Спортивная.Выход на правую сторону

Жанр: Слеш  Любовные романы    Автор: Motoharu   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Спортивная.Выход на правую сторону ( )

Спортивная. Выход на правую сторону

Мотохару

вчера зайдя ко мне без спроса

разбив окно и выпив джин

аркадий кончился как личность

и начался как пидарас

(с) Стишки-пирожки

1.

На него впервые наорали. Прям взяли и наорали. Без причины, просто истеричные визги в телефонной трубке: «Я ничего не понимаю! Какой счёт? Я-то тут при чём? Позвоните секретарю, и не повышайте на меня голос, пожалуйста!» А потом были короткие гудки и вакуумная тишина с зарождающейся бурей. Плохой день. Это просто плохой день. И телефонная трубка не виновата в том, что день плохой, и эта визгливая сука сорвалась с цепи. Он так и сказал всему офису, громко сказал, даже почти выкрикнул. Лёшка обернулся и поскрёб ладонью небритый подбородок, покачал головой. Лёшка был прав. Всякие ****ские истерички не могут стать поводом для криков. Ну есть и такие твари. Есть в их непростом лесозаготовительном бизнесе твари и похуже, так что теперь - на всех реагировать? А вот фиг вам, не дождётесь. Костя считал себя лучшим менеджером и программистом, и маркетологом, и юристом… да и просто душой компании. Это всё он и высказал Лёшке в курилке, громко высказал и даже сплюнул на пол, чего раньше никогда себе не позволял. Товарищ по цеху хмыкнул и похлопал его по плечу, посоветовал поднять руку, резко опустить со словами: «А ну и хер с ним!» Обычно товарищеская поддержка, слизанная из мэйнстримовских фильмов, помогала. Но сегодня Костя завёлся с пол-оборота не просто так, поэтому успокоиться быстро не мог. Вчера вечером Людка сказала, что он слишком требовательный и категоричный. И даже расплакалась, когда Костя намекнул, что котлеты непрожаренные, и у него будет изжога.

- Лёш, понимаешь, я ничего не могу ей сказать, она сразу в слезы! Постоянно требует внимания, хочет, чтобы я слушал про юбки и духи. А я не могу про это слушать! У меня и без котлет начинается изжога от этих рассказов.

- Ну так расстаньтесь, - резонно предложил Лёшка и затушил окурок. Он-то сам был предельно счастлив в своём браке. И жена у него милая, пухленькая и весёлая. Готовит вкусно.

- Да расстаться-то – дело нехитрое. А где уверенность в том, что другая будет лучше? Нету… А к Людке я как-то привык. Да и маме моей она нравится. По телефону про шмотки трындят по два часа. Вот попадётся такая сучка, как эта… из филиала, так и всё, прощайте, нервы! Я ж её придушу, как Дездемону.

- Может, и такая попадётся, а может, и нет. Но я думаю, что если не нравится Людка, то не стоит тянуть долго.

И откуда в Лёшке столько жизненного пофигизма? Всё у него просто как два пальца. Нравится – делай, не нравится – не делай. И главное, никогда не парься. Вот, наверное, благодаря этому пофигизму к нему и притягивается всё хорошее. И жена, и наследство какое-то свалилось на него от прабабушки – дача за городом, и уж точно на него никогда бы не стала орать психбольная из Луги.

- Слушай, Лёш, а ты не знаешь, что это за мадам нарисовалась в лужском филиале? Там вроде нормальная тётка сидела, Татьяна Петровна, кажется.

Они поднимались вверх по лестнице к кабинету, и Костя по привычке перескакивал сразу через три ступеньки. Лёшка же шёл спокойно, как танк, блин.

- Павловна, - поправил он и сдвинул брови к переносице, вспоминая. – Не знаю… Вроде бы она там по-прежнему сидит. Может, в отпуск ушла, и кого-то посадили на замену. Завтра документы повезёшь и сам увидишь, познакомишься.

Костя злорадно хмыкнул, вдруг резко почувствовав прилив сил и бодрости. Действительно, завтра он увидит психическую барышню и отомстит как-нибудь гадко и бесчеловечно, готов прям до слёз довести. За два года проживания на одном закрытом пространстве с Людкой выработался иммунитет на женские слёзы, даже какое-то садистское удовольствие иногда просыпалось, когда она начинала очень уж наигранно реветь, а он не утешал. А тут… тут нечто гадкое, противное и чужое! «На костёр её! На костёр её!» Костя так замечтался, что чуть не проскочил мимо родного кабинета. А там его уже ждали, на проводе висела та самая истеричка и чего-то хотела.

