Большая книга ужасов. Самые страшные каникулы (сборник)

Арсеньева Елена

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Большая книга ужасов. Самые страшные каникулы (сборник) (Арсеньева Елена)

Сергей Охотников

Игра с кошмаром

Глава 1

Святочные гадания

Привет! Вообще-то я люблю ужасы, но только если они спокойные, миленькие и находятся за стеклом, как пауки в аквариуме. Меня зовут Аксинья Иванова-Шаховская. Просьба не издеваться над моими паспортными данными – это больная тема. Моя мама происходит из старинного княжеского рода. Так что родня настаивала, чтобы фамилия у меня была двойная, а имя – старинное и редкое. Правда, в реальной жизни все зовут меня Сеня Иванова. Такая вот историческая несправедливость.

Эта жуткая история с картами случилась год назад. Чтобы начать, мне нужно дать еще одно пояснение, самое последнее – у меня целая армия двоюродных и троюродных сестер. Все они невероятные лапочки, но общение с ними неважно отражается на моей хрупкой подростковой психике. Все они настоящие Шаховские, ну или, в крайнем случае, дворянки Сапоговы. История нашего, точнее их, древнего рода – это целый приключенческий роман со ссылками в Сибирь, бегством за границу и возвращением на родину. Впрочем, к делу это имеет лишь самое косвенное отношение. Да и совсем мне не интересно. Важно лишь то, что периодически у нас в семье проходят добровольно-принудительные родственные встречи. Вот на одном таком сборище все и началось.

С утра ничто не предвещало беды. Минус двадцать за окном, компьютер, плед и чашка горячего какао. Что еще нужно, чтобы достойно проводить зимние каникулы? Даже мой котяра Аристарх соизволил выползти из-под батареи и улечься у меня на коленях. В общем, красота! И тут зазвонил телефон. Не нормальный мобильник, а домашний. У меня от него всегда верхняя губа некрасиво морщится. Ничего хорошего от этого звонка быть не может. Либо счета за электричество просрочены, либо стоматологическую клинику рекламируют, либо…

– Сеня, подойди, пожалуйста, к телефону, – закричала мама, – с тобой хочет поговорить бабушка.

Тот самый форс-мажорный вариант!

– Мам, у меня Аристарх на коленях! – попыталась отвертеться я.

– Немедленно!

Пришлось выбираться из моего теплого гнездышка и тащиться к домашнему телефону. Хорошо хоть какао можно было взять с собой.

– Как поживаете, барышня Аксинья Федоровна? – раздался в трубке знакомый голос.

Я сделала свое самое грустное лицо и посмотрела на маму. Но уже никакая сила в мире не могла остановить этот разговор. Мне предстояло смириться с неизбежным, попрощаться с компьютером и теплым пледом, чтобы отправиться на очередную встречу. Там нужно было не только пить чаи и вести разговоры, но и работать. Дело в том, что нашей большой семье досталась по наследству квартира одной из тетушек. Молодому поколению было поручено навести порядок перед ремонтом, а заодно перебрать старые книги и фотографии. Вы, наверное, слышали про непыльную работу. Так это явно не тот случай.

Повесив трубку, я начала жаловаться на тяжелую судьбу родителям.

– Собирайся, – ответил папа, – отвезу тебя на машине. Мы, простолюдины, должны работать на благородных. Раньше это называлось барщиной.

Мама удостоила нас обоих суровым взглядом. В общем, через два часа я уже поднималась по лестнице сталинского дома. Москва без пробок какая-то слишком маленькая. Старенькая однокомнатная квартира ломилась от моих двоюродных сестренок. Кроме меня там были близнецы Варвара и Любава Шаховские, Рогнеда Сапогова, любимица бабушки Наденька Шаховская и наша родня по канадской линии Агнесса Керн. Эта капризная девица ушла всего через час.

Уборка у нас получилась быстрая, но бестолковая. То и дело кто-то опрокидывал ведро с водой, ходил по чистому или, наоборот, по грязному. Весь этот процесс сопровождался светскими беседами. Если по-простому, то сплетнями. Перемыв косточки общим знакомым, заговорили о парнях. Тут мне досталось:

– Сеня, а как там твой мальчик? Миша, так его звали?

Надька проболталась. Больше никогда не буду ей секреты доверять.

– Нормально, – буркнула я, но все равно пришлось рассказывать.

История была печальная. Можно сказать, трагическая. Мне нравился новенький парень из параллельного класса. Недавно выяснилось, что у нас общие интересы – занятия тхеквондо. Это такое корейское боевое искусство. Договорились, что он придет к нам на тренировку. Вот там и выяснилось, что у меня черный пояс, а у него желто-зеленый. Больше Михаила в нашем зале не видели.

