы. Девушка склонилась в низком почтительном поклоне, распрямилась и продолжила свой путь.

Мужчина, сидящий в самом центре чайной комнату, окинул ее пронзительным взглядом и одобрительно кивнул, окошко в одной из стен закрылось, послышались стремительно удаляющиеся шаги. Маленькая японка присела на татами, бережно разгладила кимоно и раскрыла расписанный экзотическими птицами веер. Ее тонкие пальчики любовно трогали шелковую ткань, а мужчина мечтал о том, как однажды они коснутся его тела.

— Ты играешь на шамисэн? (шестиструнный японский музыкальный инструмент, напоминает европейскую скрипку).

— Нет, мой господин, я не овладела этим искусством, — девушка слегка прикрыла лицо веером, — но я могу танцевать для господина, танец расцветающей сакуры под музыку флейты.

— Потом, — мужчина нетерпеливо махнул рукой, — А сейчас подай мне чай! — он начинал раздражаться, было довольно сложно удовлетворять его желания, даже нежным безропотным гейшам. Он невидящим взглядом уставился в темное окно — так много всего было в прошлом, радости и боли, горя и счастья… Киото, неспешная прогулка по парку виллы Катсура, багряные листья уже отцветших сакур, ее маленькая дрожащая ладошка в его руке.

Девушка несмело покосилась на замершего в одной позе мужчину, он оказался гораздо моложе и привлекательнее, чем рисовало ее приготовившееся к кошмарам воображение. Идти в первый раз в чайный дом было совсем не просто, облачиться в тяжелое кимоно и выбелить лицо — все это казалось лишь игрой, неприятной, навязанной, но игрой, а вот остаться наедине в глухой ночной тишине вдали от всех, с мужчиной — совсем другое дело. И пусть традиция длиною в века защищала гейшу от их липких взглядов и навязчивых цепких рук — страх и неприязнь были сильнее доводов рассудка.

Мужчина слегка покачнулся, она, словно испуганная птичка, вздрогнула и тонким прутиком пошевелила угли в жаровне. Привычные движения: потемневшей от времени ложкой девушка положила растертый зеленый чай в фарфоровую чашу и залила кипятком, взбила бамбуковым венчиком и замерла в ожидании, пока не заварится чай.

Он наблюдал за ней со странным сочетанием удивления, узнавания и животной страсти.

Наконец гейша сочла, что напиток готов, подняла обжигающую чашу и протянула ее мужчине. Следуя древней церемонии, размеренно и бережно он поставил чашу на ладонь левой руки и медленно поднес ее ко рту, пригубил напиток и удовлетворенно кивнул. Замершая в ожидании его реакции, девушка позволила себе судорожный вдох и взмах длинными черными ресницами, а потом вновь стыдливо уставилась в пол.

— Как тебя зовут? — прозвучал в тишине его властный голос.

— Кейко, — проговорила гейша.

— Что ж, танцуй, Кейко.

Девушка грациозно поднялась, взмахнула веером и, сначала несмело, а затем все более и более свободно отдалась соблазнительному танцу.

Он смотрел на нее и вспоминал свою Саюри.

Глава 1

Большие амбиции — большие города: Лондон, Нью-Йорк, Москва, Париж, Милан. Модные показы и большой бизнес, для кого-то поход по магазинам — чудесный способ снять накопившийся стресс, для нее — повседневность и рутина…

Злое летнее солнце уже встает на востоке, но город еще не проснулся и он принадлежит только ей, по Садовому кольцу проносятся редкие машины и ее красный Range Rover тоже летит навстречу новому дню.

Мир сжался до размеров детской игрушки, ее тонкая игра в Милане и предвкушение победы в Москве! О, dolce vita! Я так люблю твой запах успеха, аромат духов ценой в тысячу евро!

Душ, легкий завтрак и на работу, шеф должен узнать о ее планах на новый сезон — модная Москва будет у их ног!