Костя кивнул Мариночке-секретарше, принесшей радиотрубку к его столу, и самым кротким голосом Ганнибала Лектора сказал:

- Константин слушает.

В трубке раздалось шипение, и откуда-то издалека всплыл высокий нервный голос.

- Вы просили прислать счёт, где его найти? – на этот раз голос не истерил, и на том спасибо. Но Костя затаил обиду, поэтому не стал бы щадить жертву, даже если бы она раскаялась и трижды попросила у него прощения. Прилюдно. И на коленях, да… желательно на коленях. Интересно, а она блондинка?

- В программе 1С, распечатайте два экземпляра и пришлите нам с подписями вашего директора и печатями. Можно скинуть по факсу, а завтра я приеду и заберу оригинал, - Костя говорил низким равнодушным голосом человека, который всех на свете считает ниже себя.

На том конце воцарилась тишина. Костя с трудом удержался от язвительного комментария про скорость обработки информации в некоторых головах.

- Блин, - опять психанули в трубке, но как-то устало и не так вызывающе, как десять минут назад. Наверное, наглоталась успокоительных таблеток. – Расскажите, как пользоваться 1С? Главбух на семинаре, а я полный тормоз в этой программе.

Костя отстранил трубку от уха и растерянно посмотрел неё, словно она и была той истеричкой, которая попросила помочь с 1С. А больше ничего она не хочет, может быть, шнурки ей погладить?

- У меня нет времени на консультации, - довольный собой, промурлыкал Костя. Месть была сладкой и кружила голову именно тем, что была мелочной и какой-то гаденькой. Обычно Костя выбирал более легальные методы.

- Понятна-а, - разочарованно протянул голос, и трубка разразилась короткими гудками, от которых Костя готов был прыгать до потолка. Он это сделал! Отомстил вредной сучке. Теперь она три раза подумает, прежде чем орать на него. Дура, не плюй в колодец, из которого будешь потом хлебать.

Эйфория длилась ровно час, а потом Костя уныло втыкал в ноутбук и чувствовал себя полным придурком. Сорвался на какую-то глупую блондинку, которая даже с 1С не знакома. Конечно, она не знала, как распечатать счёт, ей, наверное, это слово вообще ни о чём не сказало. Пришла подменить Татьяну Петровну, то есть Павловну, по доброте душевной, а тут на неё все насели, давай нам то, давай это… Вот она и психанула. А потом Костя психанул. А теперь ему хреново, и ей, наверное, тоже не очень весело. В Луге весьма суровый директор, за словом в карман не полезет. Может отчитать даже матом.

А потом раздался телефонный звонок. Маришка переключила на Костю со словами: «Из Луги».

- Константин слушает.

- Факс примите, счет ваш дурацкий, - голос явно был обиженный и не такой высокий, а очень даже мелодичный. Костя любил высокие женские голоса, только если они не визжали.

- Хорошо… - Костя запнулся и хотел уже извиниться, но на том конце нажали кнопку факса. Ну вот есть же себе вредная блондинка! Ладно, извинится завтра лично, может быть…

Вечером они с Людкой ходили в кино на «Ешь, молись, люби» и зарулили в пиццерию после. Настроение было прекрасным. Фильм, несмотря на обилие розовых соплей, оказался не таким уж и плохим, а очень даже позитивным. Да и Людка не раздражала нудными разговорами, а ночью разорилась на минет. Костя чувствовал себя почти счастливым. А утром, заехав на работу, собрал нужные документы и отчалил в Лугу с твёрдым убеждением, что извиниться перед девушкой всё-таки стоит.

2.

Слова извинений застряли в горле, как только Костя переступил порог бухгалтерии филиала. На месте Татьяны Петровны-Павловны сидела не запуганная директором светловолосая девица, а какой-то томный парень с завитыми (завитыми!) волосами в бледно-голубой женской (женской!) блузке. Он накручивал на тощий указательный палец провод того самого телефона, по которому орал вчера на Костю, и говорил с кем-то этим своим визгливым голосом. Высоким бабским голосом. «Пидоры уже среди нас», - злобно и как-то обречённо подумал Костя и захотел не то что отомстить, он захотел в порошок стереть этого… этого… таракана. И пусть злость была больше из-за того, что его ввели в заблуждение, и из-за того, что мужская гордость была задета одним только видом этого клоуна. И вообще кто его сюда впустил?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.