– Нужно было учиться вышивать крестиком, – сказала Рогнеда Сапогова, моя троюродная сестра.

Я нахмурилась.

– Спокойно, Сеня, – вмешалась Надя Шаховская, – тебе нужно просто поговорить со своим кавалером.

– Интересно, о чем? Сказать: извини, я не виновата, что тренируюсь с четырех лет!

Наденька широко улыбнулась. Она была любимицей нашей бабушки, что уже о многом говорит. Девушка училась на третьем курсе педагогического, считала себя самой умной и взрослой. Так что обращалась ко мне как к маленькой:

– Мужчины слишком зациклены на своей гордости. Твой Миша наверняка думает, что ты сама не хочешь с ним общаться из-за его салатового пояса…

– Желто-зеленого, – поправила я.

– Не важно! Просто поговори с ним как ни в чем не бывало. Пусть поймет, что для тебя важен не его пояс.

Я хотела начать спорить, но сообразила, что совет не такой уже плохой. Вот так с разговорами мы отдраили квартиру и стали перебирать старые книги. На улице стемнело. Антикварная люстра светила из-под зеленого абажура. Квартира казалась очень милой и уютной. Я села за дубовый письменный стол и начала открывать ящики. В одном из них обнаружилось кое-что интересное – старинная колода карт.

– Какие красивые, – сказала я.

Через пять минут все собрались вокруг стола и рассматривали находку. Карты были совершенно необычными – большие, с черным фоном и золотой рамкой. На каждой – уникальный рисунок. Чего там только не было – подковы, черепа, ножи, скелеты, прекрасные девушки.

– Никогда не видела ничего подобного, – проговорила я.

– Это цыганские карты таро с оригинальными иллюстрациями середины прошлого века, – сказала Варвара Шаховская. Она училась на искусствоведа, на первом курсе. Ее сестра-близнец Любава взяла одну из карт и прочитала мелкий шрифт на золотистой рамке:

– Одна тысяча девятьсот сорок четвертый год. Выполнено в единственном экземпляре. Это я, кстати, с немецкого перевожу.

– Наверняка очень ценная вещь, – сказала я.

– А давайте погадаем! – неожиданно предложила Надя. – Сейчас ведь святки!

– Раньше всегда гадали в это время. Считается, что в январе наступает разлом годового цикла. Нечисть сбрасывает оковы и начинает говорить с людьми, – блеснула эрудицией Варвара.

– Ерунда все это, – сказала я. – Чистой воды славянское фэнтези.

– Есть и другие мнения по этому вопросу… – многозначительно проговорила Варвара, и поскольку никто не стал уточнять, что там за мнения такие, девушка продолжила: – Наша профессор, Татьяна Викторовна, нам одну историю рассказывала…

– Ну давай уже – Надя Шаховская закатила глаза. – Тебе же не терпится поделиться.

– В общем, поехали они в антропологическую экспедицию, куда-то на Волгу.

– В какую экспедицию? – переспросила Рогнеда Сапогова.

Варя фыркнула:

– Антропологическую – для изучения традиций и обычаев людей. Слушайте дальше. В общем, была с ними аспирантка Наташа, очень наглая барышня. Экспедиция шесть дней жила в гостях у цыган, записывала их музыку, расспрашивала о традициях. На седьмой день пошли к гадалке. Наташа перед всеми выпендривалась. Говорила, что не боится цыганской магии и не верит в силу карт. Заходят они в дом, а там за столом сидит старуха, страшная как баба-яга. Волосы седые и редкие, нос длинный, на щеке бородавка. «Зря ты, девочка, картам не веришь», – говорит. – Варвара изо-бразила жуткий голос старухи, мы рассмеялись, и девушка продолжила: – Наташа и отвечает: «Я научный сотрудник и не поддаюсь предрассудкам. Вот погадайте мне, и мы все увидим, что все это лишь красивая традиция!» Цыганка улыбнулась и начала раскладывать карты, приговаривая: «Вот это твой отец, алкоголик. Так, а кто у тебя в семье повесился? Родной брат?» Наташа стояла бледная как смерть. Видно было, что все – правда. И вот цыганка открыла последнюю карту и прокаркала: «Замужем тебе никогда не бывать. Так девкой и помрешь». С Наташей тогда случилась истерика! Аспирантка закричала: «Врешь, ведьма!» – и смахнула карты со стола. «Зря ты так, – спокойно отвечала гадалка. – Колода такого обращения не терпит». А потом как закричит: «Извиняйся! Быстро! Или у тебя ноги отнимутся!»

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.