На полном ходу Лиза въехала на крохотный пятачок, отведенный ей на парковке, земля в самом центре Москвы, с видом на Исторический музей и Александровский сад, была слишком дорога, дороже человеческой жизни и даже дороже ее нового сияющего автомобиля. Резким движением девушка схватила свой сиреневый портфель и бросилась к входу, вбежала в стеклянный лифт и замерла у зеркала, довольно улыбнулась, тряхнула копной угольно-черных волос и устремилась к своему кабинету.

— Маша, двойное эспрессо и фрэш из клубники и киви! — бросила Лиза платиновой блондинке за секретарской стойкой, — Скажи Евгению, что с 9-45 я готова обсудить с ним поездку в Милан и последние заказы. Позвони в World Class, уточни, во сколько сегодня у меня танцы, — она захлопнула дверь и упала в свое нежно-розовое кожаное кресло — утро обещало быть суматошным, но весьма и весьма перспективным.

— Итак, я просмотрела все, что выбрали Нелли и Тата, отпустила их и заканчивала заказ уже одна. Коллекция Moschino просто восхитительна, и первая линия, и бюджетный Love, тонкие вариации на тему ретро, горошек, деним и тончайший шелк, снова засилье сиреневого, — Лиза возбужденно расхаживала по огромному светлому кабинету, — Как я говорила, заказала Gucci, немного одежды, думаю, тысяч на 100, сумки, обувь, аксессуары — точный расчет и график предоплаты пришлют сегодня во второй половине дня, договорилась на конец сентября на заказ Armani и, главное, — Лиза уже не могла скрыть своей довольной улыбки, — ровно через неделю нас ждут на заказе Hermes, — она замерла в ожидании феерической реакции, «Весна», московский аналог старейшего парижского люксового универмага Printemps, уже два года пыталась приобрести права на закупку для России элитарного Hermes, бывшего символом стиля, богатства и успеха! Лиза, бывшая в «Весне» баером, считала получение права на заказ Hermes, чьи костюмы и галстуки предпочитали правительственные чиновники первого ранга и бизнесмены из первой двадцатки Forbes, заслугой такого уровня, что за нее даже жизни не жалко. Променяв почти 6 лет назад успешную карьеру финансиста на малопонятную должность баера, человека, который делает заказы модных коллекций для магазина, она мечтала именно о таком моменте. Лиза уже давно жила в мире супердорогих вещей, марок и брэндов, но удовольствие от возможности первой прикоснуться к тому, что самые модные девушки столицы увидят как минимум через год, не проходило! Но как любой амбициозной особе, Лизе хотелось не только денег, но и признания, возможности насладиться собственным триумфом, и, на ее взгляд, сейчас был как раз такой момент, но шеф, обычно щедрый на похвалу, не спешил тешить лизино самолюбие. Она была удивлена, встревожена и даже оскорблена.

— Лиза, Hermes, это прекрасно, отличный ход и шанс утереть нос нашим друзьям с противоположной стороны площади, — Лиза усмехнулась — дружба-вражда Евгения со второй российской компанией, лидером модного рынка, была известна всем, кто хоть раз листал глянцевые журналы. — И позже ты мне, расскажешь, как тебе удалось уломать этих зазнаек из Hermes, но сейчас у нас есть другая проблема, и решать ее мы будем вместе, — девушка вздрогнула и внутренне собралась от сказанных начальником слов — проблемы ей были вовсе не нужны, только не сейчас! Лиза нахмурилась, но потом вспомнила о вреде излишней мимики для ее кожи. Евгений что-то яростно искал в своем I-Pad’е, а ей оставалось только ждать и надеяться, что предстоящая проблема не обернется глобальной катастрофой.

Напряженную тишину нарушил звонок телефона, Евгений закивал, схватил пиджак и бросился к выходу из кабинета, так ничего и не сказав о надвигающейся Проблеме.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.